КонтактыcКарта сайта
RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
 

Великанов В.Д.

Тихое оружие

Москва, Молодая гвардия, 1986

Скачать книгу:  velikanov_tihoe orujie.rtf 645,9 Kb

Аннотация:

Повесть В. Великанова «Тихое оружие» посвящена девушкам-радисткам, работавшим в годы войны на временно оккупированной гитлеровцами территории нашей страны. Их единственным оружием тогда — тихим оружием — была рация, по которой они передавали в Центр важные для фронта сведения.

В этой войне самые обыкновенные люди творили необыкновенные дела.
Леонид Леонов

Советским радисткам-разведчицам, действовавшим в годы войны в глубоком тылу противника...

В тыл врага

Мартовский снег осел, и образовался крепкий наст, отливавший мутноватой голубизной. А то вдруг начинал густыми хлопьями валить мокрый снег и тут же таять, превращаясь в кашицу. Днем солнышко пригревало и с крыш текло. А ночью подмораживало и на карнизах вырастали ледяные морковки. Гуляя около дома, девушки сбивали их и посасывали, как это делали в детстве.

Нину {1} волновали запахи приближающейся весны, весны сорок третьего года, и в душу почему-то закрадывалась тоска. Ожидая со дня на день отправки, она старалась скрыть перед подругами свою тревогу. Но особенно перед капитаном «Орленком».

А то, пожалуй, отстранят от задания или совсем отчислят из группы, как это сделали с одной девушкой, которая разговаривала во сне и могла выболтать то, что надо крепко держать за зубами...

Но вот наконец пришла долгожданная ночь: дружная тройка землячек — все ивановские — должна была улететь на запад.

Днем Нина написала домой последнее письмо из Москвы, предупредив родителей о том, что она уходит на фронт, и теперь, вероятно, они не скоро получат от нее весточку. Просила не волноваться. Да, легко сказать — «не волнуйтесь за меня». Как же они могут быть спокойными, если брат уже на фронте, а теперь вот и Нина уходит?..

* * *

Стемнело. Мутный туман окутал землю. Девушки залезли в кузов машины с брезентовым верхом и поехали через всю Москву на аэродром. Дорогой тихонько напевали полюбившуюся им песню:


Прощай, прощай,
Москва моя родная,
На бой с врагами уезжаю я,
Еще прощай, подруга дорогая,
Пиши мне письма, милая моя...

Пиши. А куда?

Огромная столица притаилась в ночи, притихла. А вот луна, будто назло, светила ярко. Ну к чему она сейчас? Только будет демаскировать «Дуглас», на котором предстояло лететь.

В небе маячили бледные силуэты аэростатов заграждения. Враг еще не ушел далеко: в любую ночь «стервятники» могут налететь на столицу. Недавно Нина прочитала в газете статью, в которой были жгучие слова в адрес захватчиков: «...они ненавидят Москву — символ их поражений; они попытаются изуродовать и обезобразить ее»...

Аэродром без огней и автомашина с затемненными фарами. Но все люди действуют быстро, сноровисто. Солдаты грузят в длинное брюхо «Дугласа» тяжелые тюки с радиостанциями для «Седова», находящегося уже в тылу врага, с оружием и всем необходимым разведчикам. А капитан «Орленок», — как и летчики, в комбинезоне, негромко командует.

Старшина Говоров подогнал на радистах лямки парашютов и, застегивая карабины, пошутил:

— Не забывайте, девочки, и меня! Нет-нет да и стукните: точка — тире... тире — точка...

* * *

Самолет летел медленно. В ушах гудело. За спиной парашюты и вещмешки с продуктами.

Сначала летели над Подмосковьем, и Нина видела внизу одинокие огоньки. А когда приблизились к линии фронта, внизу замаячили огромные костры: это горели деревни и села, подожженные врагом.

Горела и Нинина Смоленщина, где она родилась и провела детство. Где-то там, внизу, затерялась ее родная, милая деревенька Стайки, которую жители прозвали по-своему — Рябинки. И неспроста: под окнами многих домов росли рябины, и осенью, в золотое бабье лето, оранжево-красные гроздья ягод рдели на солнышке, словно цветы.

В эти светлые дни осени Нина любила ходить в лес по грибы или подолгу просиживала около муравьиных куч, любуясь тем, как озабоченно трудятся юркие работяги, перетаскивая в свои гнезда кусочки пищи.

А какая тогда вечерами была спокойная тишина, в которую вплетались призывные переливы гармоники и звонкая девичья песня: «На закате ходит парень возле дома моего...»

И вот теперь эта мирная тишина расколота, земля ее горит, стонет...

* * *

Самолет сильно качнуло, и Нине показалось, что он провалился в огромную яму и падает, падает... Захолонуло сердце. Но вскоре «Дуглас» будто ткнулся брюхом в резиновую подушку и опять полетел ровно.

Кося глазами в окошечко, Нина заметила недалеко от самолета большие искры, словно взрывались звезды. Заметили это и другие девушки, прижались друг к другу, замерли: их явно обстреливали.

Не раз Нина читала, что будто бы у человека при смертельной опасности молниеносно проносится в мыслях вся его жизнь. Сомневалась: так ли это на самом деле? А вот теперь, летя в стан врага, сама невольно задумалась о своей судьбе.

* * *

Ведь совсем недавно была она обыкновенной девчонкой, а теперь — «боец невидимого фронта» и ей доверили важное боевое дело.

Разве тогда, когда Нина училась в ФЗУ при швейной фабрике, могла она думать об этом? Ей было досадно, что она шила медицинские халаты и сумки для противогазов, занимаясь всякой «мелочью», а кто-то воюет с фашистами. Да, обидно было сидеть в тылу в такой момент, когда враг прорвался к Волге у Сталинграда и лезет на Кавказ.

«Как это могло случиться?» — не раз с горечью спрашивала мать. А отец хмуро отвечал: «Чем дальше заберутся, тем больше обдерутся. Русский терпелив до зачина...»

В Иванове был военный госпиталь. Юные фэзэушницы часто навещали раненых, приносили свои изделия — кисеты, платочки, скудные гостинцы, давали концерты. Умерших от ран бойцов хоронили на братском кладбище, прибивая к столбикам сосновые дощечки с фамилиями погибших воинов и высаживая на могилках цветы — слабое утешение памяти.

Ох, как горько было опускать в землю молодых ребят! Не раз после солдатских похорон семнадцатилетняя Нина, сумрачно-задумчивая, шла в военкомат и просилась в армию. Но ей отказывали: «Подрасти, подучись». Уходила она оттуда сердитая. Твердила про себя: «А я все равно добьюсь... Все равно!»

Но она еще толком не знала, как добиться того, чего хотела. А прочитав в газете о молодежном радиоклубе, воскликнула: «Вот оно!»

По вечерам Нина и ее подружки Зина и Надя стали ходить в радиоклуб. Интересно! Может быть, пригодится...

Нина знала, что в том двухэтажном каменном особняке, где они усердно тренировались, в 1917 году находился штаб Красной гвардии, и это незримо связывало их с революцией, укрепляло надежду, что им тоже доверят когда-нибудь защищать Родину.

Минул год. Как-то восемнадцатилетняя Нина пришла домой необычно возбужденная и мать встревожилась: «Уж не влюбилась ли ты, дочка, в кого-нибудь?» А та ответила с улыбкой: «Влюбилась, мама! В рацию влюбилась так, что с ней и обручилась... В армию ухожу! — И с гордостью добавила: — У нас в радиоклубе отобрали только трех девушек, самых быстрых и точных в работе».

«Да, Нина, ты у нас ловкая, — грустно сказала мать. — Но лучше бы тут оставалась. Ведь вон она какая страшная, эта война...»

Уезжая из родного дома, Нина призналась родителям, что в армию пошла добровольно. Мать перекрестила ее: «Я так и знала, дочка. Береги себя. А если уж что...» Голос ее дрогнул, и она заплакала. А отец часто-часто заморгал, будто что-то в глаза попало.

В воинской части день начинался с 6 часов утра, а заканчивался лишь в 23 часа. Но все было бы сносно, если б не ночные бомбежки: приходилось все время бегать в бомбоубежище, а днем клевать носом у аппаратов.

Через полгода приехал капитан и из всего выпуска отобрал семь девушек — радисток первого класса с наилучшими аттестациями. При этом каждую предупредил: «Если не хотите, можете отказаться».

Нина рассчитывала на то, что она будет радисткой на фронте, в боевой части, а тут, оказывается, ее ожидает иная работа — более трудная и опасная. «Чтобы победить врага, надо знать его силы и замыслы», — сказал девушкам капитан.

Нина кое-что читала о разведчиках, и ей казалось, что это люди особого склада: волевые, сильные, умные, находчивые. Сможет ли она быть такой? Заманчиво, почетно, но... страшно!

Нина гордилась и радовалась, что вместе с ней в число избранных попали ее землячки: Зина и Надя. Со своими везде как-то легче...

Девушек увезли в Подмосковье. На второй день после приезда они сняли с себя все солдатское и оделись по-девичьи: в юбочки, кофточки, туфли на каблуках. Пальто им подобрали с мягкими воротниками «под котик», такие же шапочки. И красиво и приятно.

Одним из командиров у них был майор «Седов». Другим — тот самый капитан, который их отбирал: «Орленок». Он прозвал Нину «востроглазкой» за ее пронзительные глаза. А хорошо это или плохо, она не знала.

Помещались девушки на втором этаже большого деревянного дома, стоявшего за высоким зеленым забором. Им, кроме освоения радиодела, надо было научиться вести огонь из автоматов и пистолетов.

«Конечно, стрелять по мишеням совсем не страшно, — думала Нина. — Не то что по живому фашисту, который тоже будет целиться...» «Седов» будто проник в мысли Нины и сказал: «Самое главное, девушки, не робеть, не отчаиваться в любой обстановке и упреждать врага в действиях. Реакция у разведчика должна быть мгновенной и точной».

Девушки напряженно смотрели на майора, и он понял, что им страшновато.

— Не волнуйтесь, — успокоил он, — оружие разведчик должен применять только в крайнем случае.

По вечерам капитан «Орленок» пел вместе с ученицами любимые песни, рассказывал смешные анекдоты и даже показывал фокусы.

Командиры постоянно напоминали о дисциплине чувств, о самообладании и выдержке, о том, что нервная система у разведчика должна быть прочной. Они не раз предупреждали девушек: «Если кто робеет, может отказаться от работы в тылу врага».

«Ну, кто же откажется от выполнения такого боевого задания, хотя оно и очень трудное, опасное?..» — думала Нина.

Прошло несколько часов спокойного полета. Зина притулилась головой к плечу капитана «Орленка», Надя — к Нине, и обе задремали. «И как они могут спать?..» — мысленно удивлялась Нина. Ее мутило, кружилась голова. Капитан сидел с закрытыми глазами и был бледен. Неужели и его закачало? Ведь не первый раз летит.

Не открывая глаз, «Орленок» тихо сказал:

— Пососи лимон.

Ну и ну... С закрытыми глазами, а все видит!

Нина вынула из кармана лимон, пососала. Нет, не помогает... »Скоро ли мы прилетим на место? Уж не сбились ли с маршрута?» — подумала с тревогой.

Самолет стал снижаться, потом накренился на левое крыло и полетел по кругу. Из пилотской кабины вышел штурман с планшетом, в котором под целлулоидом зеленела топографическая карта.

— Находимся у цели, — сказал он, — но сигнальных костров не видно.

Капитан взглянул в окошко:

— А вы точно определили координаты? Не уклонились от курса?

— Точно.

— Тогда все по плану.

Самолет развернулся и полетел в район нужного озера.

«Дочь» идет к «Отцу»

Время для Нины на партизанском острове тянулось мучительно долго. Днем она работала в радиорубке и на кухне, а вечерами, на досуге, все собирались в землянке и пели русские и белорусские песни. Один парнишка, тихий, с девичьим бело-розовым лицом, выводил мелодии на расческе, обернутой тонкой папиросной бумагой, а другой подыгрывал ему на трофейной губной гармошке.

Прошло две недели. Наступил теплый апрель. Земля обнажилась от снега и была влажная, липкая, но еще холодная. Сильно запахло хвоей и прелыми листьями. Кое-где уже пробивалась осока и иголочки изумрудно-зеленого пырея. На березках набухли почки, а на ольхе и орешнике уже проклевывались листочки. Появились бело-розовые подснежники. Нина набрала букетик нежных цветов и поставила его в своем шалаше.

Начальник охраны партизанской базы, прикрыв от солнца глаза широкой ладонью, задумчиво сказал:

— Экая благодать! Теперь бы к земле руки приложить, а тут приходится на войну все силы тратить...

На острове, среди болот, было сыро и душно от испарений. Временами Нину охватывала тревога и тоска: скорей бы за дело! Ее подруги-землячки уже работают, а она сидит тут без дела...

И вот в один из таких грустных дней откуда-то вернулся майор «Седов», необычно оживленный, хотя и крайне усталый.

— Ну, Нина, — сказал он, протягивая ей тонкую зеленую книжицу, — вот тебе право на новое житье.

Нина раскрыла паспорт со своей фотографией: уже не новый, затертый при носке в сумочке. Ловко сделано, не подкопаешься! Не ведала она, что «Седов», прежде чем отправить ее в небольшой белорусский город на явочную квартиру Григория Михайловича, побывал там сам и подготовил девушке «плацдарм» для жизни и работы.

— С твоей легендой познакомлю в дороге, — сказал Нине майор. — Собирайся.

— Рацию брать?

— Нет.

— А пистолет?

— И пистолет оставь.

— Да как же я...

— Потом тебе все доставят.

«Седов» взглянул на Нинины ноги и нахмурился:

— А вот сапожки-то у тебя уж очень свежие...

— Зато воду не пропускают! — похвалилась Нина, не догадываясь об опасениях майора.

— Значит, хочешь выйти сухой из воды?.. — улыбаясь одними глазами, спросил «Седов». — Как бы чего не заподозрили!..

Нине не хотелось расставаться с новыми кирзовыми сапогами, но она ничего не могла возразить майору: ему видней.

Партизанская повариха одела Нину под местную крестьянскую девушку: юбка, кофта, платок на голову и короткая потертая жакетка в талию.

«Седов» взглянул на Нину и улыбнулся:

— О, какая ты симпатичная стала!

— А вот вы-то сегодня не очень чтоб очень...

— А что? Вполне обыкновенно... — удивился майор, осматривая себя.

Он был в костюме, мешковато сидевшем, старом, грязновато-серого цвета. Поверх него — потертый брезентовый плащ. На ногах поношенные кирзовые сапоги. На голове приплюснутая кепчонка.

В повозку. на железном ходу был запряжен крепкий конь. Под сиденье, сделанное из сена, «Седов» засунул несколько гранат-лимонок и автомат. «Значит, не очень-то надеется на спокойствие в партизанском крае...» — встревожилась Нина.

— Не бойся, проедем, — сказал майор, угадывая ее опасения. — Партизанский бог нас помилует! — В его спокойных словах девушка почувствовала надежную силу.

К повозке подошла повариха. Передав Нине небольшой мешочек с девичьими вещичками и сухарями, обняла ее, тихо промолвила:

— Береги себя...

Бревенчатый настил пружинился под ногами тяжеловесного коня, между брусьями просачивалась ржавая болотная жижа. Выехали на лесную дорогу.

Прислушиваясь, Нина подняла глаза к верхушкам деревьев: где-то долбил кору дятел, а где — не видно. Улыбнувшись, сказала:

— Здорово замаскировался!

— Работяга, — одобрительно отозвался «Седов» и, о чем-то думая, умолк.

Нина знала, что в такие моменты к нему нельзя лезть с разговором, а надо терпеливо ждать, когда он сам заговорит. И майор наконец начал:

— Ну так слушай, Нина, свою легенду и все запоминай. Я, признаться, сначала колебался, когда мне порекомендовали квартиру для тебя у Григория Михайловича: ведь у него пятеро малых ребятишек! А потом согласился: менее подозрительно. Вот и Григорий Михайлович сам просил прислать ему девушку под видом его дочери от первой жены...

Слушая рассказ «Седова», Нина старалась ничего не пропустить и все запомнить накрепко, как будто это была ее собственная жизнь.

— Запомни, что к отцу ты приезжала в Сухиничи, когда тебе было тринадцать лет. Жила с матерью в Брянской области. А потом все оборвалось...

— А почему фашисты ему доверяют?

— Да потому, что он был репрессирован Советской властью.

— А как тогда вы можете доверять ему?

— Перед войной его реабилитировали, а немцы судили по анкетному, допросу: «Сидел?» — «Сидел». — «За что?» — «Как враг народа...» Значит, подходящий человек для службы рейху.

Все это казалось убедительным, но все-таки у Нины не укладывалось в голове, что она будет жить и работать в семье писаря общины.

Лесная дорожка петляла долго, но вдруг подвода остановилась и послышался басовитый мужской голос. Нина вздрогнула: к ним подходил рослый парень с немецким автоматом на груди. Из-под ушанки, сдвинутой на правое ухо, выбился на лоб волнистый русый чуб, придавая парню ухарский вид.

— Вот, Женя, передаю тебе дочь Григория Михайловича, — сказал «Седов». — Смотри, чтоб все было в порядке.

Парень тряхнул головой и, пристукнув каблуками, откозырял:

— Можете не беспокоиться, товарищ майор. Доставлю по назначению в целости и невредимости.

Связной кивнул Нине:

— Ну, пошли!

Девушка спрыгнула с повозки и растерянно посмотрела на «Седова»:

— А вы как же?

— Переночую тут неподалеку и обратно.

К вечеру Нина и Женя дошли до деревни, состоявшей из одной короткой улицы. Но прежде остановились на опушке леса и спрятались за сосны, наблюдая.

Потом, сев на, пень, парень закурил немецкую сигарету.

— Может, и ты затянешься? Трофейная, слабая! Но девушка, конечно, отказалась.

Партизан помолчал, покурил, а потом, показывая рукой, сказал:

— Обрати внимание вон на тот скворечник, что стоит у крайней хатки.

— И что?

— А то, что сейчас он летком глядит на восток. Это значит, что врагов в деревне нет. А вот, если бы он был повернут лицом на запад, держи ухо востро и не суйся...

— А чего же мы тогда сидим? — удивленно спросила Нина.

— Почакай немного. Хотя нам семафор и открыт, но... А вдруг враги все разгадали и устроили ловушку? То-то!

Довольный тем, что посвятил новенькую в партизанский секрет, Женя нарочито строго добавил:

— Да не маячь на виду! Зайди подальше, в кусты.

— А ты?

— Я, видишь, весь в зеленом, маскированный. А у тебя жакетка черная: как яблоко в мишени.

Через некоторое время позади услышали осторожные мягкие шаги, хрустнула веточка валежника.

Нина насторожилась. И тут из-за кустов показалась молодая, небольшого роста женщина в телогрейке и в юбке из серо-зеленого немецкого сукна, в самодельных стеганых бурках с резиновыми бахилами, склеенными из автомобильной камеры. В правой руке у нее корзинка, прикрытая старой мешковиной.

Вот женщина все ближе и ближе. Круглолицая, сероглазая. Взгляд вроде открытый, но недоверчиво-пытливый.

Нина обернулась и увидела совершенно спокойного Женю. Тот улыбался. «Ох... — вздохнула с облегчением Нина. — Значит, своя...»

— Ну вот и наша Вера, — сказал связной. — Знакомьтесь.

Вера протянула Нине руку и крепко пожала. А парень продолжал:

— Дочка Григория Михайловича, Нина. Убежала с Брянщины от голода. Отведешь ее к отцу. И чтоб в целости и невредимости.

Женщина кивнула головой, покрытой серым платком, окинула девушку придирчивым взглядом: за плечами старый мешок на веревочных лямках, сидор, жакетка потертая и юбчонка поношенная... Вот только сапоги казенные, но и те растоптанные, бросовые... Ничего, пожалуй, сойдет за горемыку-беженку!

— А аусвайс у тебя есть?

— Нет, у меня только паспорт, — смущенно ответила Нина, как бы винясь за то, что не все, что надо, предусмотрели.

— Вот те на... — раздосадовалась Вера.

— Но я ведь беженка! Откуда мне взять аусвайс?

Вера решительно махнула рукой:

— Ладно. Как-нибудь пройдем!

— Ну, Нина, прощай, — сказал парень, протягивая ей руку. — Да помни, хорошая курица одним глазом зерно видит, а другим коршуна высматривает...

«Какая у него мощная и теплая рука, а глаза добрые, васильковые...» — подумала Нина.

Партизан широко зашагал вправо, к лесу, а Вера повела девушку к проселочной дороге, идущей влево, к полю.

От рыжей влажной земли поднимался парок, и по ней расхаживали грачи. Стояло солнечное, теплое утро. Далекое голубое небо было подернуто тусклой дымкой. Где-то высоко-высоко слышался журавлиный крик: курлы, курлы...

Прищурившись, Нина посмотрела в небо и заметила клиновидную стаю птиц, летевшую на северо-восток, туда, где была тихая земля.

— Аль никогда не видела журавушек? — усмехнулась Вера.

— Видела, да вот... Сердце почему-то заныло.

— Э, некогда нам теперь этим заниматься, — покачала головой Вера. — Пошли.

— Постойте! — Не сводя глаз с неба, Нина схватила Веру за рукав. — Смотрите, навстречу им самолет. Сейчас врежется в стаю, погубит...

— Обойдет, — сказала Вера. — А если и врежется, то и самому «стервятнику» тоже будет капут.

Двухфюзеляжный «фокке-вульф» нырнул под стаю и полетел дальше.

Сначала шли молча, а потом Вера поведала Нине о том, что ее муж умер от ран в местном госпитале в первые дни войны и ей приходится пробавляться торговлишкой.

— Надо же как-то детишек кормить! Дочка у меня в деревне, у мамы, а сынок в городе. Вот и мыкаюсь туда-сюда...

Они вышли на опушку леса, заросшую кустарником. Под ногами чавкала грязь, все было усеяно желтыми цветами мать-и-мачехи.

Замедлив шаги, Нина стала торопливо срывать цветы, складывая их в букетик. Вера оглянулась: «Не отставай!» А когда девушка догнала ее, заметила с укором:

— Нам теперь не до цветочков. Впереди — ягодки... Перед их глазами открылся зеленый косогор, по которому тянулась деревенька, а дальше, в низине, виднелся какой-то хуторок. Показывая на деревню, Вера сказала:

— Вот это и есть край партизанской зоны. Видишь кое-где черные пепелища? Да и ветлы обломаны, обуглились. Это немцы обстреляли деревню — мстят за партизан...

Вера повела Нину по опушке, посматривая на луг, который надо было пересечь, чтобы снова углубиться в лес и выйти затем на шоссе. Обходя хуторок, расположенный в низине, пояснила:

— А это Огульный двор. Тут колхоз телят содержал, а раньше это была усадьба помещика. Недавно наведывался сюда какой-то его дальний отпрыск. Поглядел и уехал. Знать, не понравилось. А может, партизан побоялся...

Вера умолкла и зашагала быстрее. Вслед за ней еле поспевала Нина. Под ногами пружинилась почва, покрытая густым пыреем, просачивалась, попискивая, вода. Вскоре они углубились в густой лес.

Пройдя несколько километров, Вера и Нина вышли на шоссе. Мимо них неслись тяжелые «бюссинги» с брезентовыми тентами, под которыми сидели солдаты в серо-зеленых мундирах — фельдграу. Гремели танки, оставляя на шоссе грязноватый след от гусениц.

Время от времени, обгоняя танки и грузовые машины, катили на легковых машинах — «адлерах», «опель-капитанах» и «адмиралах» — офицеры в фуражках с высокой тульей, которые придавали их владельцам надменно-строгий вид.

Вера и Нина шагали по влажной утоптанной обочине и чувствовали, как дрожит земля от проходящих по шоссе тяжелых машин. Нина удивилась, что никто из проезжающих немцев не обращает на них никакого внимания. Она была все время настороже: а вдруг какая-нибудь машина притормозит около них и спросят: «Куда и зачем идете? Ваш пропуск?»

На окраине какой-то деревни заметили издалека двух немцев с автоматами. Нина замедлила шаг. Вера дернула ее за рукав и подбодрила:

— Иди смело!

