КонтактыcКарта сайта
RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
 

Бадеев Н.А.

Принимаю бой

Москва, Детская литература, 1973

Скачать книгу:  badeev_prinimau boy.rtf 1496,4 Kb

Аннотация:

Военно-морские флаги, простреленные в сражениях, пушки со шрамами на стволах, торпедные аппараты, компасы, перископы, штурвалы, корабельные колокола, старинные модели фрегатов и бригов... О многих флотских реликвиях, хранящихся в Центральном военно-морском музее, об интересных встречах в музейных залах рассказывает эта книга. Дорогой юный друг! В Ленинграде, на Стрелке Васильевского острова, у знаменитых ростральных колонн высится здание, увенчанное громадной скульптурой Нептуна. Здесь размещен один из старейших музеев нашей страны — он основан в 1709 году — Центральный военно-морской музей. Многолюдно в его залах. Посетители с волнением осматривают военно-морские флаги, простреленные в боях, пушки со шрамами на стволах, торпедные аппараты, компасы, перископы, штурвалы, судовые колокола, модели старинных фрегатов и бригов. О том, как попали эти реликвии в музей, с какими романтическими историями они связаны, рассказано в книге «Принимаю бой». Ты встретишься на ее страницах с героями-моряками, узнаешь много интересного о судьбах кораблей, имена которых вошли в боевую и революционную летопись нашей Родины. Книга написана участником Великой Отечественной войны, капитаном второго ранга Николаем Андреевичем Бадеевым. В 1971 году в нашем издательстве вышла его книга «Высылай устав».

Часть первая.
Потомству в пример
Весло из Новгорода

«Грандиозное военно-морское предприятие русских на Балтике», «выдающийся десант новгородцев» — так оценили историки это событие.

Сотрудники Военно-морского музея давно мечтали раздобыть какой-либо корабельный предмет, относящийся если не к «предприятию», то хотя бы к тому времени. Но попробуйте-ка найти, дело-то происходило в 1187 году...

И все-таки ревнителей морской старины не покидала надежда. Каждый год они умоляли археологов, производивших раскопки в Новгороде, сообщить, если отыщется хоть самая малость, связанная с морским походом XII века.

Археологи долго молчали. И вдруг...

Богат и славен был «Господин Великий Новгород». Множество торговых судов с заморскими товарами причаливало к берегам Волхова. Серая гладь реки пестрела белыми, зелеными, красными, оранжевыми парусами. Над водой гордо вздымались носы кораблей, увенчанные вырезанными из дуба драконами и львами.

Стоя на пути из «варяг в греки», Новгород был центром внешней торговли Древней Руси. Купцы из Фландрии везли сюда серебро, тонкие сукна, изделия из янтаря. Посланцы знойного Самарканда выгружали миндаль, ковры, шелковые ткани; греки предлагали пряности, орехи, средиземноморскую губку, персы — парчу и посуду.

Разноязыкий гомон стоял в торговых рядах — хлебном, рыбном, кафтанном и кожевенном, котельном и льняном, мыльном и овчинном, сапожном и шубном... У гостей разбегались глаза — столько отменных товаров предлагали искусные новгородские ремесленники. А из Рязани, Ярославля, Киева, Смоленска и прочих городов Руси всё подходили и подходили обозы с пушниной и пенькой, медом и холстом, воском и хмелем...

Новгородцы были не только радушными хозяевами, но и отважными мореходами. Их многочисленные суда — крепкие, поворотливые, легко всходившие на волну — «бегали до синя моря Хвалынского», а через Ильмень по рекам доходили до моря Черного.

Но чаще всего плавали они Балтийским, или, как называли его в те времена, Варяжским, морем в страны Западной Европы. О путях кормчих и купцов говорится в знаменитой былине о Садко, купце новгородском:
Поехал Садко по Волхову,
Со Волхово во Ладожско,
А со Ладожска во Неву-реку,
А со Невы-реки во сине море.

Ходили новгородцы по морю и в туман, и в шторм, когда «волной-то бьет, паруса рвет...»

Но вот в начале XII века новгородские ладьи стали пропадать. Редкий караван обходился без потерь. И виноваты были не бури, а свей, как называли тогда шведов.