Подошли к патрулю. Показывая им пропуск, Вера затараторила наполовину по-русски, наполовину по-немецки:

— Пассирштейн, пропуск на цвай фрау.

Но коротконогий немец уткнулся глазами в Нину и строго спросил:

— Папир?

Та развернула паспорт и показала страницу, на которой красовалась четкая печать с орлом и свастикой:

— Битте.

— Гут, гут, фроляйн, — закивал немец.

А длинный, красноносый полез в корзинку:

— О, яйки, шнапс...

Вера тут же вынула из корзинки кусок сала, пяток яичек и отдала длинному.

— Шнапс — найн, — сказала она. — Комендант штренг бефель, строгий приказ.

Засовывая в карман шинели свой «улов», немец залопотал:

— Гут, гут, фрау шпекулянт.

А низенький ткнул пальцем в Нинин кончик носа:

— Фроляйн партизан?

Она замерла: «Шутит или...»

— Герр зольдат, — вмешалась Вера, — я ист тохтер, дочка старосты.

Нина вдруг подобралась, осмелела и, улыбнувшись, протянула немцу букетик желтых цветов.

— О, данке, фроляйн, — промолвил солдат, осклабившись. Приняв букетик, он махнул в сторону дороги и весело гаркнул: — Форвертс нах штадт!

«Ох, пронесло...» — с облегчением вздохнула Нина, шагая рядом со своей проводницей. А та со вздохом сказала:

— Тут без подачек не пройдешь.

Подходя к очередной деревне, Вера и Нина заметили, что вслед за ними в некотором отдалении идут две женщины с большими корзинами.

— Имей в виду, — предупредила Вера, — тут находится постарунок — полицейский участок, и солтыс — начальник, шкуродер и собака, каких мало.

На окраине деревни, возле деревянной изгороди, они увидели двух мужчин в немецких шинелях, с автоматами. Один из них был здоровенный, толстомордый, а другой тощенький: видимо, еще не успел откормиться.

Когда приблизились, толстомордый направил на них автомат:

— Пропуск!

А тощий подошел и, не говоря ни слова, потянулся к корзинке, словно собака, учуявшая вкусную добычу.

Поставив корзинку на землю, Вера правой рукой выхватила из нее кусок сала (в левой у нее был пропуск) и, размахивая обеими руками, весело крикнула:

— Вот вам пропуск на двоих! Вот закуска, а выпивку не проморгайте! — и качнула головой назад. — Видите, вон бабы идут с самогоном?

В это время женщины уже свернули с шоссе на проселочную дорогу и ускорили шаг. Тогда тощий выхватил из рук Веры кусок сала, а толстомордый погнался вдогонку за женщинами.

— Стой! Хальт! — кричал он. — Цурюк! Назад!

Тощий равнодушно скомандовал Вере и Нине:

— А ну, топай! Комм, комм!

И те быстро зашагали дальше.

В это время на шоссе показалась большая машина, нагруженная дровами. Водитель высунул из кабины острое, пытливое лицо.

— Ваня, милок, подбрось до города! — крикнула Вера, махнув рукой.

Водитель притормозил:

— Садись, Верочка, в кабину.

— Нет, я лучше в кузов вместе с дивчиной.

— Ну залезайте!

Вера и Нина быстро вскарабкались на дрова, и машина тронулась. С высоты они увидели, как полицаи догнали женщин с корзинками и начали их «потрошить».

— А как вы догадались, что у них есть самогон? — спросила Нина.

— По запаху, — усмехнулась Вера.

Машина неслась к городу с ветерком.

— А что это за буквы были у полицаев на рукаве? — спросила Нина.

— Это не полицаи, а бери выше, — ответила Вера, подняв кверху палец. — Это — русская освободительная армия, власовцы: сокращенно — РОА.

«Так вот они какие...» — подумала Нина, и ей стало горько от мысли, что кто-то на ее Родине продался врагу и воюет против своего же народа.

— А что у вас, правда, отец старостой служит? — смущенно спросила она Веру.

— Правда.

«Странно...» — про себя недоумевала Нина и в то же время понимала, что не могла же Вера раскрывать ей все тайны.

У села, в четырех километрах от города, их машину остановили немецкие патрули на двух мотоциклах. Водитель показал им пропуск, а Вера взмахнула своей бумажкой и весело крикнула:

— Цвай фроляйн, господин зольдат! Я тохтер, дочка старосты.

Немец махнул рукой, и они покатили дальше.

Нина смотрела на Веру и восхищалась ее самообладанием.

Подъезжая к городу, та наклонилась к Нине и передала ей последнее напутствие:

— Опасайся предателей. Они похитрее немцев! Лучше знают нашу жизнь и характер советского человека. В городе сейчас неспокойно. Кто-то в двух местах вскрыл подземный телефонный кабель, идущий от Берлина на восток, и прожег его кислотой. Фашисты стали еще злее. Будь осторожна.

Нина прильнула к Вере: так бы вот и не расставаться с этой милой смелой женщиной...

— А в городе я вас увижу? — спросила, заглядывая ей в глаза.

— Не знаю. — Вера в ответ обняла Нину.

Показалась окраина города — приземистые деревянные домишки. Впереди видна была железная дорога и переезд с полосатым шлагбаумом, а на обочине — жандармская будка.

Справа от шоссе, на ровном зеленом лугу, Нина заметила самолеты, автомашины, взлетную полосу, вышку, цистерны с горючим и прожекторы. Полевой аэродром. Но странно, что вся эта техника почему-то находилась в неподвижности и беззвучности...

Доехав до поворота налево, Вера стукнула кулаком по кабине:

— Ваня, ай минутен!

Вера и Нина спрыгнули с машины. Еле заметно Вера кивнула головой в сторону маленького серенького домика, смотревшего двумя передними окошками прямо на шоссе.

— Дзякую, — тихо проговорила Нина и быстро зашагала к дому «отца».

Встреча с «родней»

Шагая по песчаной влажной дороге, Нина оглядывала небольшой пригородный поселок и дивилась тому, что только дом «отца» на краю поселка как будто нарочно поставлен передними окнами на бойкую шоссейную магистраль. Да, тут хороший наблюдательный пункт: не выходя наружу, можно засекать передвижение войск, просматривать аэродром...

Приближаясь к домику, Нина обратила внимание на то, что изгородь вокруг двора невысокая, реденькая и ветхая — из тонких, заостренных кверху колышков, а сам дом немного наклонился вперед, словно приветствует и манит к себе — иди, мол, не робей и не смущайся тем, что я такой невзрачный, под моей скромной крышей ты найдешь добрый приют и защиту.

Со стороны двора к домику прислонился, как бы поддерживая его сбоку, дощатый сарай с соломенной крышей, а дальше, на рыжеватой огородной земле, курились, прели бурые навозные кучи. С тыла усадьба была без забора, от задней кромки огорода до самой шоссейки, ведущей в небольшой военный городок, тянулся зеленый лужок.

Поравнявшись с домом, Нина заметила на покосившемся крылечке женщину в сером халате с закатанными по локоть рукавами. Согнувшись над корытом, она стирала белье, крепкие руки ходуном ходили в мыльной пене. На веревке, протянутой от крыльца на угол дома, висели детские штанишки и рубашонки. Углубившись в работу, женщина не заметила приближающуюся к ней девушку.

«Не иначе как хозяйка», — решила Нина и, подойдя к крыльцу, поклонилась:

— Здравствуйте!

От неожиданности женщина вздрогнула и, не разгибаясь, настороженно повела на Нину серыми глазами:

— Тебе кого?

— Здесь живет Григорий Михайлович?

— Тут. А тебе он зачем?

— Да я вот... — замялась Нина, — с Брянщины пришла... К папе.

Женщина выпрямилась и, торопливо вытирая руки о полы халата, протянула с удивлением:

— Ой, никак Нииу-ушка-а!..

Обняв девушку влажными руками, запричитала со слезой:

— До-онечка-а... А я-то, дурная баба, не признала тебя сразу... Вон ты какая вымахала! Да и красивая, глазастенькая...

Прильнув головой к груди Анны Никитичны, Нина тоже попыталась всплакнуть, но у нее не получилось. Позади себя, со стороны соседнего двора, она услышала надтреснуто-писклявый голос с певучей протяжкой:

— Ох, го-о-споди, цари-ица небе-есная... Вот отцу радость-то будет!

Отстранившись от Анны Никитичны, Нина повернула голову и увидела тощую старушку, которая, просунув большой клиновидный нос в щель забора, что-то еще приговаривала, но что — девушка не могла понять.

Не обращая внимания на реплики соседки, Анна Никитична нарочито громко сказала:

— Отцу передавали, что ты шла к нам с беженцами, но, говорят, натерла ноженьки и отстала...

— Да-да, — кивнула Нина.

Анна Никитична опять прижала ее к себе:

— Ох, сиротиночка, как в поле былиночка! Небось досталось бедненькой? Наголодалась, поди? Пойдем-ка в хату, я покормлю тебя...

И, не снимая рук с плеч Нины, повела ее в дом.

С крыльца они вошли прямо в переднюю большую комнату, из которой через дверной проем был виден ход в другую, меньшую. Посредине большой комнаты Стоял стол, в правом углу — широкая русская печь, в левом — кровать за ситцевой занавеской. Возле кровати висела полотняная люлька.

В маленькой комнате, на полу, на разостланной дерюжке, расположились четверо детишек. В центре этой группы сидел беленький толстячок-годовичок в синей рубашке в белый горошек. А вокруг него стояли на коленях трое — миловидная, с льняными волосами, в сереньком платьице девчурка лет четырех, худенький мальчик лет шести и парнишка, года на три постарше, более плотный и смуглый. Все дети были босиком, и Нина приметила, что ступни у них, особенно пятки, — темные, шероховатые, в цыпках.

Нина вспомнила, как и она с братом Колей в детстве тоже мучилась цыпками, как те трескались и зудели, как мать смазывала им ноги сметаной, а Коля ныл: «Дай лучше поесть сметанки...»

И еще девушка обратила внимание на то, что у детей были самодельные игрушки-коники: куклы, сделанные из дерева и картона, которыми они забавляли малютку и развлекались сами.

Как только Нина вошла в дом, ребятишки мгновенно притихли и, подавшись к дверному проему, с любопытством уставились на новенькую: кто такая, зачем пришла?

Назвав всех детей по имени: малыша — Павликом, беляночку — Милочкой, худенького мальчика — Володей, а смуглого крепыша — Сережей, Анна Никитична представила им Нину:

— А это ваша старшая сестра. Помните, отец говорил о ней? Она пришла с Брянщины. У них там есть нечего.

Но и после этого никто из детишек не посмел подойти к Нине.

Тогда она подхватила с пола малютку и, подняв его над головой, воскликнула:

— Ой, какой же ты плотнячок!

И тут болыпенькие дети улыбнулись: очевидно, было приятно, что их любимчик понравился девушке. Ощутив в руках упругое, теплое тельце ребенка, Нина стала его тетешкать.

К ней робко подошла Милочка и дернула ее за юбку:

— И мине-е...

Опустив малыша, Нина подхватила под мышки девочку и высоко подняла ее.

— Ой, какая ты синеглазенькая!

— А гостинцев принесла? — спросила девочка.

— Какие там гостинцы? — вмешалась мать. — Хорошо, хоть сама-то живой добралась.

Нина опустила девочку на пол, и та, насупившись, отошла к братикам, которые стояли в сторонке, не сводя глаз со старшей сестры.

Анна Никитична направилась к печке, приговаривая на ходу:

— Сейчас я покормлю тебя, Нинушка. А отец с Артемом в город пошли! Видно, скоро придут. А там уж не знаю, как выйдет...

Постукивая ухватами, хозяйка засуетилась у закопченного шестка.

Нина сняла жакетку и присела на дерюжку, к детям. Володя опустился рядом с ней на колени. А девятилетний Сережа стоял рядом, молча разглядывая девушку, и, по-видимому, никак не мог принять ее за родную сестру: не было и вдруг — словно с неба свалилась... Анна Никитична подала Нине таз с водой:

— Умойся с дороги. И ноги освежи, а то небось сомлели.

Умываясь и споласкивая прохладной водой ноги, Нина вспоминала, как дома мама заставляла ее и брата мыть ноги перед сном, а они ленились...

Усадив гостью за стол, хозяйка налила ей полную миску густого картофельного супа, забеленного сметаной, дала пшенную кашу и жбанок молока. Анна Никитична села напротив Нины и, подперев подбородок рукой, не сводила с нее заботливо-скорбных глаз, изредка приговаривая:

— Ешь, Нинушка, ешь досыта!

Черно-пестрая, с бархатистым отливом кошка потянулась к Нине и, встав на дыбки, запищала, прося подачки.

— Да прогони ты эту блудню, — сердито сказала хозяйка. — Пусть лучше мышей ловит.

Обмакнув в молоке черный хлеб, Нина бросила его под стол. Облизав кусочек, кошка снова стала тереться у ног Нины.

— Видишь, какая она привередливая? — заметила Анна Никитична. — Это дети ее избаловали!

Из соседней комнаты выглянула Милочка и с улыбкой пролепетала:

— Ой, не стойте слиском близко! Я тигленок, а не киска.

Мать метнула на нее строгий взгляд, и девочка исчезла.

— Был у нас и кобелек, Кутиком звали, — продолжала Анна Никитична. — Хороший звоночек. Дети его любили, да злыдни перестреляли всех собак. От дворняжек, говорят, одно бешенство. А бешенство-то не от собак...

После сытного обеда Нина осоловела, потянуло ко сну. Ноги страшно ныли.

Переведя детей в большую комнату, Анна Никитична ввела девушку в маленькую, с окошечком во двор, и уложила на узкую железную кровать. Накрывая Нину вылинявшим байковым одеялом, сказала:

— Отдохни тут, поспи. Притомилась ты и передрогла...

Нина хотела было спросить, а почему дверь не навешена, но хозяйка уловила ее взгляд и, закрывая дверной проем брезентовым пологом, пояснила:

— Досок не хватило. Пока обходимся и так, а теперь вот надо бы, да...

Анна Никитична не закончила затаенную мысль, но Нина и без того поняла: если теперь делать дверь, то это кому-то может показаться странным.

Занавесив проем, хозяйка вышла в большую комнату и шикнула на детей:

— А вас чтоб не было слышно! Не лезьте к Нине, не докучайте. Устала она.

Девушка слышала, как Анна Никитична вышла на крыльцо — очевидно, достирывать белье, и ребята приглушенно заговорили между собой.

Нина приподняла с подушки голову и взглянула в окно: на задах соседнего двора, около дзота, стояли два немца с автоматами. Значит, тыл перекрыт наглухо, и она теперь будет жить как в капкане...

Нина опустила голову на туго набитую перьями подушку и закрыла глаза. Попыталась задремать, но тревожные мысли не давали покоя, будоражили, волновали.

Услышав шорох, девушка приоткрыла веки и заметила лукавое личико Милочки. Отвернув край полога, девочка подняла вверх пальчик и, посматривая то на Нину, то на братишек, прошептала:

— Тише, мыши, кот на клыше, кошку за уши ведет, Нине спать не дает.

«Какая милая девчушка... — подумала Нина. — И как только родители решились на это? И как мне от ребятни схорониться? Ведь они любопытные и пронырливые. А вдруг заметят что-нибудь и проговорятся на улице? Милая мамочка, если бы ты знала, где я теперь... Нет, лучше тебе не знать об этом!»

Как ни будоражили Нину тяжкие мысли, но усталость взяла свое и девушка погрузилась в сон. Сколько она проспала, не знала. Ей показалось, что только прилегла, чуточку вздремнула, и вдруг всем существом почувствовала, что в ее комнате находится какой-то человек.

Приоткрыв глаза, Нина увидела возле кровати, на табуретке, худощавого мужчину средних лет. Голова с проседью, в очках, левое стеклышко склеено. Смотрит на нее пристально, будто изучает черты лица, узнает и вроде как сомневается. Да, похож на доброго сельского учителя, как говорил «Седов». Улыбается краешками губ.

— Здравствуй, дочка, — тихо сказал он. — Отдохнула? — «Отец» наклонился и поцеловал девушку в румяную щеку. — А ну-ка, Нинушка, встань! Я посмотрю на тебя, какая ты теперь стала...

Девушка сбросила с себя одеяло и, одернув юбку, встала во весь рост около койки. Григорий Михайлович тоже поднялся с табурета и, положив руки на плечи девушки, с улыбкой произнес:

— О, да ты вон какая рослая! Догнала меня. Нина смущенно улыбнулась:

— Тогда, в Сухиничах, я была совсем еще девочкой...

— Да, да, конечно, — закивал «отец». — А как жила с мамой?

— Ничего, но голодновато только.

— Ну, мы тебя подкормим. У нас еще, слава богу, коровка сохранилась...

Разговаривая с Григорием Михайловичем как с родным отцом, Нина про себя удивилась: «А чего это мы наедине-то притворяемся?» И тут же все поняла: «За пологом все слышно... Там дети и, может быть, посторонние...» Ее предупреждали, что и стены могут иметь уши...

Отодвинув полог, закрывавший дверной проем, в маленькую комнату вошел крепкий подросток в потертой вельветовой курточке и таких же шароварах. На ногах большие опорки, перетянутые бечевкой. Русые волосы торчат в разные стороны, напоминая ежика.

Подросток вперил в Нину серьезные голубые глаза: в них были любопытство и настороженность. Нинины глаза встретились с глазами мальчика. Оба напряженно, испытующе посмотрели друг на друга.

— Ты что, Артем, не узнаешь старшую сестру? — спросил Григорий Михайлович. — Помнишь, Нина приезжала к нам до войны в Сухиничи и катала тебя на санках?

— А-а... — рассеянно протянул Артем и по-взрослому подал руку. Нина порывисто обняла парнишку и поцеловала в лохматую голову: волосы его отдавали весенней свежестью. Артем резко отстранился и потупился, смущенный неожиданной лаской.

Высунув из-за полога головы, в маленькую комнатку уже заглядывали Сережа, Володя и Милочка. Отец тут же строго предупредил детей:

— Нина будет жить одна, и я запрещаю вам переступать этот порог без ее ведома: она не совсем здорова. И ты, Нинушка, не особенно их привечай, а то не будет тебе покоя. Им только дай повадку!

Григорий Михайлович с Артемом вышли из Нининой комнаты.

Оставшись одна, девушка осмотрелась и, заметив на стене, около шкафа, старенькое, с «веснушками», зеркало, заглянула в него: «Ой, как раскудлатилась! И лицо почему-то красное...» Нина причесалась и прошла в большую комнату.

В это время с улицы Анна Никитична внесла кучу высохшего белья, пахнущего ветром и солнцем. Сложив его на печку, стала собирать ужин.

Солнце уже было на закате и, огромное, красное, отражалось в окнах огненными бликами.

Нина взяла на руки Павлика и села с ним за стол. Вслед за ней уселись и остальные дети. Отталкивая Володю и прижимаясь к Нине, Милочка ревниво пролепетала:

— И я с тобо-ой...

Усевшись за стол напротив «дочери», Григорий Михайлович любовался ею, окруженной детишками, удивлялся и радовался тому, как легко и быстро входит Нина в свою роль, располагая к себе младших «братишек» и «сестренку». Потом с улыбкой начал рассказывать:

— Мать, слышь, иду я с Артемом домой, а соседка-балаболка встречает нас на улице, около двора, и тараторит. «Ой, какую радость-то тебе, Михалыч, господь бог послал! Дочка-старшуха пришла. Ну прямо вылитая лицом в тебя, и если бы ты, кой грех, стал бы отказываться от нее, никто бы тебе не поверил. Как две капли воды...»

Ставя на стол большой чугун с тушеной картошкой, Анна Никитична хмуро проговорила:

— Теперь уж никто не будет знать: только сыч, да сова, да людей полсела.

— Ну и пускай мелет, — усмехнулся Григорий Михайлович, взглянув на Нину. — Бывает, что и пустая болтовня в толк идет...

Артем повел на отца вопросительно-пытливым взглядом, и тот понял, что напрасно обмолвился при детях: как бы нечаянно не повторили где-нибудь эти слова.

Есть стали неторопливо и молча. Лишь изредка отец одергивал того или иного мальчика:

— Перестань лотошить! Бульбы хватит. И не сопи... Что ты воз, что ли, везешь?..

В самый разгар ужина дверь вдруг распахнулась, и в комнату вошли двое: высокий худощавый полицай и коренастый плотный ефрейтор с усиками «кляксой» по имени Фриц. У немца в руках была черная папка.

Прижав к себе Павлика и Милочку, Нина испуганно замерла: «Уж не за мной ли?»

Взмахнув длинной рукой, полицай приветствовал хозяина:

— Здравствуйте, господин писарь.

— Здравствуйте, господа, — ответил Григорий Михайлович, вставая из-за стола и кланяясь.

— О, да у вас, оказывается, прибавление в семействе! — удивился полицай, посмотрев на Нину.

— Старшая дочка пришла с Брянщины, господин Дуров, — как бы извиняясь, пояснил хозяин. — У них там голодновато. Милости прошу гостей к нашему скудному шалашу.

— Значит, помощь к вам пришла, — заметил полицай, оглядывая Нину. — Надеюсь, с паспортом?

— Конечно, а как без этого? — ответил Григорий Михайлович и, видя, что «гости» не присаживаются, спросил: — Может, чайку приготовить?

— Чай — это не горилка, — усмехнулся Дуров. Опасаясь, как бы «гости» не записали Нину в «трудовую армию», Анна Никитична пробурчала:

— Какая уж помощь! Одна немощь. Хворь.

— По виду я бы этого не сказал... — заметил полицай, посматривая на румяное лицо девушки.

— Бывает, что с виду-то яблочко красное, а нутро-то у него с червоточиной... — поспешно проговорила хозяйка.

Пока отец и мать перебрасывались с пришедшими словами, ребята вылезли из-за стола и, сбившись в кучу около люльки, устроили шумную возню, с криком и визгом.

— Чего они у вас такие шелапутные? — удивился полицай. — Как ни зайдешь — орут, словно оглашенные.

Прикрыв уши рукой и папкой, Фриц залопотал по-своему:

— Ви айне хорде вильдер {2}!

— Выйдем на крыльцо, господин писарь, — морщась, предложил полицай. — Да захвати с собой подворный список жителей.

Как только ефрейтор и полицай ушли, ребята мгновенно стихли и как ни в чем не бывало опять уселись за стол.

«И почему это дети вдруг затеяли шумную возню?» — недоумевала Нина. Хотела спросить об этом у Анны Никитичны, но воздержалась. Спросила о другом:

— Чего это вы, мама, наговаривали им о моей хвори?

— А что он, лизоблюд, вылупил на тебя зенки! — сердито ответила Анна Никитична.

— Зачем они приходили?

— Они тут часто рыщут — батраков себе ищут. Не волнуйся, Нина. Отец сходит в волостное правление, и все устроится.

Вернулся Григорий Михайлович лишь в сумерках, когда дети уже спали. Доложился:

— Ну, пока все в порядке.

Затем, наглухо зашторив окна в маленькой комнате, «отец» и Анна Никитична уселись на койке с двух сторон от Нины и при слабом свете керосиновой коптилки начали беседу: поведали девушке об общей обстановке в городе, рассказали подробнее о детях, в окружении которых теперь предстояло Нине жить и работать.

Когда она узнала о том, что Артем бродил поблизости от аэродрома, удивилась:

— А чего там ходить? Самолеты и так на лугу, как на ладони.

— Самолеты, да не те... — разъяснил Григорий Михайлович. — Это у них ложный аэродром. Немцам уже удалось ввести в заблуждение наших бомбардировщиков. Они и нас чуть не разбомбили: осколком окно вышибло...

— А где же настоящий?

— Подальше, за железной дорогой, за рекой.

Пожелав Нине спокойной ночи, Григорий Михайлович ушел, а Анна Никитична задержалась, досказывая девушке, что вот, дескать, ребята оборвались, обносились, а купить белье и одежонку негде. И хотя на барахолке кое-чего и меняют на продукты, на семь ртов не напасешься. У кого детки, у того и бедки!

Нине показалось, что хозяйка намекнула: мол, восьмой рот теперь прибавился. Заметив в глазах Нины обиду, Анна Никитична поспешила ее успокоить:

— Нет, я не о том... Партизаны нас поддерживают. Не голодуем.

После ухода Анны Никитичны Нина долго не могла успокоиться и уснуть. Где-то в отдалении гудели самолеты. Изредка слышались короткие пулеметные очереди в том месте, где был дзот.

Но не эти голоса большой войны волновали девушку. Опять, как и вначале, когда она только что вошла в этот дом, ее мучила мысль о детях.

Артем

На шестой день войны бои шли уже на подступах к этому городу. Заметались люди, хлынули на восток. Побежал Григорий Михайлович к председателю колхоза, взмолился: «Дай подводу!»

А тот ему: «Куда ты на коняге денешься? Немецкие танки уже обошли город, а самолеты расстреливают по дорогам беженцев... Чего зря мечешься? Ведь ты, как и я, репрессированный! Немцы нас не тронут. А тут — обжитый курень. Где родился, там и пригодился...»

В тот момент Григорий Михайлович не придал особого значения поговорке, приведенной председателем, и понял ее сокровенный смысл лишь позднее.

Возвращался он домой поникший, растерянный. Анна Никитична, окруженная детьми, сидела в ожидании мужа на большом узле посреди хаты. В руках у малышей были игрушки, а десятилетний Артем держал бронзовый бюстик Ленина — подарок отца к празднику 7 Ноября.

Увидев в дверях мужа с опущенной головой, Анна Никитична метнулась к нему: «Чего руки опустил? Бог не выдаст, свинья не съест...» И, кивнув на старшего сына, добавила: «Ленина надо спрятать».

Вместе с отцом Артем спустился в подвал, где хранилась бульба, и, завернув бюст в клеенку, закопал его.

* * *

В метельную ночь под новый, 1942 год, когда Григорий Михайлович плел при коптилке соломенные маты на окна, а Анна Никитична пряла куделю, в их дом пришел партизанский разведчик Василий и принял от них присягу.

Став лицом к переднему углу, где висела икона божьей матери и когда-то на тумбочке стоял бронзовый Ленин, в полной темноте и тишине, супруги шепотом повторяли торжественные слова партизанской клятвы: «Я — гражданин Советского Союза, вступая в ряды народных мстителей, клянусь...»

В это время проснулся Артем и притаился, вслушиваясь в слова клятвы. Он не все расслышал, но последние слова присяги особенно взволновали его: «Я, красный партизан, клянусь защищать мою Родину мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагом...»

Артем затаил дыхание. Ему стало страшно: его родители, как показалось от неожиданности, обрекали себя на смерть.

И еще мальчик услышал, что дядя Вася сказал: «Под Москвой Гитлеру так по зубам саданули, что его хваленое войско покатилось назад, бросая технику...»

Эта новость была радостной, но страх у мальчика не проходил. Он думал о том, что, пока наши дойдут до Белоруссии, фашисты еще немало перевешают народа. Вон в городе, на базарной площади, повесили недавно двоих мужчин, а на дощечках, прикрепленных к груди, сделали надпись: «За связь с партизанами». И висели трупы на виду у всех граждан несколько дней — для устрашения жителей, скрывавших подпольщиков.

Увидев повешенных, Артем поведал об этом младшим братишкам. Дети присмирели, притихли, несколько дней не выходили на улицу, не играли.

А вскоре после принятия родителями присяги к ним в дом пришли ночью два партизана, вооруженные автоматами, и переспали за печкой. Проснувшись рано утром, ребятишки заметили чужих людей и испуганно переглянулись.

Ранним утром в дом зашли два немецких солдата и попросили «яйки». Почувствовав опасность, мальчишки задрались между собой и подняли такой истошный крик, что немцы, сунув в карманы трофеи, выскочили из дома. С тех пор ребята встречали опасных гостей страшным шумом, а когда играли на улице, то язык держали за зубами, как приказывал отец. И все-таки дважды они едва не пострадали.

Первый раз, когда Артем запустил бумажного змея. Его схватил патруль и приволок к коменданту, обвиняя мальчика в том, что тот якобы мешает летать самолетам на бреющем полете. Пришлось отцу вызволять сына.

А второй раз «проштрафился» младший братишка, когда дети играли на улице в «пятнашки». В центре живого круга стоял Сережа и, помахивая рукой, скороговоркой долбил:


Вышел Гитлер из тумана,
Вынул ножик из кармана,
Буду резать, буду бить,
Все равно тебе водить.

С последним словом мальчик ткнул Володю в грудь, и все разбежались. Малыш, ошеломленный, застыл на месте: он увидел немца с автоматом в руках, шагавшего по улице прямо к нему. Володя стреканул в свой двор и не слышал, как немец засмеялся, закричав ему вслед: «Цурюк, ду хазе!» {3}

Забежав в дом, испуганный и дрожащий, Володя не сразу мог объяснить матери, что с ним случилось. А потом, заикаясь, рассказал. Мать пожурила Сережу, а Артем отчитал брата построже: «Дурак. Ты что, хочешь, чтобы нашего папу и маму повесили?»

Перепуганный Сережа в ответ пролепетал: «А как же нам играть?» — «А так, — стал учить его Артем. — Вместо слова Гитлер надо говорить «дьявол». — «Все равно догадаются», — возразил Сережа. «Может, и догадаются, а придраться нельзя», — заверил мальчика старший брат.

С тех пор Сережа и Володя, да и другие ребята, играя в «пятнашки», скороговоркой начинали: «Вышел дьявол из тумана...» И далеко от дома не уходили, играли во дворе.

Только Артем ходил везде, даже в город. На базаре на яички и самогон он выменивал хлеб, консервы, сигареты, конфеты, зажигалки. Все это носил в противогазной сумке. И однажды наткнулся на полицая.

Тот уцепился за сумку и крикнул: «Чего несешь, спекулянт?» Артем знал, что за самогонку могут строго взыскать с родителей — комендант города запретил спаивать немецких солдат. Придерживая изо всех сил сумку, Артем заплакал: «Ничего-о... Так... Отдай-ай...»

И тут, на его счастье, за него вступилась проходившая мимо знакомая женщина: «Чего ты к мальчишке привязался?.. Мало тебе измываться над старыми, так еще и за детишек взялся? Побойся бога, если уж людей не боишься!»

Полицай стукнул Артема по затылку, и мальчик упал. Но тут же вскочил и побежал домой. Убегая, он слышал, как полицай скверно выругался и пригрозил: «Погодите, я еще доберусь до вас, большевистские охвостья!..»

Когда немцы захватили город, ребята продолжали учиться по своим учебникам. А потом комендант запретил учителям упоминать на уроках имя Ленина, Сталина, приказал ничего не говорить о Коммунистической партии и Советской власти, как будто их никогда не было. Преподавать разрешалось только «чистую науку», прославляя при этом германский рейх и великого фюрера. Все дети должны были учить немецкий язык.

Однажды учительница Анна Ивановна перевела на немецкий песню «Дан приказ: ему — на запад, ей — в другую сторону, уходили комсомольцы на гражданскую войну». По знакомому любимому мотиву и слова легко запоминались.

Во время урока пения мимо школы проходил полицай Корзун с ефрейтором Фрицем. Услышав «крамольную» песню, они ворвались в школу, разогнали ребят подзатыльниками, а учительницу избили и увели. С тех пор дети перестали ходить в школу.

Но настоящее испытание Артем принял вместе с отцом летом сорок второго года.

...В мастерских, в ближайшем военном городке, работал друг Григория Михайловича, передававший партизанам ценные сведения. Как-то при встрече отец сообщил ему о том, что партизаны нашли две брошенные танкетки, но завести их не могут: нет аккумуляторов. «Может, что-нибудь сообразишь?» — попросил Григорий Михайлович.

Друг сумел вынести аккумуляторы из мастерских и спрятать их в лесу, в заросшем, обвалившемся окопчике, Тогда, взяв двухколесную тачку, Григорий Михайлович и Артем пошли в лес — как бы за хворостом для печки: так местные жители обычно добывали себе топливо. Собирая сухой валежник, они добрались до окопчика, уложили аккумуляторы на дно тачки и прикрыли хворостом. Отец впрягся руками в оглобельки, а сын подталкивал тачку сзади.

Тяжело было везти — железные колеса глубоко врезались в песок! Выехав из леса на опушку, остановились передохнуть. Оглянулись и в испуге замерли:- впереди, на шоссе, которое надо было пересечь, стояли машины, а около них расхаживали немцы и, размахивая руками, о чем-то оживленно говорили.

Что делать? Как быть? Податься назад в лес — могут заподозрить и задержать. Но и долго стоять на месте в ожидании того, что машины уедут, тоже подозрительно. А если идти вперед, можно нарваться...

И все-таки Григорий Михайлович решил идти прямо на опасность, памятуя о том, что в таких случаях чем смелее действуешь, тем лучше. Так и получилось — им удалось пересечь шоссе между машинами, а немцы, занятые своим делом, не обратили на них никакого внимания. Пот тогда прошиб отца и сына!..

Аккумуляторы они закопали у себя на огороде. На другой день к ним заехала женщина на подводе, груженной солью, и увезла добычу в партизанский отряд.

Любимой игрой мальчишек была война, и предводительствовал ватагой обычно Артем. Местом для битвы он выбирал или луг, неподалеку от шоссе, или высотку, с которой просматривался аэродром.

Мальчишки тешились битвой, а Артем, командир, стоял на пригорке, наблюдая сражение, и при этом замечал, сколько и каких машин прошло по «Варшавке», с какими эмблемами на бортах: то это орел, то дубовый лист, то мчащийся кабан, то сидящий волк — каждая немецкая часть имела свой знак. А потом парнишка сообщал обо всем увиденном отцу.

Труднее было наблюдать за настоящим аэродромом: поблизости от него ребятам не давали играть ни патрули, ни фельджандармы, в мундирах с бархатным воротником и с медной бляхой на груди.

В нескольких километрах от города, в деревне, жила тетя Настя, родная сестра Анны Никитичны. Кратчайший путь в эту деревню шел мимо аэродрома. Но для этого нужно было пересечь небольшую речушку и пройти около поста полевой жандармерии.

Однажды Артем пошел по этому избранному отцом пути и... не прошел. Его остановили. Он заплакал, причитая: «Я к те-ете иду... Она хворая... Пустите! Я ей яйки несу-у...»

Яйца у него, конечно, отобрали и прогнали обратно. Через несколько дней он снова пошел по этому пути и понес не только «яйки», но и кусок сала и бутылку самогонки.

Его остановил пожилой патрульный. Он отобрал все, что было в корзинке, и... пропустил мальчишку, сказав при этом: «Гут, юнге! Бравер {4} Комм, комм еще. Я тут через айн день».

С тех пор Артем часто ходил к тете Насте мимо аэродрома и, кося глазами, пересчитывал самолеты: сколько тут «хейнкелей», «юнкерсов» и «мессеров».

К тетке он ходил с удовольствием, потому что она хорошо его привечала, угощала сметаной и поджаренными колдобиками — картофельными пельменями. Там он встречался со своим братом-сверстником Федюнькой, с которым дружил.

Тянуло туда мальчика и потому, что он любил наблюдать, как ухаживают за своими птенцами аисты, свившие большое гнездо на соломенной крыше теткиного сарая.

Вот и в эту весну они опять прилетели на насиженное место. Да, надо бы сходить в деревню по знакомой тропе, мимо аэродрома, но сейчас там не пройдешь: его «друг» Ганс убыл в отпуск. Уезжая, он сказал Артему о том, что у него на родине «драй мальшик», что старшему, Карлу, уже шестнадцать лет, и его тоже, наверно, возьмет война.

Прощаясь с Артемом, который напоминал немцу сыновей, Ганс подарил ему губную гармошку. С тех пор тот не расставался с ней, наигрывая простенькие мотивчики, и не гадал, не думал о том, что впоследствии мелодия, сыгранная на этой гармошке, станет сигналом тревоги для отца и его друзей.

Первая весточка

Наступило утро. Апрельское солнышко залило своим теплым светом улицу, двор и через окно ворвалось в дом. Проснувшись, Нина сладко потянулась. Услышав за окном чириканье воробышков и писклявые голоса касаток, лепивших гнездышко за стрехой, она вспомнила о том, что и у них в Стайках ласточки лепили такие же земляные чашечки.

На мгновение ей почудилось, что нет никакой войны, что она находится дома и вот-вот услышит добрый голос матери: «Ниночка, будет тебе потягиваться, вставай. Ранняя птичка уже носик прочищает, а поздняя лишь глазки продирает...»

Ах, какое это было благодатное время! Набегавшись вечером, утром проспишь долго, а мать не разбудит вовремя, пожалеет. Вскочишь с постели, выбежишь во двор и давай плескаться холодной водой.

А тут не выбежишь и не крикнешь, как в детстве: «Солнышко, солнышко, я тебя люблю!» Впрочем, ребятишки, ее новая родня, кажется, уже на воле: что-то не слышно их в доме. Нет, кто-то есть... Вон из-за полога показалось розовое личико Милочки.

— Пойдем на улицу! — позвала она.

Нина с улыбкой поманила ее пальцем, но девочка не переступила порог:

— Мама и папа будут лугать.

Хлопнула наружная дверь, и послышался строгий окрик матери:

— А ты чего тут вертишься? Милочка махнула ручкой и скрылась.

Анна Никитична принесла Нине в комнату таз с водой:

— Умойся здесь.

И пока девушка умывалась, наставляла ее:

— Держи, Нинушка, ухо востро! Нынче утром соседи уже выспрашивали о тебе, что да как... Особенно донимала длинноносая Агафья. А я ей говорю: вот, мол, своих детей куча, а тут еще лишний рот прибавился. А она мне: «Да что ты, Никитична, бога гневаешь? Ведь ты ей мачеха! Смотри, народ осудит тебя. Скажи спасибо, что помощь тебе бог послал. Видим, закружилась со своим выводком...» В общем, пока оглядись, обвыкни.

И пришлось Нине в первые дни заниматься только детьми, которые так быстро привыкли к ней, словно она действительно была своя и жила с ними давно.

Улучив как-то минутку, когда осталась с «отцом» наедине, спросила:

— А как «Северок»?

— Он уже тут.

— Отлично! — обрадовалась Нина.

— Покажите где.

— Не горячись. Днем много глаз.

Девушка скрепя сердце согласилась, хотя ей не терпелось поскорее проникнуть туда, где была спрятана рация, и связаться со своими.

Наступил вечер. После ужина дети устроились на полу и вскоре уснули.

Анна Никитична легла на кровать и, покачивая люльку, тихо замурлыкала: «Баю-баюшки, не ложись на краюшке, с краюшка упадешь, головушку разобьешь...» Павлик ворочался, трудно засыпал и временами стонал, вскрикивал, как будто опасался краюшка, с которого можно упасть.

А когда уснул, мать все равно не смогла сомкнуть глаз: знала, что муж и Нина должны сегодня ночью связаться с Москвой...

* * *

Девушка подготовила коротенькую радиограмму и доложила «отцу»:

— У меня все в порядке.

Григорий Михайлович сначала отправился один и, обойдя дом, вернулся к «дочке», дожидавшейся его в своей комнате.

— Можно, — шепнул он.

Вместе вышли во двор и осмотрелись: на улице и на задах пустынно. Молчит и темно-зеленый курганчик-дзот за соседним двором. Месяц — полкаравая. Небо в звездах, словно в веснушках. Сунув Нине в руку карманный фонарик, Григорий Михайлович шепнул:

— Потихоньку лезь. Смотри не сорвись! Я внизу покараулю.

Девушка поднялась по хлипким ступенькам и нырнула на чердак. Нагнувшись, стала присматриваться. Темно... Кое-где лунная белизна прорывалась в щели крыши яркими бликами. Пахло прелью, пылью и мышами. Где же тут корзина, в которой спрятана рация?

Нине не хотелось без нужды зажигать фонарик: вдруг кто-нибудь заметит с улицы? Она ощупью шагнула и наткнулась на ящик. В этот момент недалеко, на ложном аэродроме, вспыхнул мощный прожектор, и огромный белый меч зашарил сначала по небу, а потом скользнул к земле и, осветив поселок, кинжальчиками прорвался в щели крыши.

Нина вздрогнула и зажмурилась. В глазах зарябило. Полоски пронзительного света вырвали из чердачной темноты ящики, кадушки, поржавевшие ведра, тазы и... корзину.

Встав на колени, девушка вытащила из нее какое-то тряпье и на самом дне, в двух парусиновых сумках, нащупала рацию и батареи питания. «Вот оно, мое тихое оружие...» Нина бережно вынула из корзины «Северок».

Поставив его на ящик, она торопливо заправила за стропила шнур-антенну. Надев наушники, склонилась к рации и положила правую руку на ручку «волны». В левой — держала фонарик, но пока не зажигала его.

В уши хлынул разноязыкий, суматошный радиоэфир, в котором выделялась немецкая речь, прославляющая победы на восточном фронте. Поймав нужную волну, Нина направила луч карманного фонаря на бумажку с колонками цифр. Тихонько заклевал ключ: ти-ти-ти... Пошла морзянка точками и тире...

Передав радиограмму, девушка спрятала рацию в корзину и вновь прикрыла ее тряпьем. От волнения била мелкая дрожь.

Радостная, Нина быстро спустилась с чердака. А когда вошла в свою комнату, увидела Анну Никитичну с подушкой в руках. Удивилась: «Чего это она?»

Но тут Григорий Михайлович вынул из кармана небольшой плоский «вальтер» и передал «дочке»:

— Спрячь, Нина. Это твой. На тот крайний случай, когда другого выхода не будет...

Девушка взяла пистолет и вдруг почувствовала себя значительно сильнее. Она сунула его под матрац у изголовья и что-то доброе хотела сказать «отцу», но тот шагнул в большую комнату и скрылся за пологом.

Анна Никитична устало положила подушку на кровать и, сев возле Нины на краешек койки, долго молча смотрела на ее раскрасневшееся, возбужденное лицо. Молчала и девушка, прислушиваясь к сильным, гулким толчкам своего сердца.

Хозяйка, тяжело вздохнув, беглым движением руки перекрестила Нину и промолвила:

— Лиха беда — начало... А перед тем как уйти, сказала:

— В случае чего продави подушкой стекло и... во двор.

В тот вечер, взволнованная первым сеансом связи, Нина долго не могла уснуть.

«Какой у «отца» особенный, с революционным значением, псевдоним! — размышляла она. — Лан: Ленин — Александр Ульянов — Надежда Крупская... Символично! А у меня — просто: Луга. Есть такой город и река. Немцы там, прорываясь к Ленинграду, много положили своих солдат. Значит, Луга тоже неплохо...»

На следующее утро, после завтрака, Григорий Михайлович сказал:

— Ну, Нинушка, сегодня поеду оформлять твою прописку.

— А не прицепится какой-нибудь «крючок»?

— Все будет в порядке. Вот справка от старосты: в ней написано, что ты действительно являешься моей дочерью.

«Отец» уехал и почему-то долго не возвращался, хотя нужное село было недалеко. Девушка стала волноваться и старалась отвлечься от всяческих мыслей: сначала постирала свое белье, потом стала забавляться с Павликом и Милочкой — с детьми она чувствовала себя спокойнее.

Заметив, что Нина, играя с малышами, часто посматривает на дорогу, Артем подошел к ней и тихонько сказал:

— Чего маячишь? Иди домой, я посмотрю папу и скажу тебе.

Слова «чего маячишь?» мальчик перенял у матери, которая недавно выходила во двор и точно так сказала Нине.

Из окна послышался голос Анны Никитичны:

— Ребята, идите обедать!

Все заторопились в дом, а Артем остался во дворе и начал мастерить из катушки и кусочка жести маленький самолетик, состоящий из одного пропеллера.

Григорий Михайлович вернулся к обеду. Он развернул перед Ниной паспорт и показал ей голубоватый вкладыш, на котором имелась прописка на немецком и русском языках, скрепленная печатью с орлом и свастикой.

— Как видишь, дочка, все в порядке, — сказал «отец» с улыбкой. — Твой документ даже не заклеймили буквой Ч, чужая, как это обычно делают с пришедшими со стороны. Только в город все-таки не ходи: попадешь в облаву — заберут в Германию и с таким паспортом.

После обеда Григорий Михайлович уединился с Ниной в ее комнате.

— Проехал в город и хорошие гостинцы тебе доставил.

И Нина поняла, что «отец» принес от своих друзей какие-то сведения.

Вечером, когда стало смеркаться, девушка передала в Центр, что сегодня в город прибыла автоколонна семитонных «бюссингов» в количестве 28 машин с опознавательным знаком «лев». А в сторону Жлобина проследовал состав из 8 цистерн с горючим, 12 крытых вагонов, 14 платформ с автомашинами. Передала также, что сегодня в сторону фронта с аэродрома вылетело 30 «Хейнкелей-111», 18 «юнкерсов», а на аэродроме базируется часть ФВ-190.

В первые дни Нина никуда не выходила дальше своего двора, и докучливая длинноносая соседка упрекнула хозяйку: «И чего это ты, Никитична, держишь старшуху взаперти? Али боишься, что кто-нибудь сглазит вашу красавицу?»

Сидя в своей комнатушке, Нина вздрагивала при каждом стуке в дверь, когда к писарю общины приходили посетители, чаще всего женщины. Отгороженная от большой комнаты лишь брезентовым пологом, девушка слышала, как просительницы заискивающе называли «отца» «господин писарь», и видела в щелочку, что они кланялись ему в пояс.

Выдавая ту или иную справку, писарь не принимал от посетителей подачек, но женщины совали ему в руки свои узелки и все приговаривали: «Что ты, милый... Чем богаты, тем и рады...»

«Нет-нет, дорогая, иди, иди», — торопливо выпроваживал «отец» очередную посетительницу и при этом посматривал на Нинину дверь. Ему было неловко от мысли: ведь девушка может подумать, что до ее прихода он принимал подношения...

Обыск

Приближался май. И Нину стали тревожить воспоминания о родном городе, о своем доме. К Первомайским праздникам, бывало, готовились: убирали улицы, дворы, квартиры, высаживали молодые деревца, шили летние платья. В первый день мая, во время демонстрации, все уже обновленно сияло на солнце. По всему городу гремела музыка и неслись песни.

А тут, в оккупации, все как будто бы придавлены огромным прессом и дышат-то своим воздухом словно украдкой.

«Да ведь плетью обуха не перешибешь, — сказала как-то Анна Никитична. — Остается только действовать исподволь, втихую. Говорят же, что по капле и море складывается...»

Чтобы Нина не скучала без дела, хозяйка дала ей свои поношенные платья, юбки, и та стала выкраивать из них платьица для Милочки, рубашонки, трусы, штанишки для мальчишек. Ножная машинка от долгого бездействия заржавела и стучала, как молотилка. Нина разобрала всю машинку по частям, смазала детали, снова собрала, и та перестала тарахтеть.

За этой работой девушка просматривала полученные от «отца» сведения на клочках папиросной бумаги, готовясь к передаче в эфир. В случае опасности их можно было моментально скомкать и проглотить.

Для отвода глаз, на всякий случай, она тут же писала письмо своей маме и, неоконченное, держала его под шитьем — там же, где прятала донесения.

* * *

Днем и ночью, гудя и громыхая, катили на машинах по «Варшавке» немецкие солдаты. Иногда машины останавливались на малые привалы, и солдаты заходили в домик «отца» попить молока.

Разговаривали они громко, вели себя шумно, без конца гоготали. Лица у всех были заветренные, сытые: это перебрасывались из Европы на восточный фронт свежие войска.

Как-то Григорий Михайлович сказал Нине грустно:

— Что-то медлят союзники с открытием второго фронта! Берегут свою кровь, а наша им что вода...

Однажды немецкий ефрейтор, забежав в дом, бесцеремонно подошел к дверному проему и открыл полог. Девушка быстро сунула донесения под шитье.

— О, фроляйн! — воскликнул ефрейтор, осклабившись, и дотронулся до ткани. — Кляйн киндер?

Нина с улыбкой ответила по-немецки:

— Я, я.

— Гут, гут, фроляйн, — похвалил он Нину и поспешно покинул дом.