Морские походы русских не нравились правителям Швеции. Они требовали от новгородцев не плавать «за моря», а смиренно сидеть сиднем, дожидаясь у себя дома иноземных купцов. Свей нападали на суда, товары грабили и торговых людей губили.

В 1142 году на разбой вышел сам король Сверкер Колзонь. На шестидесяти шнеках — боевых паруюно-гребных судах — напал он на новгородский караван из трех ладей. Русские не струсили: топорами порубили полторы сотни недругов, потопили три корабля. Его величество король едва унес ноги

Шведы, однако, не замирились с восточным соседом. Они запретили западным купцам доставлять новгородцам оружие, а сами продолжали чинить грабеж на столбовой морской дороге

В 1157 году шведский король Эрих напал на Ладожскую крепость в устье Волхова. Разгорелась упорная битва. На помощь ладожанам подоспела из Новгорода дружина князя Святослава Ростиславовича. Русские захватили сорок три шнеки из пятидесяти пяти.

«Господин Великий Новгород» не раз предлагал северным соседям мир и дружбу. Но свей не унимались. И тогда новгородцы призадумались. Нельзя им было жить без крутой морской волны, без выхода в Балтику. Правда, они давно уже пробрались на берега «дышучего моря» — так величали в то время Северный Ледовитый океан с его могучими приливами и отливами. Ходили туда за «рыбьим зубом» — моржовым клыком и шкурами морских зверей. Но доставлять товары через дремучие леса и болота, а потом плыть в дальние страны по суровым полярным морям было тяжко и долго.

Однажды загудел колокол Софийского собора, созывая граждан на вече. Решили: хватит обороняться, надо «держати щит» — дать врагу отпор. Конечно, свей сильны, но у новгородцев есть верные друзья — эстонцы и карелы, которые также страдают от разбоев на море. Уговорились совместно ударить по столице недруга — Сигтуне.

На Щитной, Кузнецовой, Молотковой улицах мастера-оружейники стали готовить тысячи боевых щитов, шеломов, длинных рубах из железных колец, множество мечей, копий, стрел, боевых топоров, ножей- «засапожников».

От Новгорода до Сигтуны около тысячи верст. И каких! Порожистый Волхов, бурливая Ладога, стремительная Нева, туманный Финский залив...

Шведский город стоял на берегу большого озера Мелар, соединяющегося с морем узкой и длинной протокой Стокзунд. Берега Мелара были густо заселены, а само озеро усеяно сотнями островков, тоже не безлюдных.

Новгородцы не раз бывали в Сигтуне и, конечно, знали, что он такое, этот главный город врага. Сигтуна, писал один из историков, «в гордой безопасности возвышалась над всеми городами севера, имея не менее 18 800 богатых и знатных граждан». Она «презирала нападение, ибо гавань ея запиралась большой цепью, прикрепленной к двум утесам». С севера ее охраняло неприступное болото, с востока — два грозных замка, с запада — каменная стена.

В июле 1187 года новгородцы, эстонцы и карелы прорвались в пролив Стокзунд и овладели большим замком, в котором жил архиепископ. А затем, лавируя среди островков, ладьи скрытно приблизились к Сигтуне.

Удар был внезапным, быстрым, мощным. Город был «взят на щит»-его укрепления разрушены, верфи преданы огню.

Уходя из Сигтуны, новгородцы сорвали с петель городские врата, а ключи от них бросили в озеро.

В то время ворота покоренного города считались самым желанным трофеем, символом военного поражения противника. Бронзовые, двухстворчатые, высотою с хороший дом, украшенные рельефными фигурами святых, королей, львиными головами, врата были разобраны, погружены на ладьи, доставлены в Новгород и установлены в Софийском соборе.

Падение Сигтуны ошеломило свеев. Город был разрушен настолько, что восстановить его не удалось. Только через семьдесят с лишним лет на берегу пролива Стокзунд шведы построили новую столицу Стокгольм.

И, затаившись, ждали своего часа, ждали подходящего момента для отмщения. Как только на Руси зацокали копыта коней татаро-монгольских полчищ, шведы, встрепенувшись, пошли в наступление и захватили крепость Орешек у истока Невы из Ладожского озера.