После этого случая «отец» посоветовал девушке быть поосторожнее.

— Пожалуй, лучше всего проводить сеансы ранним утром, на рассвете, когда слухачи у пеленгаторов устают за ночь.

— Наверное, — с улыбкой согласилась Нина, вспоминая себя во время обучения. — Под утро действительно особенно хочется спать.

Но однажды произошло то, что очень встревожило девушку. В тот день по улице поселка дважды проехала на малой скорости высокая машина с радиопеленгатором.

«Щупают...» — поняла Нина, сидя в своей комнате за шитьем.

Вечером, когда было еще светло, она поднялась на чердак и стала передавать очередную радиограмму. Нина не слышала, как Артем по-кошачьи тихо влез на чердак, и вздрогнула от его приглушенного голоса:

— Немцы с обыском.

Девушка накинула на рацию дерюжку, а наушники снять с головы не успела, обернувшись на его голос.

— Где они?

— Близко. С ними отец.

— Иди на крыльцо и проследи.

Мальчик шмыгнул с чердака вниз по лестнице.

Нина торопливо сунула рацию и батареи в корзину и прикрыла все тряпкой.

Спустившись вниз с корзинкой в руках, девушка направилась через двор на зеленый лужок, где поблескивали весенние лужи и пробивался молодой пырей.

Идя по лугу, Нина рвала травку и клала в корзину: если кто и увидит, то подумает, что собирает для коровы. Надо вести себя естественно, непринужденно, как ее: учили. Такое поведение не привлекает ничьего внимания.

И вдруг Нину пронзила страшная мысль: «Ох, я ведь забыла снять со стропил антенну! Что, если найдут?..»

Покосилась направо, в сторону дзота. Никого не видно. Наверно, еще не пришла ночная смена, а днем в этой норе сидят двое автоматчиков, которые выползают на волю только по нужде и справляют ее бесстыдно, На виду у жителей.

Нина ходила по лугу и собирала траву до тех пор, пока к ней не пришел Артем. Для виду он тоже нарвал немного травы и шепнул:

— Идем.

Вернулись они с луга вдвоем, неся корзину, доверху набитую травой.

— А мы уж бог знает что о тебе, Нина, подумали... — сказала Анна Никитична, встречая их у сарая, где стояла корова. — Как бы не попала со страха прямо в лапы к волкам!

— Но если бы я осталась на чердаке, то рисковала бы больше.

— Немцы туда не заглянули.

— Слава богу... — с облегчением вздохнула девушка. Ей было стыдно признаться в том, что она допустила впопыхах грубую оплошность.

Анна Никитична успокоила ее:

— Они зашли в дом, поели сала и опять ушли с отцом. Он у них вроде понятого, что ли. Староста его выделил.

Смеркалось, когда Григорий Михайлович вернулся домой.

— Ну, на этот раз пронесло, — сказал он «дочке». — Видимо, немцы что-то учуяли. А вообще-то нам надо пересмотреть место: уж больно, у всех на виду приходится лезть на верхотуру!

* * *

В ту же ночь, часа в два, Нина проснулась от страшного грохота. В той стороне, где был настоящий аэродром, слышались сильные взрывы, дрожала земля, дребезжали в окнах стекла. Грохот смешивался с частыми хлопками зениток.

Ребята не проснулись: или потому, что спали крепко, или уже привыкли к громам войны. Только вздрагивали и что-то бессвязно бормотали. Мать легла между ними и, поглаживая их, приговаривала:

— Спите, детки... Спите.

Накинув халатик, Нина вошла в большую комнату и встала у окна рядом с Григорием Михайловичем. Там, где был аэродром, полыхало пламя, озаряя небо и землю кроваво-красным отсветом.

— В самую сердцевину угодили, — радостно проговорил «отец».

— Господи, страсти-то какие! — перекрестилась Анна Никитична.

— Чего, вы? — сказала Нина. — Это же наши бомбят!

— А от наших-то еще обиднее смерть принять, если ошибутся... — промолвила хозяйка, прикрывая детей старым рядном, как будто это зыбкое покрывало могло спасти малышей от огня и осколков.

Глядя в окно, Нина впервые почувствовала, что сделала что-то значительное, и радовалась: это по ее весточке прилетели мстители.

Пожар на аэродроме полыхал до утра, и девушка не могла уснуть до рассвета. Лишь потом немного забылась и проснулась от того, что в ее комнату вошел Григорий Михайлович с Артемом. Мальчик стоял потупившись. Потом он тихо проговорил:

— Я давно догадывался, да молчал. Боялся, что ругать будете...

Дерзкая разведка

Накануне Первомая Григорий Михайлович взял у соседа бычка, который был закреплен старостой за двумя дворами, и перепахал огород, перемешав навоз с рыжей землей. А на третий день мая начали сажать под плуг картошку.

Впереди бычка, ухватившись за повод, шел Сережа, плуг вел отец, вслед за ним шла мать с корзиной, наполненной картофелем, в левой руке, а правой она бросала в борозду мелкие клубни. Картофель ей подносил в мешке Артем.

Нина вознамерилась было помочь, но Анна Никитична возразила:

— И без тебя управимся! Ты вон лучше Красавку на лугу попаси да с малышами займись.

Заналыгав корову веревкой, девушка повела ее в сторону шоссе, на зеленый лужок, ощетинившийся густым пыреем. На левой руке у Нины сидел Павлик, обхватив ее ручонкой за шею, а рядом брела Милочка, уцепившись за полу. Вслед за ними скакал верхом на палочке с хворостинкой в правой руке Володя и, воображая, что едет на настоящем коне, подхлестывал его и посвистывал: «Фью! Фью!»

По оживленному движению на «Варшавке» чувствовалось, что немцы стремятся накопить в каком-то месте на восточном фронте огромные силы. Ни «отец», ни Нина не знали тогда, что немецкое командование разработало операцию под названием «Цитадель» и Гитлер поставил своим войскам задачу: «Полностью уничтожить большевистскую ересь и выполнить свою историческую миссию по освобождению германского народа от азиатской опасности...»

Расположившись на лугу недалеко от шоссе, Нина передала поводок Володе:

— Поводи Красавку, пусть она пощиплет немного. А сама стала играть с Павликом и присматриваться к шоссейке, мысленно пересчитывая технику и живую силу врага.

Вот железной лавиной, грохоча и сотрясая землю, несется колонна танков с крестами на бортах, а вслед за ними — тягачи с пушками. Вот с ревом и подвыванием катят дизельные транспортеры и тяжелые автомашины, в которых будто многоголовое чудище, сидят в касках солдаты, тесно прижавшись друг к другу. И вид у этих солдат такой, словно ничто и никто не остановит их в движении на восток...

В тот день, после обеда, Григорий Михайлович ушел в город и вернулся к вечеру, когда Нина уже передала в Центр сведения о прошедших по шоссе войсках. Она знала, что «отец» никогда не являлся из города с пустыми руками.

— На станцию Березина пришел эшелон с тюкованным сеном.

— Ну и что? — удивилась Нина.

— Надо бы передать в Центр.

— А стоит ли? Подумаешь, сено!

— Почему-то на каждой платформе часовой. Знать, эшелон особой важности...

Нина недоуменно повела плечами и села за машинку «шить»: надо было подготовить это сообщение. Потом взяла ведро с водой и направилась во двор, к сараю, где хранилась теперь рация, спрятанная в соломе.

Подходя к сараю, девушка оглянулась по сторонам: поблизости никого. И около дзота — тоже. Видимо, солдаты сидят в своей норе.

Как только Нина вошла в сарай, Красавка потянулась к ней и промычала: му-у...

— На, на, милая. — Девушка поставила ведро под морду коровы. Но та не притронулась к воде и опять замычала. Тогда Нина сунула ей хлебную корочку, как делала это обычно перед дойкой, и отошла к стожку соломы.

Примостившись в его нише, развернула рацию и, прикрыв ее телом, быстро выстукала морзянкой то, что передал ей «отец». Перейдя на прием, получила приказ: «Выясните, что находится под сеном».

На следующий день, вернувшись к завтраку из города, Григорий Михайлович огорченно сообщил, что ночью эшелон с сеном проследовал дальше.

«Эх, упустили!» — едва не воскликнула с досадой Нина и с укором взглянула на «отца», будто винила его за это. И тот почувствовал себя неловко, словно и в самом деле был виноват...

— На подходе еще такой же эшелон, — шепнул он «дочке» и опять куда-то ушел.

А Нине думалось: окажись она сама в городе, то, наверное, давно бы все выяснила. Но это было ох как непросто!

...На станции — полутемно. Кое-где одинокие фонари стрелок высвечивали стальные пути, на которых стояли эшелоны с воинскими грузами. На пятой линии — цепочка длинных платформ, высоко груженных тюками сена.

Именно к этому составу шагали двое: приземистый усатый мужчина нес молоток на длинной ручке, а у высокого широкоплечего была в руке масленка. Оба — в потертых, замасленных куртках, у высокого на голове — старая приплюснутая кепка, у усатого — форменная фуражка железнодорожника со смятой тульей.

Подходя к нужному эшелону, они услышали окрик часового:

— Хальт! Цуркж!

— Чего орешь? — проговорил усатый глухим голосом. — Их бин ваген майстер, а это — масленщик. Никс шмирен — пике сарен: не подмажешь — не поедешь. Буксы загорятся.

Присмотревшись к усатому, часовой узнал в нем того, (кто еще днем осматривал вагоны.

— Гут, гут, майстер, — солдат махнул автоматом, пропуская двоих к эшелону, который готовился к отправке.

Мастер и масленщик неторопливо зашагали вдоль состава. Останавливаясь около вагонов, усатый постукивал молотком по осям и колесам, не появилась ли в металле трещина.

Вдруг мастер наклонился и, вынув из-за пазухи железную коробочку, «приклеил» ее к стальной раме платформы; это была магнитная мина, похожая на черепашку.

Пройдя весь состав от хвоста до паровоза, они убедились в том, что на каждой платформе сидит автоматчик.

«Охрана надежная... — задумался «масленщик». — Как же все-таки пробраться на какую-нибудь платформу и проникнуть под тюки?..» Он зашел за шпалы, лежавшие штабелями между путями, и присел там как бы по нужде, а усатый проследовал дальше, к станции.

Вскоре эшелон тронулся. Сидя за шпалами, «масленщик» приметил, как перед отходом поезда часовой, стоявший на тормозной площадке последнего вагона, перелез на платформу и уселся там в нише между тюками. Да, на сене явно поуютнее и не будет так продувать, как на открытой площадке!

Когда последний вагон поравнялся с тем местом, где укрывался «масленщик», он выскочил оттуда, пригибаясь, кошкой вспрыгнул на ступеньки тормозной площадки последнего вагона и, скорчившись, замер.

Убедившись в том, что не был замечен часовым, поднялся на тормозную площадку и присел на корточки, крепко сжимая финку: а вдруг немец вздумает вернуться на свое место?

Большегрузный поезд, набирая скорость, прогромыхал через мост и покатился к линии фронта.

«Масленщик» прислушался: часового не слышно. Может, уже задремал? Нет, надо выждать. Взглянул тихонько на край дощатой стенки и увидел солдата: тот нахлобучил на лоб стальную каску, и было неясно, закрыты у него глаза или нет. Вот он склонил голову налево. Значит, надо подбираться справа...

Цепляясь за край дощатой стенки, «масленщик» переполз через нее и прильнул к тюкам. Передохнув, пополз к нише справа. В последнее мгновение часовой вдруг открыл глаза и схватился было за автомат — даже успел пробормотать «хенде», но затем вместо слова «хох» из груди у него вырвался лишь глухой хриплый стон: «Ох...»

Сняв с убитого автомат, «масленщик» стал быстро действовать: теперь нельзя медлить — скоро будет станция. Да и магнитная мина может сработать! Раздвинув тюки, он нащупал... холодную сталь. Выдернул один тюк, другой, третий... Гусеница! Широкая! Кажется, около метра... Вынув еще несколько соломенных тюков, изучил лобовую броню: пожалуй, пятнадцать сантиметров будет... Ого, какой-то новый, сверхтяжелый танк!

«Масленщик» перебрался на тормозную площадку и, присев на ступеньках, стал выжидать благоприятный момент для прыжка: скоро станция, и поезд при подходе к ней наверняка замедлит ход. Вроде уже светает — звезды начинают бледнеть...

Вскоре поезд действительно начал притормаживать. Вот-вот покажутся дзоты, окружающие станцию. Крепко прижав автомат к животу, «масленщик» прыгнул по ходу движения и кубарем покатился по песчаному откосу...

* * *

Об этой ночной разведке Нина ничего не ведала. Узнала лишь на другой день от «отца». Передавая «дочери» сведения, он шепнул ей на ухо:

— Я таких чудовищ у них не видел... Наверно, хотят ошеломить нас!

* * *

Не знали тогда ни «масленщик», ни Григорий Михайлович, ни Нина о том, что Гитлер решил подавить наши войска на Орловско-Курской дуге новыми танками с грозными названиями «тигр» и «пантера».

Вскоре Центр получил от Луги и Лана эти ценные сведения.

Ночной гость

Май сорок третьего года был прохладный, и Григорий Михайлович, надевая телогрейку, вспомнил пословицу: «Вот так май! Коню сена дай, сам на печь полезай». А жена поправила его: «Май холодный — год хлебородный».

Заботы о большой семье не давали им покоя. Кроме картошки, посаженной на огороде, были у них посеяны рожь, овес и просо на небольших делянках недалеко от поселка. «Была бы бульба, просо да жито — проживем сыто», — не раз говорила Анна Никитична.

Прислушиваясь к разговору местных жителей, Нина улавливала в них главную заботу — о пище. Девушка внимательно присматривалась к людям, которые приходили к «отцу», и каждого прощупывала взглядом: кто он, что он?

Но понять их было не так просто: люди чурались друг друга и нередко скандалили по всяким мелочам. Вот, например, длинноносая соседка повздорила с Анной Никитичной из-за того, что чужие куры перешли на ее двор и что-то там поклевали...

Вгорячах Анна Никитична обозвала соседку «языкастой ведьмой», за что та еще больше взвилась:

— Молчи, коммунистка! Думаешь, если твой муж помощник старосты, то на него и управы нет?

И понесла на всю улицу: «А уж и впрямь ли Нинка — дочка Михалыча? Уж больно мачеха ласкова с падчерицей: к работе не приневоливает. Может, это как раз дочь какого-нибудь партизанского комиссара и ее тут укрывают, чтобы потом милость от коммунистов получить?..»

* * *

Услышав все это, «отец» встревожился. Конечно, на чужой роток не накинешь платок, но как бы и впрямь кто-нибудь не подхватил болтовню соседки. И посоветовал жене — хоть для вида — поругать Нину погромче, чтобы все услышали.

И стала Анна Никитична поругивать «падчерицу»: или за то, что малых детей не присмотрела, или за то, что огород не прополола, корову вовремя не напоила и не подоила...

Видя, что мать отчитывает старшую сестру, дети вступились за нее. А Милочка со слезами на глазах все просила:

— Мамочка, не надо Нину лугать. Она хоошая. Я люблю ее!

Артем же и Сережа вызвались во всем помогать девушке, лишь бы она управлялась с поручениями матери.

Но теперь соседка стала злословить по-другому:

— Кажинный день писарша шпыняет свою падчерицу: то не так села, то не так встала, то не так сделала. Сама слышала, как мачеха выговаривала, что у девки руки-крюки! Посмотрите, и одевает ее кое-как — в ситце ходит, а у самой-то небось сундук ломится от добра. Известное дело: ма-а-чеха! А он-то, отец, молчит, не перечит жене — под башмаком у нее. Вот и гулять девку никуда не пускают... Да и то надо понять: куда пойдешь в ситчике? В черном теле старшуху держат, а она-то, покорная, терпеливая, все сносит и хоть бы словечко какое насупротив мачехи сказала...

— Аня, ты уж не очень нажимай на Нину, — снова попросил Григорий Михайлович, — подозрительным может показаться.

— И так — нехорошо, и так — плохо! — рассердилась жена. — На каждое чиханье не наздравствуешься.

«И то правильно...» — мысленно согласилась с ней Нина, раздумывая о том, как трудно угодить чужим людям.

Тревожили Нину и мысли о семье «дублера»: командиры приказали хранить рацию в доме Павла Степановича, но «отец» почему-то сделал по-своему.

Когда Нина спросила об этом у Григория Михайловича, тот нехотя ответил:

— Видишь ли, Нина, партизаны ему доверяют, но... лично у меня есть опасения. В колхоз Павел не вступал: извозничал. Да и родич его, Тимофей, в чести у немцев. Заметь, раньше он был единоличником и шабашничал по столярному делу, а теперь, при немцах, открыл свою мебельную мастерскую. К тому же, за дочерью этого Тимофея волочится следователь СД. Вот и соображай, что к чему...

Нина задумалась: «Как все тут сложно и странно переплелось! И не разберешься сразу... Конечно, осторожность никогда не мешает, но почему же партизаны и «Седов» доверяют Павлу Степановичу, а «отец» в нем сомневается? Может, все-таки излишне перестраховывается?»

* * *

Раздумывая о здешних людях, девушка все не могла уснуть. Время было уже за полночь, когда она услышала стук в дверь. Негромкий, осторожный — один короткий и два протяжных, царапающих. По Морзе выходит буква «в».

«Отец» подошел к двери и спросил: «Кто там?»

Вместо ответа все тот же стук: один короткий и два длинных.

Григорий Михайлович открыл дверь и впустил кого-то в большую комнату. Потом отвернул полог и позвал «дочь».

— Нина, это Вася!

Девушка поздоровалась с партизанским разведчиком.

Гость вынул из кармана что-то, завернутое в тряпочку, и передал хозяину: оказалось, очки.

— Примерь. Может, подойдут?

— Каганец засветить? — спросила Анна Никитична, встав с постели.

— Нет, нет, не надо, — отказался партизан и вместе с «отцом» и «дочерью» прошел в маленькую комнату.

— Нина, — тихо попросил Василий, — передай в Центр, что на шоссе концентрируются ягдкоманды с танками. Наверное, будут охотиться за нашей бригадой...

Парень закурил папироску и, глубоко затянувшись, простуженно закашлялся. От ужина он отказался и, одернув на себе топорщившуюся куртку, под которой таились автомат и пачка свежих газет, заторопился:

— Дзякую! Пойду ночевать к «дублеру»: мне строго-настрого приказали оберегать ваш дом.

Напоследок вынул из-за пазухи две газеты — «Правду» и местную партизанскую, передал их хозяину.

— Это — только для вас, а остальные «дублер» разнесет сам.

Нине хотелось немедленно передать сведения, полученные от партизанского разведчика, в Центр, но «отец» не разрешил:

— Сейчас опасно: по Васиному следу могут идти. Передашь утром.

Уединившись в своей комнате, девушка погрузилась в «Правду» и прочитала газету от первой до последней строчки: все ей было важно, интересно! Никогда раньше Нина не испытывала такой жадности к сухим газетным строчкам.

Особенно порадовало то, что, оказывается, в 1942 году Гитлер был вынужден бросить против партизан почти десятую часть своей пехоты. А в этом году — и еще больше. «Есть в этой борьбе и наша маленькая частичка...» — с гордостью подумала девушка.

Потом она зашифровала сведения, переданные Василием, легла в постель. А проснулась оттого, что вскрикнула во сне.

— Ты что, Нина? — спросила Анна Никитична, приоткрыв полог.

Протирая глаза, девушка пробормотала:

— Собака приснилась. Вроде укусить хотела.

— Собака — это, значит, к тебе друг какой-то хочет приласкаться.

— Какой там друг... — усмехнулась Нина и встрепенулась. — Ой, что это я прохлаждаюсь?

Вскочив с кровати и даже не умываясь, она схватила подойник и пошла в сарай, чтобы связаться с Центром. Все передав, Нина перешла на прием и получила новое задание: «Ведите наблюдение за власовцами».

«Да, пока все сходит с рук, — думала девушка. — Или уж я такая везучая, или немцы даже не допускают мысли, что простая девчонка может совершить что-либо опасное для них...»

И тут Нина вспомнила, как дома, бывало, если она начинала чем-нибудь похваляться, мать сразу же обрывала ее: «Прикуси язык, а то дьявол подкузьмит...»

«Конечно, это глупое суеверие...» — решила девушка, но, выходя с ведром молока из сарая, оглянулась по сторонам и легонько прикусила кончик языка: на всякий случай.

Страшная собака

Утром того дня Артем вбежал с улицы и приглушенно воскликнул:

— Машина!

— Какая машина? — удивился отец, сидевший за столом и перебиравший бумаги.

— С рогулькой!

Нина, одевавшая малышей, тревожно переглянулась с Григорием Михайловичем: пеленгатор...

Занимаясь каждый своим делом, «отец» и «дочь» смотрели в окно, как машина с радиопеленгатором проходила по улице на малой скорости. Вот она остановилась против их дома, постояла немного, потом развернулась и пошла обратно.

Артем выбежал на улицу и вскоре вернулся:

— Уехали!

— Побудь там еще, — приказал отец. Мальчик выскочил из дома.

Весь этот день был пасмурным: серой кошмой нависла над головой низкая пелена туч, потом посыпался, словно через сито, дождь.

Нину такая погода угнетала, навевала тоску. Все время хотелось спать, но заснуть она не могла: ожидала чего-то страшного и не знала, как избавиться от тяжелой тревоги.

Пасмурная погода как бы приблизила сумерки. Малых детей Анна Никитична накормила пораньше и уложила спать, а потом сели ужинать взрослые и Артем. Огонь не зажигали.

«Отец» наклонился к «дочке» и тихонько сказал:

— Я разобрал и почистил. Что-то вроде заедает... Нина встала из-за стола и направилась в свою комнату.

— Доела бы, — сказала ей вслед Анна Никитична.

Артем повел глазами на уходившую из-за стола «сестру», на отца, на мать и продолжал есть все так же неторопливо. Но как только Нина оказалась в своей комнате, встал:

— Схожу на улицу.

— Да куда ты в такую погоду? — возразила мать. А отец махнул рукой:

— Пусть сходит! Не сахарный — не растает.

— Накинь хоть дождевик, — подсказала Анна Никитична.

* * *

В комнате Нины было темновато. Она достала из-под подушки пистолет, вынула обойму: что же в нем заедает?..

В это время в большой комнате послышался какой-то шум. Вложив обойму, Нина замерла с пистолетом в руке.

Накинув на плечи дождевик, Артем подошел к двери и взялся было за ручку, но в тот самый момент кто-то рванул снаружи дверь на себя, и она распахнулась. Мальчик испуганно вскрикнул и отскочил: под ноги ему бросилась здоровенная овчарка, похожая на волка.

Нина прильнула к щели полога и увидела, как вслед за собакой в комнату ворвались трое: высокий солдате поводком в левой руке, ефрейтор Фриц с усиками «кляксой» и молодой офицер в сером прорезиненном плаще, с фонариком в левой руке.

На мгновение девушка оцепенела. Случайно зашли или... Стрелять? А вдруг что-то заест? Да их все равно всех не перебьешь сразу, а семью погубишь... Что же делать? Куда спрятать пистолет?..

Скользнув вокруг глазами, она остановила взгляд на платяном шкафу, у которого верхняя стеклянная вставка была выбита. Бросить туда, в белье? Нет, нет, сразу найдут. Нина повернулась к полураскрытому окну и, не раздумывая больше, кинула пистолет в огород.

Прикрыв створки, девушка стала торопливо разбирать постель, как бы готовясь ко сну. Поправив матрац и натянув на него простыню, начала взбивать подушку, стремясь мысленно подавить в себе мелкую дрожь: «Спокойно... Спокойно...»

А в большой комнате в эти напряженные мгновения происходило вот что.

Увидев немцев с собакой, Григорий Михайлович замер с ложкой в руке, а потом стал так торопливо хлебать из миски молоко, будто опасался, что непрошеные гости отнимут у него еду. Артем шмыгнул за печку, а Анна Никитична подалась к спящим на полу детям и застыла около них в решительной позе, готовая защищать их ценой своей жизни.

.Собака обошла стол, обнюхала хозяина, прошла мимо спящих детей и потянулась к двери, занавешенной пологом. Офицер рывком откинул брезент в сторону и направил пучок света карманного фонарика внутрь помещения. Пропустив собаку вперед, шагнул в комнату автоматчик.

Луч фонарика ослепил Нину. Прикрыв глаза подушкой, она замерла. Собака стала обнюхивать ее голые ноги, и Нина, ощутив влажное горячее дыхание животного, задрожала от предчувствия того, что вот сейчас пес схватит ее острыми зубищами и начнет рвать...

Офицер осклабился и сказал по-немецки:

— Каине ангст, фроляйн! Унзер зуххунд байст нур партизанен!

— Нихт ферштейн, нихт ферштейн {5}... — пробормотала Нина, хотя и поняла, что сказал офицер.

Обнюхав девушку, собака повела носом в сторону постели, а потом — шкафа. Солдат резким движением открыл его и выкинул все белье на пол. Собака обнюхала белье и потянулась в большую комнату.

А офицер задержался около Нины. Отстранив подушку от ее лица, он проговорил:

— О, варум фердекен зи ир шёнес гезихт {6}?

И, взяв девушку за подбородок, добавил по-русски:

— Немножко дикая. Я не кусайт!

Только сейчас Нина заметила, что у него на фуражке эмблема эсэсовца: череп со скрещенными костями.

В то время как офицер и солдат осматривали Нинину комнату, ефрейтор Фриц остался в большой комнате и, глядя на растерянного хозяина, улыбался. Солдат с собакой стоял у двери.

Когда офицер вышел от Нины, Григорий Михайлович уже оправился от растерянности и, встав из-за стола, поклонился:

— Садитесь, господин офицер. Покушайте.

Взглянув на стол, тот поморщился:

— Млеко и каша-а...

— Для вас, дорогие гости, найдется шпиг, яйки и... — сказала Анна Никитична, подходя к столу.

— О, гут, матка, гут, — оживился офицер, усаживаясь за стол. Прорезиненный плащ его загремел, будто жестяной. Вслед за ним сел за стол и Фриц.

Закурив сигарету, офицер угостил и хозяина.

— Зер гут, господин офицер, — похвалил курево Григорий Михайлович.

Офицер сказал что-то по-немецки, ефрейтор перевел:

— Господин обер-лейтенант говорит, что ничего, но во Франции были лучше.

Убрав со стола остатки скромной пищи, Анна Никитична постелила на стол чистую скатерть и, подав на блюде сваренные вкрутую яйца, которые у нее всегда были припасены на всякий случай, стала неторопливо нарезать маленькими ломтиками хлеб.

Она явно медлила. Ее сверлила страшная мысль; «Как же я полезу за салом в подпол? Ведь там лежат батареи для рации! И хотя они спрятаны в картошку, но если начнут копаться.;.»

Когда офицер покинул Нинину комнату, ей вдруг стало дурно. Но усилием воли девушка преодолела слабость, и тошнотворная муть прошла.

Поправив волосы и одернув на себе платье, Нина откинула полог и застыла в проеме: крышка лаза в подпол была открыта и по лестнице спускался вниз Григорий Михайлович. Офицер вдруг направил в темный проем свет фонарика и что-то сказал. Фриц перевел:

: — Господин обер-лейтенант спрашивает, что, там у вас?

— Да, ничего, так... — сказал хозяин. — Битте, можете сами убедиться: солёности разные, бульба, шпиг...

— О, шпиг гут нада! — кивнул офицер.

Голова Григория Михайловича скрылась в подполе. Офицер наклонился к лазу и, опершись рукой о крышку, покрытую изнутри осклизлой плесенью, вдруг отдернул ее и брезгливо поморщился:

— Пфуй, айн вильдер {7}!

Нина схватила полотенце, висевшее у печки, и подала его гестаповцу. Вытирая запачканную плесенью руку, тот поблагодарил:

— Данке, фроляйн.

— Пожалуйста, — с улыбкой ответила Нина.

В то время как немцы обшаривали квартиру, полицай, пришедший с ними, слазил на чердак и, вернувшись, доложил офицеру, что на верхотуре ничего нет, кроме пыльного хлама и мышей...

В это время из подпола показался хозяин, держа в руке кусок просоленного, с мясными прожилками сала. Лицо у него было красное, потное.

Офицер что-то сказал ефрейтору, и тот, вынув из-за пояса финский нож, стал нарезать сало прозрачными ломтиками, причмокивая при этом языком.

Гестаповец брал двумя пальцами ломтик сала за шкурку и, подбрасывая его над мордой овчарки, отрывисто покрикивал: «Ап!» Собака подхватывала сало на лету и проглатывала. Офицер смеялся, ефрейтор, как и раньше, чему-то улыбался, а солдат стоял у порога, точно истукан, и, глотая слюну, ничем не смел выражать свои чувства.

От громкого смеха дети завозились на постели и сквозь сон стали бормотать и всхлипывать.

Офицер что-то сказал по-немецки, и ефрейтор перевел, взглянув при этом на Нину:

— Господин обер-лейтенант говорит, что он холостой.

Девушка кивнула: «Гут, гут», села к столу и стала угощать гостей:

— Кушайте, господа. Битте! Пожалуйста!

— Ди дойче арме вирт гут ферзоргт {8}, — сказал по-немецки офицер, а ефрейтор перевел и добавил:

— Кушает и не нуждается.

— Я, я, — подтвердил офицер.

Нина осмелела. Слегка дотронувшись пальцем до перстня, сверкающего зеленым глазком на пальце гестаповца, нарочито восхитилась:

— Какое у вас красивое колечко!

— Смарагд, — проговорил тот, польщенный, и спросил: — Ир наме, фрейлейн?

— Нина.

— Хочешь, их комме морген абендс унд шенке дир айнен ринг {9}?

Нина растерянно взглянула на «отца», и тот смущенно проговорил:

— Что вы, господин офицер! Девушке неудобно принимать такие дорогие подарки.

И вдруг Фриц спросил, обращаясь к хозяину:

— А почему вы, господин писарь, так испугались, когда мы вошли?

— Уж больно собака у вас страшная, — ответила за «отца» Нина.

— А у нас ведь детишки... — добавила Анна Никитична.

Офицер понял, что речь идет об овчарке, и сказал по-немецки:

— Трои, бэданке дих фюр ден шпеки {10}.

Пес в ответ дважды громко пролаял. Проснулся в зыбке и заплакал Павлик. Офицер встал, кивнул девушке:

— Ауфвидерзеен, фроляйн Нина!

Прошло уже несколько минут, как «гости» ушли, но все еще молчали, опасаясь проронить неосторожное слово: знали, что немцы иной раз, не найдя при обыске ничего подозрительного, притаиваются снаружи, у двери, и подслушивают.

Было тихо. Малыши, растревоженные громким смехом и лаем овчарки, успокоились и снова погрузились в глубокий сон. Григорий Михайлович повел глазами по комнате: а где же Артем?

Дверь скрипнула, и на пороге появился парнишка, мокрый от дождя. Волосы у него приклеились ко лбу, придав его лицу угрюмый вид.

— Где ты пропадал? — спросил отец. — Как ушел?

— А через окно у Нины, — улыбнулся Артем, довольный своей выходкой. — На дворе дежурил. Вот за шею накапало...

— Сними рубашку, — сказала мать. — И чего тебя черти носили в такую погоду?

— А вдруг бы наши пришли? — удивился мальчик, и всем стало ясно, что он оберегал партизан-связников.

Артем вынул из кармана пистолет, покрытый влагой, и, передавая его «сестре», тихо сказал: «Протереть бы надо».

Нине стало неловко, будто мальчик винил ее в чем-то таком, чего нельзя было делать. Она схватила «вальтер» и шмыгнула за полог. Отец недоуменно посмотрел на сына: «Где это он взял пистолет?..»

Сунув «вальтер» под подушку, Нина начала собирать разбросанное на полу белье. И тут в окно ударил яркий свет, ослепив девушку.

Вздрогнув, она на мгновение замерла: ей показалось, что кто-то со двора направил ей в лицо луч карманного фонарика. Потом прикрыла левой рукой глаза, а правую сунула под подушку, где лежал пистолет.

В это время вошел «отец» и, заметив напряженную позу «дочки», поспешил ее успокоить:

— Ты что, Нина? Это же прожектор!

Подошла и Анна Никитична, обняла девушку за плечи.

— Нинушка, мы с отцом напеременку подежурим в хате, а ты уж в случае чего — в окно и через огород — в кусты...

«Я — в кусты, а они останутся тут, на растерзание?» Все в Нине восстало против этого. Девушка обхватила Анну Никитичну и припала к ней, как, бывало, припадала к своей матери, когда было тяжко.

Немного успокоившись, Нина сказала:

— Может, куда-нибудь перенести «питание» из подпола?

— Нет-нет, — возразил «отец». — Сейчас, по горячим следам, нельзя. Могут присматривать за нашими.

В соседней комнате заплакал Павлик, и Анна; Никитична ушла успокаивать ребенка. А Григорий Михайлович успокаивал «дочку»:

— Нинушка, не волнуйся. Все-таки мы у них не на прицеле... Иначе они покопались бы как следует.

— И все-таки, «Северок» надо перепрятать.

— Потом, Нина, потом. Ложись. Отдыхай.

Девушка легла на кровать, не снимая платья, и уткнула лицо в подушку. «Отец» слегка потрепал. Нину по волосам и, сказав: «Спи, дочка, спи», пошел в большую комнату.

Нина слышала, как Анна Никитична успокаивала плачущего малыша, потом тихонько читала какую-то молитву... Девушка отчетливо представляла себе лицо измученной страхом женщины, обращенное в угол, где висела икона божьей матери со скорбным лицом.

В эту ночь Нина не сомкнула глаз и все вспоминала, как однажды на занятиях майор «Седов» сказал: «Слабодушных людей перед пропастью охватывает ужас, и они теряются, выдают себя. А вы, чтобы преодолеть смертельную опасность, должны находить мост и не отчаиваться даже в самых отчаянных ситуациях...»

Потом девушка мысленно разговаривала с матерью и стала сочинять ей письмо, которое она ни за что бы не написала. И заканчивалось это ненаписанное письмо словами: «Милая моя мамочка! Не знаю, долго ли нам еще удастся ходить по краю пропасти... И если со мной что-нибудь случится, прости меня за то, что я чем-нибудь тебя огорчала...»

* * *

Под утро Нина немного задремала и вдруг, вздрогнув, вскрикнула: ей почудилось, что около кровати стоит большой волк и обнюхивает ее ноги...

Странная болезнь

После той страшной бессонной ночи Нина почувствовала себя настолько разбитой, что не смогла подняться с постели. Голову будто сковало железными обручами. Глаза налились кровью. Веки вспухли.

Днем она тоже не могла сомкнуть глаз. А когда временами забывалась в короткой зыбкой дреме, в голову лезли кошмары: большая серая собака, оскалив клыкастую пасть, бросалась на нее, и девушка вскрикивала.

К Нине подходили «отец» и Анна Никитична, спрашивали, что у нее болит. Но девушка ничего не могла им объяснить.

Когда ей становилось чуть легче, Григорий Михаилович приносил в комнату рацию, и Нина, превозмогая себя, передавала в Центр короткие радиограммы. А потом, Когда по улице опять прошла машина с пеленгатором и у девушки поднялась температура, «отец» запретил передачу.

— Я унес «Северок» со двора, — сказал он. — Пока не выздоровеешь.

— Куда? — встревожилась Нина.

— Потом узнаешь, а то ты... — он чуть было не проговорился: болтаешь в забытьи, но вместо этого сказал: — Все равно ведь батареи сели, а новых пока нет. Но нашим лесным друзьям сейчас не до этого.

Григорий Михайлович сначала побаивался приглашать русского врача на дом — врачи работали в местном госпитале РОА, а потом, когда девушке стало хуже, все-таки решил показать ее медику.

На другой день, вернувшись из города, «отец» прошел прямо в комнату Нины.

— Виделся с Верой, — сообщил он. — Обещала прислать верного человека.

С тех пор как Вера привела девушку в город, она ни разу не заходила в этот дом. Но Нина не забыла ее доброе лицо, быстрые глаза и попросила:

— Пусть она тоже придет!

— Давно бы это сделала, да опасается привести «хвост».

* * *

К вечеру пришел врач — средних лет, высокий, худощавый. В обращении с хозяевами и с пациенткой сух, немногословен, как будто выполнял обязательный визит. Одет в черный поношенный костюм, при галстуке, протертом в узле. Да и рубашка на нем была не первой свежести.

Тщательно осмотрев больную, выслушав легкие и сердце, врач проговорил, как бы размышляя вслух:

— Странно и... непонятно. Вроде гриппа, что ли. И нервы расшатаны. А почему? — спросил он, обратившись к Григорию Михайловичу. И посмотрел на него поверх очков пытливым взглядом. — Условия у вас как будто сносные, девушка нигде не служит...

— Да, да, конечно, — закивал хозяин. — Испытания войны.

— М-да.. — согласился врач. — Испытания... Я выпишу ей порошки от головной боли. Хорошо бы и лимончиков, но где их теперь достанешь?

Предложенные ему оккупационные марки врач взял небрежно и, не глядя на них, сунул в боковой карман пиджака:

— Простите, не смею отказаться: как бы кто-нибудь не придрался к моей филантропии.

«Отец» ушел в город вместе с врачом и вернулся домой часа через два. На цыпочках вошел он в комнату Нины, боясь потревожить ее. Но она не спала — ждала его. Вынув из кармана порошки, сказал:

— Выручил доктор.

А из другого кармана извлек четыре лимона и, улыбаясь, выкатил их на постель.

— А это достал через друзей! И немного вот песочку. — Он горделиво показал пакетик.

На бледном лице девушки появилась слабая улыбка:

— Спасибо, отец. Веру видел?

— Видел и кое-что передал ей для наших друзей в лесу. Обещала зайти.

Нине было тягостно лежать в своем закутке. «Отец» и «мачеха», занятые делами, заглядывала к ней редко, а детям настрого запретили беспокоить «сестру». Девушку мучило одиночество и вынужденное бездействие.

«Может, в Центре думают, что я провалилась и меня схватили?..» — все больше тревожилась Нина.

* * *

На другой день после посещения врача пришла Вера и принесла пенициллин в таблетках:

— Новейший эликсир! Еле достала.

Она хотела тут же уйти, но услышала из-за занавески слабый голос Нины:

— Зайдите ко мне.

Вера заколебалась. Но Григорий Михайлович кивнул:

— Зайди, зайди. Не единым лекарством жив человек.

Когда Вера заглянула в маленькую комнатку, девушка протянула к ней руки, будто увидела родного человека. Они обнялись, поцеловались.

— Ты не тревожься, — успокоила женщина Нину. — Скоро выздоровеешь, и все наладится.

— А как они там?

— Пока держатся. Каратели жмут... Ну я пошла. Выздоравливай.

— Посидите со мной еще немножко!

— Нельзя. Я и так задержалась больше чем надо. После того как Вера удалилась, к Нине зашел «отец» и с улыбкой спросил:

— Ну, полегчало?

— Да-а... — протянула девушка. — Только скучно очень! Хоть бы радио, что ли, провели?

— Шуму от него много, — возразил Григорий Михайлович, — раздражать будет.

— Врага можно распознать и по вранью, — заметила Нина. — Кстати, неудобно писарю общины не слушать то, что говорят хозяева...

«И то правда», — мысленно согласился хозяин.

На другой день к ним в дом пришел радиотехник, которого звали Семеном. Это был молодой мужчина, неторопливый, но ловкий в работе. Он прихрамывал.

Радиопроводку начал делать в комнате, где лежала Нина. Та прикрыла лицо простыней: ей не хотелось, чтобы ее запомнили. Но девушка заметила, что, работая, мужчина не смотрел в ее сторону и, лишь закончив все, взглянул на нее с каким-то суровым любопытством.

Повесив на стене черный помятый репродуктор в виде крупного блюда и проверив звук, он вышел в большую комнату. Там его покормила Анна Никитична, а Григорий Михайлович расплатился с ним марками.

Когда радиотехник ушел, Нина спросила «отца»:

— Кто такой?

— Из конторы связи.

— А ты давно его знаешь?

— С войны.

— А почему он такой бирюк?

— Будешь бирюком. Эсэсовцы расстреляли у него жену-еврейку и двоих детей. А самого пощадили — признали помесью славянина с монголом, то есть рабочей расой. Был тяжело ранен. Много пережил.

Однако «отец» скрыл от Нины, что Семен — его информатор и доставляет ему ценные сведения об оккупантах.

Радио без конца разговаривало: немцы регулярно передавали военные сводки. Девушку удивило то, что сообщения были сдержанные, скупые. «Или им туго приходится на восточном фронте, — размышляла она, — или это затишье перед бурей...»

По радио сообщили об открытии церквей в русских и белорусских городах, освобожденных от «коммунистического ига», о поддержании у людей веры в бога, о смирении и терпении, ибо, мол, скоро восторжествует на русской земле новый «божественный» порядок. А заканчивались эти передачи по-немецки: «Гот мит унс!» — «С нами бог!»

«Э-э, господа... — усмехнулась про себя Нина. — Видимо, дела ваши не очень чтоб очень, если уж вы все про бога да про бога...»

Вечерами, в так называемый «русский час», по радио передавали народные песни в исполнении известных артистов. Как-то шаляпинский раздольный голос запел «Ноченьку», и, когда дошел до слов «Нет ни батюшки, нет ни матушки», девушка не выдержала и, зарывшись в подушку, заплакала.

Услышав тихие всхлипывания, Анна Никитична зашла к Нине в комнату и присела на ее кровать.

— Нинушка, что с тобой? Что у тебя болит? Может, тебе чего-нибудь надо? — с тревогой спросила она, положив руку на вздрагивающую худенькую спину.

— Да нет, ничего мне не надо. — Девушка хотела скрыть слезы и злилась на себя за то, что расслабилась.

Анна Никитична погладила Нину по голове и прерывающимся голосом сказала:

— Если бы я увидела твою мать, то... сказала бы, что у ее дочери есть еще одна мать... и она жалеет не меньше...

Нина совсем расклеилась: схватила обеими руками руку Анны Никитичны и поцеловала.

— Ты что, дочка? Ты что? — испугалась та, освобождая свою шершавую руку из рук девушки. — Успокойся, милая! Вот поправишься, и свалится с души камень...

Девушка вытерла слезы: ей уже стало легче. Она попросила молока и вскоре уснула.

Выздоравливала Нина медленно. Для возбуждения аппетита ей давали самогонку, но она с отвращением отворачивалась — противно! А когда ее все-таки уговорили и девушка сделала глоток, тепло разлилось по всему телу и захотелось есть.

Наевшись, Нина вздремнула. И тут в комнату неслышно зашел «отец» и, наклонившись к изголовью, тихонько спросил: «Спишь?» Девушка открыла глаза и улыбнулась — впервые за время болезни.

— У нас в общине составляется список. Но тебя староста не включил, — сказал Григорий Михайлович. — На всякий случай я все же взял справку у того врача, который тебя смотрел.

«Как хорошо, что вокруг меня столько друзей! — с радостью подумала Нина. — Как бы я без них тут ужилась?..»

* * *

Да, друзей у девушки и ее дела было много!

Недавно, например, приезжала из недалекой деревни крестьянка Мария Тимофеевна с двенадцатилетней дочкой Лизой. Она привезла на базар картошку, а «отцу» — мяса. К тому же в складочках Лизиного платья была зашита записка от партизан, а в телеге, между досок, запрятаны листовки районного комитета партии. Оставив все это у Григория Михайловича, мать и дочка увезли от него очередные сведения для партизан...

* * *

В листовках, привезенных Марией Тимофеевной, описывались зверства гитлеровцев на белорусской земле.

Прочитав об этом, Нина ужаснулась. «Мама, знаешь ли ты, что тут творится?!» — мысленно обратилась она к матери. И принялась за другую листовку: «Обращение к бойцам и командирам «Русской народной армии», к полицейским и служащим немецких учреждений».

«Опомнитесь! — взывала листовка. — Бросайте служить врагу! Под страхом смерти, обманом и угрозами фашисты заставили вас служить себе, идти против своего народа. Вредите немцам чем только можете. Убивайте солдат и офицеров. В одиночку и группами переходите с оружием на сторону партизан...»

«Ну, эти-то знали, на что шли... Вряд ли их образумишь таким воззванием!..» — усомнилась Нина.

Выяснилось, что свежие батареи «отец» отнес старосте и спрятал где-то у него во дворе.

— Там надежнее, — успокоил ее Григорий Михайлович. — У него обыски не делают.

Это встревожило Нину. Но девушка вспомнила прочитанную когда-то книгу об известном революционере Камо, который прятал экспроприированные у буржуев деньги, да и сам прятался в самом, казалось бы, неподходящем месте: в доме губернатора. Выходит, что чем опаснее, тем безопаснее?..

— Разве староста знает обо мне?

— Не бойся, о тебе никто не знает, кроме меня и «дублера». А старосте я сказал, что этот «клад» для партизан.

«Отец» задумался, а потом продолжал:

— Вчера я видел парад батальона власовцев «Березина». Вооружение у добровольцев — аховое! Только карабины да один станковый пулемет на повозке. Шагали они по главной улице в немецких шинелях, понурившись, не смотрели людям в глаза... Кстати, этих «добровольцев» хотят послать в лес, на партизан.

— Так что же мы ждем? — встрепенулась Нина. Она встала и, покачиваясь, прошлась по комнате. — Смотри, отец, я уже могу!

Поддерживая ее за локоть, Григорий Михайлович улыбнулся:

— Можешь, Нина, можешь, но... не торопись. Сведения о власовцах я уже послал в отряд через Марию Тимофеевну. А вот другое, более важное, надо бы передать в Центр.

— Ну-ну? — нетерпеливо проговорила девушка, приближая ухо к лицу «отца». И тот прошептал:

— Через город пошел на восток эшелон с желтыми наклейками на вагонах: химический груз. На перегоне партизаны подорвали цистерну со слезоточивым ОВ.

— Что же мы медлим?

— Завтра передашь. Рация у «дублера», другого выхода у меня не было.

Свадьба

Эта свадьба вызвала в семье Григория Михайловича разногласие. Анна Никитична возмущалась тем, что невеста, ее племянница Лида, дочь Анастасии, слишком молодая — ей только исполнилось семнадцать лет, — а выходит за «перестарка» Осипа. К тому же он староста в том селе...

Григорий Михайлович пытался урезонить жену: — А что поделаешь, Аня? Иначе ее могут угнать на работу в Германию. Девчонка уже попала в списки.

— А может, Осип нарочно внес Лиду в эти списки, чтобы запугать ее?

— Ну что ты, мать! У них, кажется, любовь да согласие.

Григорий Михайлович хотел было втянуть Осипа в свою группу, да пока поостерегся. А очень надо было иметь своего человека и в той деревне: Там ведь полицейская караульная команда, охраняющая бензосклад и железнодорожную ветку, по которой перевозят на аэродром горючее и боеприпасы...

Нина не вмешивалась в пререкания между мужем и женой, но мысленно была на стороне Анны Никитичны. Ее сестру она видела только один раз, когда та приходила к ним и жаловалась на судьбу: муж ее пропал без вести, и домашнее хозяйство пришло в упадок.

Она поплакалась тогда: «Колотишься, бьешься, а с сумой не разминешься...» И призналась, что лишается своей главной помощницы только из-за нужды. «Человек-то для нее попался хозяйственный, добытчивый и, может, пособит нам с Федюнькой? Вот и на свадьбу дал белой мучки, свининки и денег. Справим веселье по-людски...»

На свадьбу были приглашены Григорий Михайлович, Анна Никитична и Нина.

— Я не пойду, — заупрямилась «дочь».

— Почему? — удивился «отец».

— Плохо себя чувствую, и вообще... чего я там не видела?

— Нина, надо вести себя в нашей жизни естественно и соблюдать народные обычаи, — сказал Григорий Михайлович. — Иначе можно вызвать подозрение. Нельзя быть павой среди ворон!

И девушка вспомнила наказ «Орленка» не избегать местного общества и постараться использовать его для своих наблюдений.

— Ну ладно, — нехотя согласилась она. — Раз надо, так надо.

Вскоре через связного «отец» передал в партизанскую бригаду, что 13 июня у старосты Осипа состоится свадьба и, очевидно, на ней станут гулять полицаи из караульной команды. Значит, охрана важных военных объектов будет ослаблена, оттянута на застольное веселье...

* * *

Деревня, где жила сестра Анны Никитичны, состояла из одной длинной улицы, изогнувшейся полусерпом. Все домики деревянные, двумя окнами смотрят на улицу, покрыты то дранкой, а то щепой. При каждом домике сады и огороды. Кое-где на улице, заросшей подорожником, лапчатыми лопухами и жгучей крапивой, торчат подгнившие срубы колодцев.

«Совсем как в моих Рябинках... — подумала Нина, проходя по деревне. — Только у нас на улице гуляли куры и гуси, а тут даже собак нет. Видно, всех перестреляли...»

Дворик тетки Анастасии был длинный и узкий. На середине его стоял большой сарай, крытый побуревшей соломой, а на его крыше огромной шапкой топорщилось хворостяное гнездо аистов, из которого выглядывали голые дымчато-сизоватые птенцы с черными клювиками. У гнезда заботливо хлопотали родители — длинноногие серые птицы.

Дом Анастасии состоял, как водится обычно в крестьянском быту, из двух половин: первая, куда входили со двора, — кухня с присадистой русской печью, за которой был закуток для обогрева новорожденных ягнят и теленка, и вторая, наибольшая горница, в которой слева в углу стояла за ситцевой занавеской широкая кровать с горкой подушек.

Посредине горницы стол, а вдоль стен широкие лавки, на которых при необходимости можно было спать. В переднем углу справа висела икона Спасителя в серебряной оправе, обвитая длинным льняным рушником с красными петухами и кружевными концами.

Когда гости вошли в дом, за столом уже было много народа.

Жених — курносый крепыш — одет был в черный костюм, при галстуке, с розой в петлице. Держался он солидно, по-хозяйски. По выражению его лица можно было понять, что он доволен своим положением и вообще и в частности.

Невеста, одетая в белое платье, с фатой на голове, рядом с плотным, цветущим женихом казалась бледной и слабенькой. Лицо осунувшееся, грустное, и смотрела Лида все время вниз, на свои тонкие руки, сложенные на коленях.

Печальный вид невесты вызвал у Нины жалость и протест. С первого взгляда она просто возненавидела жениха за его самодовольное, сытое лицо.

Новобрачные сидели в конце стола, поблизости от иконы, и Нина удивилась, что Христос вроде бы благословляет сложенными перстами эту неравную пару. Девушка заметила, что мать невесты, привечая народ, часто смахивала рукой слезинки с глаз.

На столе высились огромные «четверти», наполненные самогоном, а вокруг них, на блюдах, дымилась тушеная свинина, стояли пироги с разной начинкой, соленые пупырчатые огурчики и квашеная, перемешанная с клюквой капуста. Ну и, конечно, знаменитые колдоби-ки — картофельные пельмени, поджаренные на свином жиру.

В сторонке, на лавке, сидел молодой слепой гармонист, а рядом с ним — небольшой, сухонький старикашка с бубном в костлявых руках: они наигрывали мелодии из белорусских песен.

Полицейских, одетых в лягушачье-зеленые гимнастерки с белыми отворотами на обшлагах, сидело трое. Четвертый, Корзун, был почему-то в обычном гражданском костюме: новом, темно-синем, с белой полоской.

Крупный, широкоплечий, с копной каштановых волос, тридцатидвухлетний Корзун был красивее и обходительнее всех мужчин за свадебным столом. Он весело шутил и улыбался так доверительно, словно хотел внушить людям, что он милый, простодушный человек.

Это удивило и огорчило Григория Михайловича: «Чего это таким добреньким прикидывается? Не иначе, прислан соглядатаем...»

Пил Корзун мало, а ел много, жадно, и острый кадык у него ходил, будто живой челнок. Улыбка у него была вроде как простецкая, но карие глаза под густыми бровями цепкие, колючие. Нет-нет да и взглянет на Нину, улыбнется... »Чего это он?» — насторожилась девушка.

Через некоторое время подвалило еще несколько полицейских, и они начали глушить самогон чайными стаканами, будто опасались, что он скоро иссякнет.

Под цепким взглядом Корзуна Нина почувствовала себя неловко и, прижимаясь к Анне Никитичне, тихонько спросила:

— Мама, чего он на меня пялится?

— Знать, понравилась!

И тут жених громогласно произнес:

— Приглашаем дорогих гостей покататься на лошадках!

Несколько подвод уже стояло у двора в парных упряжках. Под дугами висели колокольчики, а в гривах у лошадей и вокруг дуг вились красные и розовые ленточки. Вплетены были в гривы и живые цветы: ромашки, пионы, гвоздики.

На первую подводу сели жених с невестой и дружки, на вторую — мать невесты и семья Григория Михайловича, а на следующие три — остальные гости и полицаи.

Вслед за свадебным кортежем, двинувшимся по улице, помчались ребятишки с гиканьем и свистом, не обращая внимания на то, что их осыпала колючая песчаная пыль, поднятая копытами лошадей.

Выехав за село, свадебный поезд направился к пруду. Правее него был лес, из которого тянулась к аэродрому железнодорожная ветка.

Нина заметила, что «отец» почему-то все косит глаза вправо и весь как-то напрягся, словно в ожидании чего-то... И тут неподалеку, в лесу, раздался сильный взрыв, а в небо полыхнуло пламя.

Подводы повернули обратно и помчались в деревню: теперь уже к дому жениха, где тоже был по-свадебному накрыт стол. Родителей у Осипа не было, все готовили соседки.

Хозяин пригласил перепуганных гостей откушать, и все сели, кроме полицейских, которые куда-то побежали. За столом у жениха остался только Корзун, который не катался на подводе: лицо у него стало багровое, а взгляд мрачный, исподлобья.

Жених был встревожен непонятным взрывом, но старался не выказывать гостям своего волнения, радушно всех угощая.

На столе было вдоволь самогонки, горка блинов, а рядом в глиняных плошках — коронное белорусское блюдо «мочанка»: густой жирный соус со свиным растопленным салом. Макай в него блины, свернутые трубочкой, и ешь на здоровье!

Однако мало кто притронулся к блинам и «мочанке»: никому кусок в горло не лез. И выпивка уже не обольщала... Гости торопливо хлебали холодник — окрошку: всем хотелось поскорее протрезветь, охладиться. Говорили приглушенно, никто не порывался петь или плясать, как в начале торжества.

Перекрестившись, Григорий Михайлович вдруг промолвил:

— Слава богу!

Гости не обратили внимания на его слова, а может быть, и не все услышали их. Но Корзун уловил.

— Чему это вы, господин писарь, радуетесь? — спросил строго.

— Да как же мне не радоваться? — нашелся тот. — Когда чаша сия нас миновала? Не иначе как... — И, не договорив слово «партизаны», умолк.

Корзун, зыркнув на писаря колючим взглядом, встал из-за стола и молча вышел из дома.

«Черт знает, что у этого лиходея на уме? — поежился Григорий Михайлович. — Недаром, наверное, его из старших полицаев перевели в следователи СД...»

Лоснящееся лицо Осипа тут же потеряло свою уверенность, которая еще только что была. В тревоге он все вставал из-за стола, посматривал в окно.

И вот на улице появилась большая машина, в которой сидели, точно деревянные, плечом к плечу, немецкие автоматчики. Промчавшись по улице, машина остановилась около дома, где помещался полицейский участок, а затем покатила в лес, к месту взрыва.

Свадебный пир явно был нарушен, и гости, вздыхая и крестясь, разошлись по домам, приговаривая: «Ох, господи, начали за здравие, а кончили за упокой...»

Прощаясь с Григорием Михайловичем, Осип заискивающе попросил:

— Выручай, если что! Наверно, это партизаны подорвали бензосклад. Теперь СД развернется... Ведь половина караульной команды гуляла на свадьбе! Как бы не прицепились ко мне?

Лицо у жениха было совсем растерянное. — Ну а чем же я могу тебе помочь? — развел руками Григорий Михайлович.

— Ну вы там, в городе, поближе к большому начальству... А теперь вот стали моим родичем.

— Не робей, Осип, думаю, все обойдется. У караульщиков есть свой начальник: он и ответит. Ведь никто насильно не гнал «бобиков» на свадьбу!

Успокаивая жениха, сам Григорий Михайлович не был спокоен: «Как бы и нас к этому делу не пристегнули...»

Нина ни о чем не расспрашивала «отца»: она только теперь до конца поняла, почему он все время был настороже. Ей стало обидно, что Григорий Михайлович скрыл от нее подготовку к диверсии. Встревожила, конечно, мысль о нависшей опасности...

Всю обратную дорогу молчали. Лишь один раз Анна Никитична, насупившись, проворчала:

— И дернул же тебя черт за язык! «Слава богу...»

Но Григорий Михайлович не обратил внимания на упрек жены. Мысли у него были заняты другим.

— Хорошенькую свадебку устроили, нечего сказать... — задумчиво произнес он. — Теперь «бобикам» будет тяжелое похмелье!

Новое осложнение

К вечеру, когда огромное красное солнце село за горизонт, подрумянив перистые облака, все трое, усталые, задумчивые, вернулись домой.

Неподалеку, на лугу, они повстречали Артема и Милочку: мальчик пас на приколе Красавку, а девочка рвала цветы. Завидев родителей, она бросилась им навстречу, но, заметив сумрачные лица, повисла на руках у Нины.

— Артем, как Павлик? — спросила мать.

— Сережа с ним. Там и тетя Феня.

— Чего она?

— Не знаю. Какая-то чудная...

«Уж не случилось ли чего?» — забеспокоился Григорий Михайлович и прибавил шагу, обгоняя жену и «дочь».

На крыльце его встретила Феня, жена «дублера».

Она кивнула хозяйке, и обе отправились на огород. Пройдя по дорожке между гряд и посматривая на плети огурцов с желтыми цветочками, они о чем-то коротко поговорили. Затем женщина направилась к калитке.

Когда «отец» вошел в комнатку Нины, девушка заметила, что он чем-то взволнован. Закручивая козью ножку, Григорий Михайлович глухо промолвил:

— К «дублеру» больше не ходи.

— Что случилось?

— Они убрали «Северок».

— Куда?

— В поле. Феня вынесла его в рожь. Говорит, нависла угроза, они не могут совать свои головы в петлю.

— Кто им об этом сказал? И как же теперь будет? Выйди, «отец», я переоденусь.

— Погоди. Я сам схожу к Павлу: надо все выяснить. Ох, чуяло мое сердце... — проговорил Григорий Михайлович.

Анна Никитична торопливо стала собирать ужин для детей, а те, заметив, что родители и Нина чем-то встревожены, притихли и молча ели картошку с молоком.

Чтобы хоть немного успокоить себя, девушка села за швейную машинку. Но шитье не шло, и она сбила строчку. Стала поправлять — укололась иглой.

Тогда, прикрыв руки шитьем, начала готовить сообщение о подрыве бензосклада, но дважды ошиблась...

Все бросив, Нина вскочила со стула:

— Мама, да как же они посмели это сделать без нашего ведома?!

— Не горячись, не поднимай шума. Дождемся отца. Может, бог даст, все и обойдется.

Анна Никитична пошла укладывать детей, а Нина достала из-под матраца пистолет и, приспособив его под мышкой, села у окна, чтобы видеть подходы с тыла. А перед домом, на улице, сидел Артем: в случае опасности он должен был заиграть на губной гармошке «Лявониху».

«Отец» вернулся, когда уже стало темно. Лицо у него было в красных пятнах, руки и колени испачканы землей. Он сбросил с ног башмаки и, чтобы не разбудить детей, тихо попросил:

— Мать, дай другую обувь, а эту спрячь подальше. Очищая брюки, Григорий Михайлович проговорил:

— Еле нашел. Ну и запрятала...

— Как же мы теперь будем? И что же все-таки случилось?

— Я говорил с Павлом, Нина. Полицай Дуров шепнул им по-дружески, что он был в комендатуре и будто бы там упомянули об обысках сегодня ночью.

— А может, Дуров провокатор? Шепнул, а сам потом проследит?

— Кто его знает! — развел руками «отец».

— Конечно, береженого бог бережет, — проговорила Анна Никитична.

— Что же нам теперь делать? — недоумевала Нина.

— Переждем ночь, а утром решим, как быть, — сделал вывод Григорий Михайлович.

— Нет, ждать не будем, — возразила девушка. — Веди меня в поле сейчас же: я должна передать сведения в Центр.

— Днем будет лучше, Нина. А сейчас к дзотам уже пришли караульные. К тому же ночью обязательно нарвешься на патрулей.

Правота Григория Михайловича была очевидна, и Нине пришлось с ним согласиться.

В эту ночь взрослые почти не спали: вздрагивали от малейшего стука, прислушивались к различным шорохам.

Положив правую руку под мышку, где хранился пистолет, Нина всю ночь пролежала в неудобной позе и то и дело смотрела в окно, выходившее в огород.

В темноте ей постоянно чудилось, что к дому идут гестаповцы с собаками на поводках, окружают его и вот-вот ворвутся. «Буду стрелять до предпоследнего патрона...» — билась в голове мысль. А за ней другая: «Но как же тогда моя новая семья?»

Утром, только взошло солнце, а дети еще спали, Нина надела старенькое платье, повязала на голову платочек «шалашиком» и, взяв корзинку, сказала:

— Ну, отец, покажи-ка мне, где найти щавель.

— Вот и хорошо, — поддержала ее Анна Никитична. — А я вам из него зеленых щей наварю. Кстати, зайди на обратной дороге к брату Ивану и возьми у Нади в шитье сарафан.

Григорий Михайлович закурил, о чем-то раздумывая, а потом решительно сказал:

— Ладно. Пойдем, покажу. Только не лезь поперед батьки в пекло. И возьми нож.

Выйдя из дома, они направились на противоположный конец улицы. Бабы выгоняли из дворов на пастьбу коров и телят. Проходя мимо дома «дублера», Нина с неприязнью заглянула в его двор: Павел неспешно запрягал лошадь в повозку. И чего они устроили такую панику, еще больше усложнив ее работу?

Шли они по улице молча. Лишь один раз «отец» сказал:

— Я перенес рацию поближе к нашему полю и спрятал под можжевеловый куст. Во-он видишь его в овсе? Под ним. Да не смотри пристально... А по меже щавель растет. Не забудь набрать.

И, уходя, предупредил:

— Только ты долго не задерживайся — надо еще успеть щи сварить.

Обойдя свое небольшое просяное поле, Григорий Михайлович сорвал желтеющую зыбкую кисть и пошел к домику Ивана, что стоял неподалеку: понаблюдать из его двора за Ниной.

Девушка одна вышла к меже, на которой среди пырея рос щавель. Срывая свежие листочки, она все посматривала по сторонам. На поле, кроме нее, никого не было. Невдалеке по шоссе проходили военные машины.

Хорошо просматривались отсюда и два холмика — дзоты в тылу поселка. Но солдат около них не было видно. «А может, за мной кто-нибудь следит незаметно?..» — мелькнула тревожная мысль.

Наполняя корзину щавелем, Нина медленно приближалась к можжевеловому кусту. Белесые сережки овса гроздьями свисали вниз, нежные и скользкие на ощупь. Девушка сорвала одну гроздь, сшелушила на ладонь несколько мягких зерен и, бросив их в рот, высосала сладковатое молочко.

Обойдя можжевеловый куст, Нина опустилась около него на корточки и замерла. Пожалуй, со стороны ее совсем не видно. Девушка присмотрелась к сухой песчаной земле. Следы «отца» затерты: видно, маскировал. Да не очень аккуратно — торопился. А вот и условленный камешек — тут надо копать.

Поковыряв ножом, Нина разгребла мягкую песчаную землю, нащупала завернутую в клеенку рацию: свой «Северок». И батареи в чехле. Все как будто цело... Но не повреждена ли внутренняя проводка? Извлекая из земли рацию и отряхивая ее от песка, девушка осматривала ее, осторожно ощупывала, словно живую. Нет, вроде все в порядке...

Обматывая антенной ветки можжевельника, Нина поразилась тому, какие они эластичные, сильные. Их можно было пригнуть до самой земли, а они не ломались и стремительно распрямлялись снова. Этот куст показался девушке чудесным живым существом, которое охраняет ее от вражеских глаз и поддерживает.

Она надела наушники и стала нащупывать позывные радиосигналы: работает. Оглянувшись по сторонам, Нина вынула из-за пазухи листочек папиросной бумаги и стала быстро выстукивать ключом морзянку о подрыве бензосклада. О том же, что случилось с рацией, умолчала.

После того как простучала «перехожу на прием», получила ответ: «Благодарим, будьте осторожны, берегите себя». «Ох, мама! — вздохнула Нина, и слезы навернулись у нее на глазах. — Они там, в Центре, будто почувствовали, что мне сейчас очень тяжело...»

«Ну а что же теперь делать с «Северком»? Отнести под щавелем в корзине домой? Но этим я снова в случае обыска подвергну всю семью смертельной опасности. Вернуть в дом «дублера»? Не менее опасно. А что, если оставить здесь? Пожалуй, это будет вернее и для сохранности рации, и для работы...»

Но все-таки Нине жаль было оставлять рацию в поле. Все равно что расстаться с личным оружием. А что делать? И девушка, обложив ямку листьями щавеля, стеблями овса, осторожно опустила в нее рацию и батареи. Потом засыпала все песком и заровняла свои следы. Как будто ничего не заметно... Может, притрусить еще травой? Нет, лучше оставить так: под песочком менее заметно.

Осмотрев еще раз место, где был спрятан «Северок», и убедившись, что все сделано аккуратно, Нина выпрямилась и огляделась вокруг. Никого! Нет, вон какая-то баба с корзиной, наверно, тоже идет за щавелем.

Девушка неторопливо двинулась по травянистой меже. По пути она сорвала несколько васильков: «Милочке подарю!» А взглянув на свои руки, ахнула: все в зелени, в песке! А что, если кто-нибудь встретит и спросит, почему, мол, в земле копалась? Уж не клад ли искала?

Нина торопливо вытерла руки подолом и пошла, подняв голову, как будто была довольна тем, что набрала полную корзину щавеля.

Недалеко от нее, по шоссе, промчалась машина с солдатами. Один из них помахал девушке рукой и что-то крикнул веселое. Остальные рассмеялись.

Обойдя просяную делянку, Нина вышла в конец поселка, где стоял домик Ивана, и вспомнила, что Анна Никитична наказывала ей зайти к его жене Надежде и взять материал, чтобы сшить ей сарафан.

Хозяйка встретила девушку во дворе и приветливо затараторила:

— Ой, господи, в кои-то веки заглянула к нам! Заходи, заходи, милая, в хату.

Нина переступила порог и остановилась: за столом сидели шестеро ребятишек, мал мала меньше, и хлебали деревянными ложками кашу с молоком из одной большой миски.

— Все ваши? — удивилась девушка.

— Все мои.

Наклонившись к Нине, женщина прошептала:

— Большенький-то, Витя, правда, от первой жены Ивана. Да все равно как родной мне. Я их и не различаю. Одна стайка в одной закуте.

Нина сняла с Надежды мерку и, взяв кусок цветного ситца, ушла: ей не терпелось доложить «отцу», что с рацией все в порядке и что она передала сообщение о диверсии.

— Вот молодец! — воскликнула Анна Никитична, увидев девушку с полной корзиной щавеля. — Теперь нам на неделю хватит!

Радовалась она, конечно, не щавелю, а тому, что Нина вернулась и что все у нее обошлось благополучно.

Уединившись с «дочкой» в ее комнате, «отец» упрекнул девушку:

— Надо было принести «Северок» домой: никто бы тебя со щавелем не остановил.

— Другие рискуют больше, чем я, — сказала Нина, глядя прямо в глаза Григорию Михайловичу. — Без риска тут ничего не сделаешь.

— А как же дальше будет? — спросил «отец».

— А так и оставим пока, — ответила Нина. — Просто теперь каждый день буду ходить на прополку проса и сбор щавеля.

Девушка понимала, что это небезопасно, что не может, наверно, продолжаться долго. Но другого выхода у них пока не было.

Именины Павлика

Трижды начиная с апреля 1943 года Гитлер намечал решительное наступление на Орловско-Курской дуге и трижды откладывал его. Наконец он окончательно решил дать сражение в начале мая, объявив своим войскам, что «победа под Курском должна явиться факелом для всего мира...».

В июне через город, в котором обосновалась Нина, передвигалось на восток особенно много немецких войск. В дом Григория Михайловича часто забегали солдаты, чтобы попить воды или молока. Ехали они из Франции, Голландии, Дании, где им жилось так вольготно. По их самоуверенно-веселому поведению можно было понять, что они верят в свою счастливую звезду: после победы на русском фронте фюрер обещал дать каждому солдату по сто гектаров земли.

К «отцу» ежедневно поступали от друзей сведения о проходящих войсках противника, и Нине приходилось утром и вечером, а иногда и днем ходить на «прополку проса» и передавать в Центр радиограммы. Ходила она туда с Анной Никитичной или с Артемом.

После пятиминутных передач девушка так уставала, будто работала несколько часов: ощущение постоянной опасности выматывало силы. Теперь она ни на минуту не расставалась с пистолетом, даже спала с ним. Делалось это не только из соображений постоянной готовности, но и для того, чтобы в случае обыска в квартире его не могли обнаружить.

Через два дня после того, как рацию вынесли в поле, во всех домах поселка действительно был обыск. Его производили трое: два немца — лейтенант и ефрейтор — и полицай Дуров.

Когда они вошли в дом Павла Степановича, то ни хозяина, ни его сына дома не было. Женщины, увидев знакомого полицая, переглянулись: уж не выдал ли он их? Но тот сказал офицеру: «Я в этом доме бываю». Непонятно было: то ли это означало, что тут все надежно, то ли наоборот...

Но обыск у «дублера» провели только в доме, и весьма поверхностно, не заглянув ни в чулан, ни на чердак. У «отца» же облазили все: комнаты, подпол, сарай. И даже поднялись на пыльный чердак.

Больше всех старался ефрейтор Фриц с усиками «кляксой». Но, покидая дом, извинился:

— Простите, господин писарь. Динст ист динст — служба есть служба.

— Конечно, я понимаю, — закивал Григорий Михайлович.

Этот обыск взволновал и его, и Нину. Значит, Дуров предупреждал не напрасно: враги что-то учуяли.

Тревожило девушку и то, что питание к рации «отец» хранил по-прежнему у старосты. Хотя Григорий Михайлович и заверял, что более безопасного места не найти — при обысках немцы обходят этот дом.

Цепочка становилась слишком длинной: батареи к рации идут через какую-то тетю Катю, которую Нина никогда не видела, а теперь вот еще и староста. Такая цепочка может где-нибудь порваться, оказаться ненадежной.

Нине было досадно, что «отец» не доверяет ей всех тайн. И хотя девушка сознавала, что к этому его обязывает строгий закон конспирации, но все же... Ведь она могла бы что-то подсказать ему, а может, даже предостеречь от ошибочных шагов!

Вот и о «свадебной» операции не предупредил ее... А надо бы. Хотя партизаны и нанесли фашистам двойной удар — после подрыва бензосклада половина караульной команды была расстреляна за «предательство», но еще неизвестно, чем все это кончится. Таскали на допрос и жениха, но отпустили. А «отца» пока не трогают. Надолго ли?

Как-то в дом Григория Михайловича пришел радиотехник и принес новый репродуктор. «Чего это он? — удивилась Нина. — И старый динамик хорошо работает!»

Сидя в своей комнате за пологом, она прислушивалась к разговору «отца» с Семеном. Тот в чем-то настойчиво убеждал Григория Михайловича и при этом говорил, что доктор-де свой человек, просил спасти его.

«Отец» сначала не соглашался, ссылаясь на то, что это рискованно. Но потом, когда Семен сказал, что «раненые партизаны пропадают без хирурга», все-таки согласился: «Ладно, присылай завтра».

На другой день с раннего утра Анна Никитична затопила печь и затеяла пироги по случаю дня рождения Павлика, а Григорий Михайлович предупредил «дочь»:

— Нина, к нам придут гости. Ничему не удивляйся.

К обеду в дом зашли двое: незнакомая женщина в бордовом платье и немецкий офицер. Присмотревшись к ним из-за полога, Нина узнала в мужчине врача, который приходил к ней во время болезни, и удивилась: «Чего это он в таком обличье?»

Гости — как выяснилось, муж и жена — поздравили хозяев с именинником и передали взрослым какой-то сверток, а детей одарили конфетами. Потом уселись за стол и начали о чем-то болтать. Нина хотела было уйти с ребятами на улицу, но к ней зашел «отец» и пригласил к столу:

— Что чураешься? Это же свои люди!

Поправив прическу, девушка вышла к гостям и молча поклонилась.

Дети тоже хотели было сесть за стол, но Анна Никитична, дав им по пирожку, выпроводила гулять. И Нина поняла, что «мачеха» охраняет гостей от детских ушей.

Девушка села около незнакомой женщины, и та сразу же начала ее выспрашивать:

— Ну как ты себя чувствуешь после болезни? Нина вопросительно взглянула на врача:

— Ничего. Спасибо.

— Да ты, я вижу, скромница, — проговорила женщина, обнимая девушку за плечи. — Не обижают тебя тут?

«Чего она все допытывается? — насторожилась Нина. — Чего ей надо?» А та продолжала:

— Мой муж говорил, что ты молодец!

«На что это она намекает? — встревожилась Нина. — Неужели что-то знает про меня?»

Выпили по рюмке самогона и начали закусывать, болтая о том о сем — больше всего на мелкие, бытовые темы. И девушка поняла, что гости тянут время, то и дело посматривая в окна.

А вскоре в дом вошла рыжеволосая плотная женщина и с ней рослый подросток лет пятнадцати, которого она называла Валентином. Взяв по куску пирога, он и Артем отправились на улицу.

Через некоторое время пришли красивый черноволосый юноша вместе с молоденькой застенчивой девушкой: это тоже были дети рыжеволосой женщины.

— Все в порядке, мама, — тихо сказал ей юноша.

Нина настороженно присматривалась к людям, прислушивалась к их разговору и никак не могла уловить, ради чего они тут собрались. Лишь услышала, как «отец» шепнул Артему: «Захвати свою гармошку и в случае чего заведи «Лявониху»...»

В разгар праздничного именинного обеда в дом вошел брат «мачехи» Иван, и Григорий Михайлович потянул его за стол:

— Выпей за племянничка!

— Нет, Гриша, некогда. Пойди-ка сюда на минутку.

Они удалились в Нинину комнату, и девушка услышала их приглушенный говор: «Да ты с ума сошел, Иван! Что это за люди и что у них на душе?..» — «Я знаю, Гриша. Иначе бы не привел». — «Ты сорвешь мне все дело... Понимаешь?» — «Понимаю. И все-таки возьми. Головой ручаюсь! Полицай будет вроде охранять офицера, а оружейный мастер — золотые руки. Пригодится! Я давно обещал переправить их в лес...» — «фу-ты, черт! — выругался «отец». — Ладно. Где они?» — «Во дворе...» — «Ах ты, бесшабашная твоя голова! Привел и не спросил у меня... Ну, хорошо, чего уж теперь делать? Давай их сюда, посмотрим...»

Иван вышел из дома, а Григорий Михайлович, присев к столу, извинился перед Ниной:

— Непрошеные гости пожаловали. Но, кажется, невредные.

Девушка поднялась было, но «отец» придержал:

— Ты куда? Сиди спокойно.

— Мне надо выйти.

— Чего ты ее удерживаешь? — вмешалась Анна Никитична. — Человеку, может, надо по своему делу...

Выходя из дома, Нина увидела троих мужчин, приближавшихся к их крыльцу: Ивана, полицая Дурова, которого она не раз встречала в доме «дублера», и незнакомого бородатого мужчину с угольно-черными глазами. Мелькнуло опасение: «Зачем дядя ведет их сюда?»

Присоединившись во дворе к детям, девушка стала играть с ребятами в прятки, а сама наблюдала за домом и временами поглядывала на улицу, где у калитки вместе с Валентином сидел Артем, не сводивший глаз с улицы.

Потом Нина услышала песню, которая тихо полилась из дома через открытое окно: «Как родная меня мать провожала, тут и вся моя родня набежала...» Защемило сердце: девушка вспомнила, как эту песню пели мама и отец.

И вдруг Нина услышала, что Артем запиликал на губной гармошке «Лявониху» — сигнал опасности. Она посмотрела на улицу и съежилась: к ним шла группа итальянских солдат — Нина узнала их по голубым беретам.

Войдя в дом и увидев за столом лейтенанта немецкой армии, они вытянулись у порога, и один из них доложил:

— Битте ум эндшульдигунг, герр лойтнант. Вир ха-бен дурст.

— Гут, битте, бите {11}, — пробормотал «офицер». Анна Никитична дала солдатам жбанок молока, и они по очереди напились. Поблагодарив хозяйку по-немецки: «данке, данке», итальянцы объяснили лейтенанту, что идут домой, так как военный договор у дуче с фюрером кончился и они не желают больше воевать. А пешком идут потому, что им не дали машин. Попрощавшись — «чао, чао», — итальянцы откозыряли лейтенанту, а один из них сунул автомат в угол.

После их ухода гости громко затянули «Из-за острова на стрежень». Веселые голоса лились через открытые окна на улицу. Прохожие останавливались против дома Григория Михайловича и, слушая старинную песню, качали головами: а чего, мол, и не гулять нашему писарю? У него вон какое знакомство — немецкий офицер за столом...

Солнце клонилось к западу. Теперь на огненное светило можно было смотреть не щуря глаз.

Нина вошла в дом, неся на руках именинника. Вслед за ними плелась уставшая Милочка.

— Он спать захотел.

— Уложи его пока у себя, — сказала Анна Никитична.

Нина устроила малыша на своей койке и не успела пропеть ему «Баю, баю-юшки, не ложись на краешке», как он уже уснул.

«Подвыпившие» гости притихли за столом, и девушка услышала, как врач сказал Григорию Михайловичу:

— Может, уже снять мундир и переодеться?

— Ни в коем случае, — запротестовал «отец». — Так лучше пройдете. А ты, Дуров, иди вроде как в охране офицера. Вот тебе и автомат: итальянец оставил.

И когда красное солнце окончательно скрылось за горизонтом, «веселая» компания вышла из дома. Люди были «пьяные», говорили громко. Приплясывая, Анна Никитична пропела частушку:


Гриша мой, Гриша мой,
А я — Гри-ши-на.
Гриша кофточку купил,
А я — вы-ши-ла...

Полицай и черноглазый поддерживали под руки пошатывающегося немца. Женщины шли обнявшись.

Отойдя немного от двора, Анна Никитична и Нина остановились, а остальные направились по лугу к шоссе, по которому катили на восток машины с солдатами и вооружением. И вскоре пересекли шоссе, пошли по лугу.

— Мама, куда они? — спросила Нина.

— Молчи, — дернула ее за рукав Анна Никитична.

— А как же отец?

— Придет, никуда не денется! Ох, как бы и в самом деле не забрел куда не следует... — «Мачеха» устремилась вслед за компанией и вскоре вернулась с мужем.

Усталый, разомлевший не столько от выпитого, сколько от волнения, Григорий Михайлович попросил у Нины прощения:

— Ты уж, дочка, не сердись на меня. — Он на мгновение задумался, как бы решая про себя, говорить ли о происшедшем «дочери» или погодить. — Может, ты, конечно, в чем-то сомневаешься и осуждаешь меня, но... тут сложилась такая обстановка...

Григорий Михайлович задумчиво помолчал и продолжал:

— Впрочем, говорить об этом еще рано. Давай-ка лучше спать! Утро вечера мудренее, завтра будем умнее.

В ту ночь Нина долго не могла уснуть: «Что же это за люди? Зачем они приходили? Куда отправились? Почему «отец» что-то скрывает от меня?..»

Ранним утром, когда Нина еще спала, Григорий Михайлович куда-то ушел и вернулся только к обеду. Уединившись с «дочерью» в ее комнатке, он сказал ей:

— Понимаешь, Нина, надо было помочь партизанам. Надо. Петр Иванович — хороший хирург, но волей судьбы оказался в госпитале РОА. Очень тяготился своим положением и давно уже просил переправить его в лес. Да нельзя было! Во-первых, он сам тут нам помогал кое в чем. А во-вторых, его жена заведовала аптекой, и через нее медицинские средства отправлялись к нашим друзьям. Теперь в лесу завязались тяжелые бои, и у партизан появилось много раненых. А хирурга у них нет. Вот и пришлось переправить к ним Петра Ивановича. Что же касается полицая Дурова, то за ним мы давно наблюдали и пришли к выводу, что он поневоле надел лягушачий мундир. Ну а этот, черноглазый, — военнопленный, которого узрел Иван и поручился за него головой...

— А рыжеволосая женщина с тремя детьми? — спросила Нина.

— Это семья известного в городе коммуниста. Сам он в глубоком подполье.

— Но пройдут ли они?

— Уже прошли до Каменки, а там рукой подать до партизанской тропы.

— Вас могут потянуть за беглецов, — вскользь заметила девушка.

— Ладно, дочка. Дело сделано, и люди теперь вне опасности.

Нине стало лестно, что Григорий Михайлович доверил ей свою тайну, и все-таки страшно от мысли, что «отец» проделывал это уж слишком открыто. И она спросила:

— А нельзя было придумать что-нибудь другое, чтобы не пятнать нашу квартиру?

— Да, конечно... Лучше бы как-то иначе... — замялся Григорий Михайлович, — но иного выхода у нас сейчас не было. А следовало торопиться, ведь над нами нависла угроза. Поэтому пришлось поступить именно так.

— Все-таки вы слишком рискуете!

— А без риска тут ничего и не сделаешь. — «Отец» махнул рукой и в волнении заходил по комнате.

К своим

Наступило солнечное июньское утро 1943 года — канун того дня, когда два года назад началась война.

Нина стирала на крыльце белье, Анна Никитична работала в огороде, а Григорий Михайлович был в отлучке. И тут к домику подкатил на велосипеде незнакомый мужчина. Он подошел к крыльцу и, не здороваясь, пристально глядя на девушку, спросил:

— Тут проживает Анисья Петрова? Нина оторвалась от корыта:

— У нас такой нет.

Мужчина вынул из внутреннего кармана пиджака сложенную вчетверо бумагу и, развернув ее, посмотрел на какой-то список, потом на девушку и с растяжкой переспросил:

— Не проживает, говоришь?

Нина стряхнула с рук мыльную пену и, почувствовав, как по спине у нее потянуло холодком, резко ответила:

— Да я же вам сказала, что нет!

Мужчина еще раз спокойно присмотрелся к ней, а потом, спрятав бумагу в карман, сел на велосипед и поехал по улице.

Нина проследила за ним глазами: если он действительно ищет какую-то женщину, то должен спросить о ней и других. Но велосипедист больше не останавливался.

Вскоре после этого пришел домой «отец», и девушка рассказала ему о подозрительном посетителе.

— Странно... — задумался Григорий Михайлович. — У нас в поселке никакой Анисьи Петровой нет. И такого человека, как ты описала, я не знаю. А какой у него велосипед?

— Большой, черный.

— Военного образца, — понял «отец». — М-да... ничего хорошего теперь не жди...

Вскоре после бегства «немецкого лейтенанта» с женой, семьи коммуниста и полицая Дурова писаря и старосту вызвали на допрос в полицейское управление. Допрос вел Корзун. Начал он с того, что обругал беглецов «большевистским охвостьем» и пригрозил выжечь каленым железом всех подпольщиков.

— Я знаю, что комендант вам пока доверяет, — сказал, нахмурившись, Корзун, — но... лично меня на мякине не проведешь.

И потребовал, чтобы староста и его помощник получше присматривались к своей общине и своевременно доносили о всех сомнительных и подозрительных людях.

Те в знак согласия кивали головой. Корзун, будто бы удовлетворенный их покорностью, сказал в заключение:

— Конечно, как говорит господин писарь, в мозги каждому не залезешь. Но вы должны оправдать немецкое доверие. Иначе... Я, между прочим, сам к некоторым давно присматриваюсь!

Двадцать первого июня днем было жарко, душно. А после полудня из-за горизонта поползла темно-синяя хмара, налетел свирепый вихрь и поднял тучи пыли. С тополей сорвался пух и закружился в воздухе метелью. Ветхий заборчик дворика «отца» хрястнул и повалился.

Тяжелые тучи неотвратимо надвигались на город, будто хотели придавить его, придушить. А потом сверкнули молнии, загрохотал гром, и хлынул проливной дождь.

Анна Никитична, закрывая окна, перекрестилась:

— Ох, господи, маланка-то какая... Сила небесная!

После короткого грозового ливня из-за туч выглянуло солнышко, и сквозь его лучи пошел, словно через сито, тихий, теплый дождичек. Артем, Сережа и Володя, засучив штанишки выше колен, помчались во двор и, приплясывая босыми ногами по теплым лужам, пригона* ривали нараспев:

Дождик, дождик, пуще.

Жито будет гуще...

Нина с завистью посматривала на ребят в окно, вспоминая свое недавнее детство. Но тут нависла белесая туча, и по крыше забарабанил град. Прикрывая головы руками, дети с визгом бросились в дом.

— Батюшки! — воскликнула Анна Никитична. Белые горошинки, ударившись о землю, подпрыгивали, секли огуречные плети, ботву картофеля и помидоры. Но град пробежал лишь коротким штормом и вскоре прекратился.

Григорий Михайлович, Анна Никитична и Нина прошлись по огороду: картофельная ботва с посеченными листочками полегла на землю, огуречные плети были перевернуты, перекручены, а помидорные стебли, привязанные к палочкам, удержались, устояли, хоть листья у них и обвисли, разлохматились.

Девушка, понурившись, молчала, а Анна Никитична, поправляя огуречные плети, горестно вздыхала:

— Ох, господи, что натворил...

— Ничего, отойдут! — успокаивал ее муж. — Градины были малые.

На другой день, в ясное солнечное утро, когда вся природа, напоенная живительной влагой, ожила, «мачеха» и Нина прошли на окраину деревни, чтобы прополоть просяное поле: делянки хлебов град миновал.

Поработав немного и убедившись, что поблизости никого нет, девушка присела под можжевеловый куст и простучала радиограмму: «Сегодня прибыла новая пехотная часть на машинах с опознавательным знаком «кот». В сторону Осиповичей прошел санитарный поезд, за ним состав из 40 платформ с автомашинами и зенитными установками».

Спрятав рацию, Нина опять принялась за прополку.

Живучий, цепкий пырей невозможно было вырубить железной копаницей — так глубоко он врос в землю. Да и просо можно повредить! Пришлось выдергивать его руками. И девушка до крови порезала себе пальцы жесткими, острыми стеблями.

Работая на поле, женщины то и дело поглядывали по сторонам — все было пустынно — и не видели, что беда уже подползла к их дому...

* * *

...На шоссе, у небольшой деревушки, был первый контрольный пункт, который надо было проехать по пути в город некоему Георгию. На руках у него было удостоверение волостного управления о том, что он, крестьянин, везет на базар свою бульбу в количестве четырех мешков.

Обычно на контрольных пунктах полицаи и немцы прокалывали мешки с продуктами тесаком. И если при этом ничего не звенело, пропускали в город с такой фразой: «Валяй нах штадт!» А тут старший полицай, долговязый и усатый, взмахнул тесаком и приказал:

— Высыпай на дорогу!

Екнуло у парня сердце, похолодело в груди. Он робко запротестовал:

— Да как же я, господин старшой, соберу потом? Затопчут же машины! — Они действительно мчались по шоссе одна за другой.

— Давай сворачивай! — настаивал полицай, помахивая тесаком прямо перед лицом.

И Георгий, свернув на обочину, стал трясущимися, непослушными пальцами развязывать мешки.

— Да бульба тут...

— А ну поживей! Шнель, шнель! — Полицай ткнул парня тесаком в спину.

Из первого же мешка вместе с картофелем выпали связанные шпагатом батареи к рации.

— А это что? — зло спросил полицай.

— Не знаю... — пробормотал Георгий.

— А ну, высыпай остальные!

И в других мешках оказались батареи.

— Кому вез? Откуда?

— Никому. Я хотел бульбу продать, а тут вот... Видно, кто-то со зла подложил...

— Не морочь голову, партизан! — сквозь зубы проговорил полицейский и схватил парня за шиворот. — В СД тебе развяжут язык!

Георгия втолкнули в машину и, прихватив улики, повезли в город.

Первым его стал допрашивать следователь Корзун, и парень был удивлен мягким тоном:

— Чего ты так оробел? Конечно, каждому не хочется умирать, но... Ты можешь спасти себя от пыток. Расскажи, кто поручил тебе это сделать и кому ты вез эти штуки. За них ведь петля на шею, сам понимаешь, а у тебя детишки...

Георгий затрясся всем телом и, сникнув, заплакал.

— Ну вот, — продолжал Корзун, — если все расскажешь, то тебя выпустят из тюрьмы и еще денег дадут. Корову себе купишь, и будут твои ребята с молоком.

И тут парень признался, что вез мешки с бульбой по заданию партизана Василия для передачи тете Кате.

— Она из нашей деревни, а живет в городе. Учительша.

— Веди, — приказал ему Корзун.

И тот повел на квартиру тети Кати двух гестаповцев и самого Корзуна, который был удивлен тем, что парень показал на учительницу, муж которой служил в полиции. «Уж не умышленно ли запутывает следы?» Но потом успокоился: «Впрочем, чем черт не шутит? Подпольщики ведь проникают всюду...»

Когда гестаповцы, Корзун и Георгий вошли в небольшой домик, Катя — молодая, красивая женщина с короткими волосами, в ситцевом пестром халатике — сидела за столом и кормила трехлетнего сына. Увидев гостей, встала и замерла.

— А где муж?

— Где ж ему быть? На службе! — довольно спокойно ответила Катя.

Тщательный обыск квартиры ничего не дал. Обращались с женщиной сдержанно и даже вежливо: вещественных улик пока нет, и кто знает, может быть, Георгий специально оклеветал жену полицейского, желая отвести глаза от истинных виновников? Пусть действительно в СД разберутся...

Как только черная крытая машина скрылась за углом, Катина соседка и родственница, работавшая у себя во дворе, направилась к связной Вере и сообщила о том, что ее двоюродную сестру арестовали и что вместе с двумя гестаповцами был еще Корзун и Георгий, который и раньше заезжал сюда.

* * *

Спешно идя к Григорию Михайловичу, Вера с опаской косила по сторонам глазами: «Нет ли где засады?» Она знала, что Катя — кремень, не выдаст. А вот Георгий, видно, сразу раскололся и предал учительницу... »Мерзавец! — кипела про себя Вера. — И как могли доверить ему такое дело?»

Подходя к дому, женщина увидела во дворе Артема в окружении Сережи, Володи и Милочки. Старший брат мастерил из деревяшки рогатку и так увлекся работой, что не заметил подошедшую к их двору Веру, пока не услышал ее вопрос:

— Вы мою козу не видали?

— Не-ет.

— А папа дома?

— В хате.

— Один?

— Никого.

Почувствовав, что тетя Вера пришла к ним неспроста, Артем передал рогатку Сереже:

— На, сам теперь доделаешь, — и направился к калитке, сказав на ходу: — Идите, тетя Вера, к папе, а я пойду на улицу.

Григорий Михайлович сидел за столом и перебирал какие-то бумаги. Вера поздоровалась с ним и быстро оглядела все углы. Никого! Только в люльке спал Павлик, посапывая носиком. Женщина приблизилась к хозяину и, наклонившись, быстро прошептала:

— Задержали связного. Выдал Катю. Ее арестовали. Надо уходить.

Григорий Михайлович вскочил со стула:

— Они в поле! А дети...

— Срочно предупредите их.

Григорий Михайлович хотел было спросить еще о чем-то, но Вера тотчас выскользнула за дверь.

Выйдя, она осмотрелась. Вроде ничего подозрительного. На лавочке у калитки сидел Артем с губной гармошкой в руках. Он кивнул головой в сторону дороги:

— Идите, тетя Вера: ваша коза ушла домой. Женщина дернула его за чубчик:

— Спасибо. Молодец! — На душе у нее отлегло, но полного успокоения не было: ее тревожила судьба Кати.

Вскоре отец вышел с папкой в руке и, подойдя к Артему, шепнул:

— Я пойду на поле, а ты тут пока покарауль. Если заявятся гости, поставь вешку. Понял?

— Угу, — кивнул мальчик.

Григорий Михайлович направился на противоположный конец поселка, где находилась их делянка проса. Шел он неторопливо, зажав папку под мышкой. Ему хотелось бежать, но он сдерживал себя, делая вид, что отправился по какому-то обычному делу. Мало ли забот у писаря общины?

На его пути было два дома, куда надо было непременно заглянуть и предупредить. Так и сделал: сначала зашел к «дублеру», потом к Ивану. Тому и другому сказал три слова: «Уходите сегодня: провал». Не задерживаясь, последовал дальше, к полю. Издали увидел жену и Нину: сидя на корточках, они выдергивали сорняки.

Анна Никитична заметила мужа издалека и удивилась: уж не случилось ли чего с детьми?

Григорий Михайлович подошел к полю и, видя, что жена напряженно выпрямилась, успокоил ее:

— Ничего, ничего, продолжайте! Я пришел помочь. «Отец» присел на корточки возле Нины и, выдергивая травинки, тихонько обронил:

— Идите домой.

— Мы еще не управились!

— Сейчас была Вера: арестованы связной и тетя Катя. Надо срочно уходить в лес.

Григорий Михайлович заметил, что лицо у «дочки» заалело.

— Спокойно, — сказал он. — Никакой паники. А то мать расстроится. Я сейчас уйду, а вы — через несколько минут.

— А как же «Северок»?

— Пока останется тут.

— Нет, возьму его с собой.

— Потом. За нами могут следить.

Но Нина, прижав рукой пистолет, хранившийся последнее время под мышкой, решила про себя: «Нет, все равно не оставлю рацию. Разве я могу бросить свое оружие?»

«Отец», вырывая пырей, приблизился к жене и тоже сообщил ей о провале. Анна Никитична встала во весь рост, и лицо у нее побледнело.

— А как же ребята?

— Аня, держись спокойнее, — сказал Григорий Михайлович, поднимаясь с корточек. — Мы же знали, на что шли! Рано или поздно этого надо было ожидать.

— А Иван?

— Я его уже предупредил.

— О, господи! — выдохнула Анна Никитична. — И у него ведь куча детишек... Как же мы выберемся?

— Идите с поля неторопливо, — напутствовал женщин Григорий Михайлович. — Как будто ничего не случилось. И смотрите: если там будет вешка, в дом не входите.

Захватив охапку влажного пырея, «отец» пошел домой не по улице, а задами: ему хотелось посмотреть, нет ли засады с тыла. Прошел свободно, ничего не заметил. И около дзотов солдат не было. «Катя надежная, — думал он с благодарностью, — не выдаст меня. А вот связной... Впрочем, он меня не знает. Для него на Кате цепочка обрывается. А если она все же не выдержит?..»

На душе было тягостно. Надо, не мешкая, уходить. Но как уйдешь днем? Задержат без пропусков! Значит, надо дожидаться ночи. Но ведь за целый день все может случиться...

Подходя к своему домику сзади, Григорий Михайлович взглянул на забор: вешки нет, значит, нет и непрошеных гостей.

Вслед за ним вскоре пришли жена и «дочь». Хозяин копался в это время в своих бумагах, будто что-то искал и не находил.

— Будьте начеку, — проговорил озабоченно. Отмыв от земли и зелени руки, Нина прошла в свою комнату. А Анна Никитична присела перед окованным железом сундуком и стала вынимать из него вещи.

Сережа и Володя, видя необычное поведение взрослых, схватили Павлика и ушли во двор. Они не понимали, чем все это вызвано, но боялись тревожить старших расспросами. Один Артем без слов понял, что ему надо дежурить у калитки и в случае опасности заиграть на гармошке «Лявониху»...

И тут Нина взяла корзину и пошла дворами на просяную делянку: она все-таки не могла оставить свое «тихое оружие» на поле боя, как не мог бы бросить в сражении свою винтовку неубитый боец.

Девушка наложила в корзину мокрого пырея и юркнула под можжевеловый куст. Быстро откопав завернутую в клеенку рацию, она опустила ее на дно корзины и прикрыла травой. Потом снова пошла дворами домой, напевая: «А в поле верба, под вербой вода...»

Поглядев на корзину с травой, «отец» понял, что Нина принесла рацию. И хоть в душе он не одобрял этот поступок девушки, но и осуждать его не мог.

В дом вошел Сережа, неся на руках Павлика. Малыш потянулся к матери. Та схватила ребенка и, прижав к груди, заплакала. Вслед за ней заревела Милочка. Григорий Михайлович подошел к жене и начал ее успокаивать:

— Ну что ты, мать? Не нужно волновать детей. Собери нам обед, а потом подумаем, приготовимся...

Нина проверила пистолет: все в порядке, есть и запасная обойма. Будет чем отстреливаться! Вся надежда теперь на то, что тетя Катя выдержит все пытки и не выдаст их. Если только еще где-нибудь в цепи не лопнет звенышко.

Григорий Михайлович ушел к старосте и долго не возвращался.

К вечеру пришел:

— Пока все тихо. На подводе мы не проедем, придется идти пешком.

После ужина детям спать не разрешили, и те, присмирев, прижались друг к другу в углу и молчали. Милочка, не выдержав, задремала сидя. Около нее свернулась калачиком кошка Мурка. Безмятежно уснул в люльке Павлик.

В июне темнеет поздно — лишь в одиннадцатом часу. Ох, как медленно тянулось для всех время!

Наконец стемнело. Павлика взяла на руки мать; он спросонья что-то промычал и затих на ее груди. Милочку отец посадил себе на плечи и, придерживая, сказал: «Держись крепче!»

На их пути было шоссе, по которому часто курсировали патрули на мотоциклах. Значит, надо пройти огород, а потом, выбрав благоприятный момент, проскочить через опасную дорогу.

Луна еще не взошла, но и звезды казались яркими. Кучно идти нельзя — заметят. Решили двигаться цепочкой: впереди — Артем, за ним — отец, а потом — Нина с Анной Никитичной и остальными детишками.

Огород прошли спокойно и вышли на луг. Кое-где попадались лужи. Остановились, осмотрелись, прислушались: никого не видно и ничего подозрительного не слышно. Над головой промелькнула темная бесшумная птица. Летучая мышь. Милочка негромко проговорила:

— Папа, я бою-юся-я...

— Тише! — цыкнул на нее отец.

Издалека, с настоящего аэродрома, доносился рокот самолетов и шарил по небу белый меч прожектора.

Прошли немного по мокрому лугу и опять остановились. Теперь надо пересечь шоссейку. Дальше — картофельное поле. А затем — кустарник, в котором можно скрыться. Туман уже лег на луг, окутал землю густой дымкой.

Но как только подошли к дороге, услышали окрик по-русски: «Стой!» Все присели в канаве, замерли. «Нарвались на засаду или на патруля?» А Нина подумала, что их поджидали именно тут, и наступил для нее тот последний миг, когда надо было решить свою личную судьбу. Только бы не попасть в лапы врагов. Только бы не схватили живой. Она вынула из-под мышки пистолет...

Проснулся и захныкал Павлик. Задрожал и Володя, прижимаясь к матери.

Анна Никитична прислонилась к мужу и глухо, прерывающимся голосом, сказала:

— Бегите втроем. Куда мне с малыми? А вы одни — пройдете.

— Что ты, мать? — возразил Григорий Михайлович. — Вместе пройдем!

— Нет, нет, — твердила женщина, — идите вы. Не задерживайтесь! Оставь Милочку.

Григорий Михайлович ссадил с плеч дочку и шепнул жене:

— Помни, Аня, я ушел от тебя с Ниной и Артемом к первой жене. Бросил тебя, бросил. Понимаешь?

А Анна Никитична все торопила мужа, подталкивала:

— Идите скорей! Идите!

И они поднялись втроем, пригибаясь, перебежали через дорогу, упали в канаву, вскочили и помчались по вязкому картофельному полю. Густая мокрая ботва била по ногам, ноги вязли в размокшем суглинке.

И вдруг услышали грубый окрик:

— Стой, стрелять буду!

Откуда-то слева послышался громкий хлопок, и вверх взвилась зеленая ракета. В ответ справа, из военного городка, тоже поднялась зеленая ракета, и послышался шум мчащегося по шоссе мотоцикла.

На ноги налипала грязь, бежать было неимоверно трудно. Правая нога у Нины увязла в тяжелой глине. Девушка с силой дернула ее, и сапог остался в грязи. Сбросив и другой, она побежала быстрее. Но пока возилась с сапогами, «отец» и Артем исчезли.

Позади услышала выстрел. В отдалении послышался собачий лай. «Ох, мамочка, опять эти страшные овчарки! — взмолилась девушка про себя. — Нагонят по следу! Нет, буду стрелять до последнего... До предпоследнего...»

Нина подбежала к каким-то зарослям. Между кустов стояла вода, почва зыбилась, пружинила. Топот ног пропал, и собаки тявкали уже в стороне: наверно, потеряли след. Ветви хлестали по лицу, царапали руки, но девушка, прижимая к боку рацию, не чувствовала боли.

Она пересекла рощицу и, когда стала приближаться к опушке, услышала справа и слева хлюпанье воды под ногами и тяжкое дыхание. Неужели враги обошли? Девушка вскинула пистолет, и тут...

— Нина! — позвал мальчишеский голос.

Слева к ней подбежал Артем, справа — «отец». Григорий Михайлович дышал тяжело, с одышкой.

— Оторвались... — говорил он через силу. — По воде собаки след не возьмут... Теперь надо поскорее пересечь «Варшавку» и держаться левее Каменки... Выйдем на партизанскую тропу... Если вновь потеряемся, Нина, иди до Красной Зорьки. Там свои...

Приблизившись к шоссе, залегли в канаве. «Отец», прикрывая рукой рот, глухо закашлял в ладонь.

По дороге неслись легковые и грузовые машины с солдатами и орудиями на прицепах.

— Нина, — сквозь удушье проговорил Григорий Михайлович, — бегите с Артемом, а я вернусь к матери... Все равно не дойду! Только вас задержу...

Но девушка схватила «отца» за руку и потянула за собой:

— Мать не тронут. Улик нет. Дойдете. Ну!

И, подчиняясь ее воле, Григорий Михайлович полез вслед за девушкой в водосточную трубу, проходившую под полотном шоссейки.

Они чувствовали, как гудела вокруг земля от грохота тяжелых машин. Выждав, когда их поток прервался, вылезли из трубы на другой стороне дороги и, пригибаясь, побежали по мокрому лугу, держа направление на партизанскую тропу.

Расставание

Двадцать пять километров по бездорожью, с рацией через плечо оказались для Нины тяжелым испытанием. Но особенно тяжело пришлось «отцу»: временами он останавливался и, широко открывая рот, брался за сердце — ему недоставало воздуха. Девушка подхватывала его под руку и тащила: «Ну, ну, еще немного...»

Артем же, привыкший бегать со сверстниками, переносил форсированный марш легче.

На рассвете они достигли того места в лесу, где начиналась партизанская зона и где весной Женя по эстафете передал Нину Вере. Ох, вроде уже своя земля!

Все трое повалились на траву, под елочками, и, утирая пот, еле дышали. Нина чувствовала, что ноги у нее налиты свинцом. Так вот и лежать бы...

Но «отец» заторопил:

— Пойдемте подальше.

С трудом поднялись и медленно пошли, шаркая ногами по траве. И вдруг откуда-то громкий окрик:

— Стой!

Беглецы вздрогнули, присели за кустами, замерли. Свои или засада? Выхватив из кармана пистолет, Григорий Михайлович приглушенно сказал:

— Уходите с Артемом. Я прикрою вас.

— И я с вами... — твердо сказала Нина, сжимая в руке плоский «вальтер».

— Да это же наши! — радостно воскликнул мальчик, заметив в кустах шапку с алой полоской. Из-под нее торчал волнистый чуб.

— О-оо... — облегченно выдохнул «отец», узнав в чубатом парне Евгения. — Чего ты, шальной, так кричишь на своих? Вот влепил бы тебе...

— Не ругай, дядя Гриша, и прости, коли напугал, — легко повинился Женя и взглянул на исцарапанные ноги Нины. — Вам, я вижу, досталось... Давайте сюда!

В кустах стояла повозка, на ней сидели два партизана, вооруженные автоматами.

Усадив измученных подпольщиков на их место, Женя повез «семью» в штаб партизанской бригады. Ехали долго по неровной лесной дороге. Повозку сильно трясло, мотало, но Нина и Артем все-таки задремали. Проснулись они от того, что остановились и Женя громко крикнул: «Эй вы, сони!»

К ним уже шли, улыбаясь, двое мужчин в полувоенной форме. Вскочив с повозки, Нина бросилась к ним и заплакала: она почувствовала себя совершенно разбитой, ноги у нее дрожали.

— Ну, ну, Нина... Чего ты? Нельзя же так... — успокаивали ее. — Все ведь хорошо, что хорошо кончается!

— Не совсем еще кончилось... — тихо заметил Григорий Михайлович.

— Да, да, конечно. Пойдемте, все обсудим.

«Отца», Нину и Артема привели в просторную чистую хату. Возле печки сидела пожилая женщина, хозяйка дома, и — заметила Нина — не очень умело мастерила из парашютного шелка белье для партизан.

А партизанский бородатый кашевар тотчас налил им по полному котелку супа со свининой и попросил кушать «на здоровьице».

* * *

Отдохнув денек в спокойной обстановке, Григорий Михайлович, однако, не успокоился — его мучили мысли о семье: «Как они там? Если схватят, истерзают...» И он решил вернуться в город и даже сочинил правдоподобную, как ему казалось, версию: дескать, в дороге передумал идти к первой жене; стало жаль малых детишек; Нину отпустил к матери, а Артем где-то в дороге затерялся...

Свои мотивы он доложил Василию, утверждая, что прямых улик против него-де нет, а Катя не выдаст, в этом он был уверен. Но его как будто убедительные доводы не убедили партизанских разведчиков.

— В данном случае сердце — плохой советчик, — сказали ему, — Вы, Григорий Михайлович, принадлежите не только своей семье и можете понадобиться в другом месте.

А Василий заверил, что он обязательно вызволит из беды его жену и детей.

В штабе партизанской бригады все были взволнованы провалом Георгия. И больше всех страдал Василий, начальник дальней разведки: его бесило не то, что человек попался на контрольно-пропускном пункте — это могло случиться с кем угодно, — а то, что он выдал ценную разведчицу-связную.

Минуло два дня. И из Центра пришла радиограмма о том, чтобы Лана и его сына отправили самолетом в Москву: «отец» должен был отчитаться о деятельности своей подпольной группы.

Когда стемнело, прилетел Ли-2 и сел на полевой партизанский аэродром. Ночь была тихая, звездная, безлунная. Прислонившись к сосне, Нина смотрела на темный силуэт самолета, похожий на огромную рыбу, с крыльями-плавниками, и втайне завидовала Григорию Михайловичу и Артему: «Вот бы и мне с ними в Москву...»

«Отец» подошел к «дочке», обнял ее и поцеловал:

— Прощай, Нина. Скажи хоть теперь свое настоящее имя и где живут твои родители. Может, я их повидаю и расскажу о тебе?..

— Нет, отец, — мягко ответила девушка. — Вот уж окончится война — тогда... А родителям я написала.

Нина поцеловала Артема, и он прильнул к ней. У девушки навернулись на глаза слезы: ей стало больно от мысли, что, возможно, она с этими людьми, ставшими ей родными, никогда больше не увидится. Война большая, и кто знает, что их еще ожидает впереди!

Для Нины потянулись тягостные, в ожидании нового дела, дни. И девушка стала охотно помогать хозяйке шить белье для партизан. А та все удивлялась: «Якi я у цябе рукi залатыя... Дзе тэта ты навучылася?..»

А когда парашютный шелк кончился, Нина снова затосковала. Несколько раз она обращалась с просьбой ускорить дело, но ей говорили одно и то же: «Потерпи еще немного».

Тяготилась девушка не только бездельем. Ее мучили думы об Анне Никитичне и детишках. И хотя Василий заверял, что он через своих людей в городе принял какие-то меры, это не успокаивало Нину: ей все казалось, что они с «отцом» что-то не так сделали.

Мучительные раздумья терзали ее. Навалилась невыносимая тоска. Не зная, как от нее избавиться и чтобы хоть немного развеяться, Нина пошла на луг, сплела венок из цветов и, надев его на голову, стала бродить по травке, тихо напевая: «А в поле верба, под вербой вода»...

И вдруг увидела Женю, широко шагавшего к ней. По его деловой торопливой походке девушка поняла, что идет он неспроста.

— Чего это ты вырядилась, как русалка? Эх, хороша Маша, да не наша! — Парень даже присвистнул. — Иди, вызывают.

— Наконец-то! — вырвалось у Нины, и она сбросила венок с головы. А Женя про себя удивился: «Чему, дурочка, радуется? Опять ведь пойдет в пекло...»

* * *

На другой день разведчица-радистка в сопровождении капитана «Орленка» направилась в другой город под другим именем...

А в это время в столице, в разведуправлении Генерального штаба, Григория Михайловича и Артема встретили как своих людей. Расспросив их обо всем, что они знали, устроили в гостинице, обмундировали, придав им почти военный вид, а затем выделили сержанта, который повозил их по Москве и показал достопримечательности.

Через несколько дней отца и сына пригласили в Кремль, в Георгиевский зал, ярко освещенный огромными хрустальными люстрами. Там было много военных и партизан, одетых пестро: кто в чем прилетел из боевой зоны.

К столу подошел Михаил Иванович Калинин, и все встали, зааплодировали, а он, наклонившись вперед, тоже захлопал, улыбаясь, в ладоши. Потом каждому вручал правительственные награды и пожимал руку.

Принимая орден Отечественной войны 1-й степени от «всесоюзного старосты», Григорий Михайлович хотел было что-то сказать, но горло перехватил спазм, и на глазах появились слезы.

А когда к столу зашагал Артем — в гимнастерке, бриджах и хромовых сапожках, — раздался шквал аплодисментов. Прикрепив к груди двенадцатилетнего разведчика медаль «За отвагу», Калинин поцеловал мальчика и сказал: «Вот глядите, товарищи, какая растет наша смена... Весь наш народ от мала до велика ополчился против фашизма».

Артем получил удостоверение: «Предъявитель этого документа рядовой... действительно находится в распоряжении разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии».

* * *

Пребывание в столице очень понравилось мальчику. Но временами он хмурился, задумывался и спрашивал отца: «Папа, а как же мама?» Отец сумрачно отмалчивался. Что он мог сказать сыну? Чем успокоить себя и его?

Тяжкие испытания

На рассвете следующего дня, после ухода мужа, Артема и Нины, Анна Никитична попыталась было пробраться в партизанскую зону, взяв направление на деревню, где жила ее сестра Анастасия. Но гехайме-фельдполицай — полевая полиция — перехватила ее при переходе маленькой речушки и сделала в доме обыск. Не найдя никаких улик, мать с детьми отправили в тюрьму.

В то же утро были арестованы ее брат Иван, радиотехник Семен, семья «дублера» и некоторые из тех, кто был связан с Григорием Михайловичем.

При аресте семьи «дублера» присутствовал староста общины, и, когда в доме делали обыск, он подошел к стоявшим рядышком Павлу Степановичу с сыном и, давая им закурить из своего кисета, шепнул: «Держитесь, Анна вас не выдаст».

Всех арестованных посадили в тюрьму СД, находившуюся в центре города, на главной улице. Анна Никитична с детишками сидела в отдельной камере, а женщины из семьи «дублера» попали в общую, в которой на цементном полу лежала избитая, полуживая «тетя Катя».

На допросах арестованным совали в нос батареи к рации, которые вез Георгий, и секли плетью, перевитой проволокой, по обнаженному телу, приговаривая каждой: «Признавайся, стерва, легче будет, на волю выпустим...»

Впрочем, так допрашивали не всех. Дочь «дублера», например, спрашивали ласково: «У вас в доме был радиоприемник? Слушали вы Москву?» И, показывая батареи, говорили: «Вот это нашли у вас. Что же вы отказываетесь? Вы еще молодая, глупая. Признавайтесь, и 'мы сохраним вам жизнь».

Но девушка отвечала: «Ничего не знаю!»

Что же касается Анны Никитичны, то она твердила на допросах, что с мужем плохо жила, ссорилась... А как пришла в дом падчерица, то совсем жизни не стало. Вот он и убежал с ней к первой жене. «Пригрела змею на груди...» — плакалась женщина.

Корзун попытался выведать хоть что-нибудь у «щенят» — так он называл детей, угощал ребят конфетами, шоколадом. Но те не прикасались к сладостям, лишь прижимались к матери и плакали. «У, звереныши!..» — вышел из себя следователь и приказал всех детей Григория Михайловича и маленького внука «дублера» отправить в детский дом.

Защищались и другие арестованные: Иван, например, утверждал, что бывал у родственника по хозяйственным делам — ведь сестрин брательник! А Семен не отрицал, что приходил в дом писаря два раза: делал радиопроводку и получил за это марками, что может подтвердить Анна Никитична.

Весь гвоздь, конечно, был в «тете Кате», которая связывала Григория Михайловича с партизанами. Но она замкнула рот, а Георгий, кроме нее, никого не знал из подпольщиков.

Оказавшись с Катей в одной камере, арестованные поддерживали ее, кормили, поили. Женщина уже не могла передвигать отбитые на допросах ноги и все твердила про себя, словно клятву: «Ничего не знаю...»

На свидание к Кате привели мужа-полицая, который даже не предполагал, что его жена — подпольщица. Но женщина отказалась говорить с ним. Только два слова вымолвила: «Сбереги детей...»

А потом, когда муж ушел, сняла с себя шелковый платок и передала его дочери «дублера»: «Возьми! Тебе еще пригодится, а мне теперь ни к чему...»

В это самое время партизаны не оставляли попыток выручить семью Григория Михайловича. Ночью Василий пробрался в город, зашел к старосте и с глазу на глаз сказал: «Спаси Анну! Возьми на поруки! Тебе немцы доверяют».

Первого из тюрьмы выпустили Георгия: то ли за предательство, то ли с тайной целью — проследить его связи. Он вернулся в свою деревню, и тут партизаны арестовали его и осудили на смерть.

Через два месяца выпустили Ивана, Семена и кое-кого еще: против них не нашли никаких улик.

Староста общины выполнил слово, данное партизанам: собрал под сочиненным им прошением в защиту Анны Никитичны подписи всех жителей поселка. В нем писалось, что она мать пятерых детей, простая, неграмотная женщина, ни с кем не была связана, кроме своих родичей, что плохо жила с мужем, часто ссорилась, а как пришла к ним его дочь от первой жены, так вся их жизнь совсем покатилась кувырком...

Подпольщики, выпущенные на волю, понимали, что за ними может быть установлена слежка, поэтому повели себя так, будто и не собирались бежать из города.

За домом же Григория Михайловича был особый надзор, а по ночам в засаде сидели полицейские: они очень надеялись на то, что хозяин все-таки вернется. Но через две недели наблюдение сняли: не до того уже было...

В сентябре, когда наши войска вплотную подошли к белорусской земле, сотрудники СД начали «расчищать» тюрьму, готовясь к эвакуации из города. И вдруг знакомая Ивана — машинистка-переводчица, служившая в управлении СД, — шепнула при встрече: «Уезжайте!»

Тогда Иван и Анна Никитична взяли у старосты две подводы и выправили через него пропуск до Каменки. Но в пропуске не было указано до какой: ближней ли, что в четырех километрах от города, или дальней, которая находилась поблизости от партизанской зоны.

Погрузив свой скарб на подводы и усадив на них детишек, брат и сестра отправились в деревню, якобы на прокормление. Доехав до ближней Каменки, они двинулись, не останавливаясь, до дальней...

Ночью удалось уйти из города еще нескольким подпольщикам.

* * *

А как сложилась дальнейшая судьба Григория Михайловича и его семьи?

Артем учился в суворовском училище, а отец в школе, готовящей кадры для работы в освобожденных районах Белоруссии. А когда его родной город освободили, он устремился туда: знал, что его семья, находившаяся в партизанской зоне, попала в жестокую блокаду карателей.

. А дальше... Дальше приведем рассказ самого Григория Михайловича.

— Иду и думаю: «Живы ли?» Подошел к своему дому и смотрю: дверь на замке. Облокотился о притолоку и задумался: где же моя семья, где ее искать?

Постоял я так минут десять, и вдруг со стороны шоссе детский крик: «Папа! Папа!» Оглянулся и узнал бегущих ко мне Сережу и Милочку. Бегут и плачут...

Я кинулся им навстречу и тоже заплакал. Подхватил их, расцеловал и спрашиваю: «А где же мама? Где Володя и Павлик?» А они мне в два голоса: «Мама и Володя сидят около дороги. А Павлика нет. Помер в лесу...» Посадил я Милочку на плечо, и пошли мы к шоссе. Там и нашли своих.

Оказывается, Аня ходила с детишками к сестре, чтобы призанять у нее продуктов: голодали они. Жена и дети были оборванные и страшно худые. Зашли в свой дом, а он пустой — ни одежды, ни пищи!

Меня восстановили в партии — это была большая радость. Дали паек. А потом нам помог райисполком: выстроили новый дом, завели корову.

Жизнь постепенно налаживалась, но мы очень жалели, что не знали, куда же делась наша «дочка» Нина!

Эпилог

Прошло после войны много лет. Однажды в пошивочное ателье города Иванова вошел молодой, атлетического сложения старшина с голубыми погонами и вдруг обратился к бригадиру, полноватой женщине средних лет: «Нина!»

Та выронила из рук шитье и удивленно взглянула на старшину: кто такой? И почему назвал ее Ниной? Ведь так ее звали только в одном доме...

— Не узнаешь? — спросил молодой человек и представился: — Артем.

* * *

Счастливой женщине дали отпуск, и она поехала в Белоруссию. Там, в знакомом по войне городке, встретилась с «отцом» — Григорием Михайловичем — и Анной Никитичной.

В первые дни пребывания Нина чувствовала себя там крайне скованно и иногда, когда ходила по знакомым улицам, ей казалось, что вот-вот из-за угла вывернется немецкий патруль и крикнет: «Хальт! Аусвайс?..»

Приехали в тот город и «Седов» с «Орленком», ныне полковники запаса. Пришли на эту трогательную встречу и другие боевые друзья.

Вспомнили живых и мертвых товарищей по незримому фронту: замученную в застенках гестапо «тетю Катю», погибшего в боях с карателями брата Анны Никитичны Ивана, преждевременно умершего после войны отважного разведчика Василия...

Спели песню белорусских партизан на мотив «По долинам и по взгорьям»:


Закипела гневом, злобой
Белорусская земля,
Поднялась могучим шквалом
Партизанская война...

Мы часто повторяем: «Никто не забыт, и ничто не забыто». А белорусская пословица гласит: «Што дарагой цаной акушлася, шчым не вымяраецца». Да, память сердца — самая крепкая. Мы не забываем своих беззаветных героев. Но не забыли и предателей.

Староста Осип, например, за ревностную службу оккупантам был наказан советским судом. А бывший следователь службы безопасности Корзун разыскан через несколько лет после войны: он жил тогда в Москве, конечно, под другой фамилией.

Но никакая маскировка не спасла предателя: для опознания его привезли в тот небольшой город, где он лютовал, и здесь же судили на основании показаний десятков свидетелей, которые были вызваны из разных городов и сел Советского Союза.

* * *

А теперь снова о хорошем.

У всех героев моей повести выросли дети. У Нины, например, их двое: две дочери. У них тоже появились дети. В общем, жизнь продолжается! Жизнь, за которую столько отдано...

Вернуться к списку
Наверх
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Русский  |  English  |  Français  |  Español  |  العربية Для слабовидящих  |  PDA  |  WAP
© Все материалы интернет-портала Минобороны России доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0
ServerCode=node1