Борьба за «чист путь за море» продолжалась несколько столетий. Десант в Сигтуну был одной из самых ярких ее страниц.

...Раскопки производились недалеко от реки Волхов. Археологи вскрывали слой за слоем, хранившие следы давно угасшей жизни. Пятнадцатый, четырнадцатый, тринадцатый века... Обломок пики, топор, бронзовый браслет, костяной гребень, стеклянные бусы. Забытый или припрятанный скарб наших пращуров. И вот на семиметровой глубине археологи коснулись какого-то предмета XII века...

Отбросив лопатки, ученые перебирали грунт руками, потом пошли в ход мягкие щеточки. Показалось нечто длинное, деревянное. Настил древней мостовой? Остатки строения? Нет, в руках археологов оказалось... весло с необычно широкой лопастью. Весло новгородцев XII века!

Находку передали Военно-морскому музею.

— Весло — рулевое, — определили специалисты. — Вероятно, им пользовались в далеких морских походах.

Как раз в ту пору, в XII веке, новгородцы строили палубные суда высокой маневренности: они имели вместо руля по большому веслу на корме и носу, что давало им возможность двигаться вперед и назад, не тратя времени и сил на повороты в узкостях.

Красивыми были эти корабли, оснащенные кормовыми веслами-рулями. Помните, как строил их новгородец Садко?
Корму в ём строил по-гусиному,
А нос в ём строил по-орлиному,
В очи вкладывал по камешку,
По славному по камешку, по яхонту.

Возможно, когда-нибудь археологам удастся найти не весло, а судно того времени. Извлекли же совсем недавно часть корабельного борта, изумившую современных кораблестроителей: он был сделан в XI веке из тончайших слоев древесины, соединенных рыбьим клеем и скрепленных в придачу дубовыми гвоздями. Такой борт способен выдержать удары могучих морских валов.

А еще теплится надежда, что обнаружатся «мемуары» участников похода на Сигтуну. Ведь отдала новгородская земля берестяную грамоту, на которой 750 лет назад некий мальчик, по имени Онфим, изобразил батальные сцены. На одной из них три всадника с колчанами посылают стрелы; под копытами коней поверженные враги. На другом рисунке — воины в шлемах, тех самых, что найдены на раскопках.

Кто знает, может быть, археологам и посчастливится приоткрыть завесу над скрытыми в тумане веков тайнами «грандиозного военно-морского предприятия русских на Балтике».
«Морским судам быть»

Скоро день рождения, — сказали нам однажды липецкие краеведы, посетившие музей. — Двести семьдесят пять лет стукнет имениннику. Ждите подарочек от нас...

— Бандеролью?

Гости улыбнулись:

— Да нет уж... Пожалуй, почта не примет такую «бандероль»...

В дождливый осенний день 1695 года от устья Дона по раскисшей степи двигались к Москве русские войска. В крытой повозке, прыгавшей на ухабах, сидел сумрачный царь Петр.

Невеселыми были его думы. Обширное Русское государство с двенадцатимиллионным населением не имело выхода ни к Черному, ни к Балтийскому морям. Как торговать с иноземцами, если побережья морей, если устья рек в руках турок и шведов? А ведь по обоим этим морям некогда ходили русские суда. Черное даже называлось Русским морем, пока его северные берега не отрезали захватчики. Да, без морей России не цвести.

Петр бросил взгляд на дорогу. Шли полки Преображенский, Семеновский, Лефортовский, Бутырский... Сражались солдаты храбро, а крепость турецкую, крепость Азов, не одолели. А все оттого, что по морю туркам шла подмога — и людьми, и оружием, и продовольствием.

Без флота как без рук. Но где же строить корабли, если берега морей под вражьей пятой?

Надо взбодрить морскую силу во глубине России, да и спустить флот вниз по тихому Дону в Азовское море.

Через месяц почти по всей России затих стук топоров. В подмосковное село Преображенское, в Воронеж и близлежащие городки Козлов, Добрый, Сокольск со всех концов страны толпами шли пильщики, плотники, конопатчики, смоловары, канатчики. Шли они на «струговое дело».

Из Архангельска в Преображенское санным путем доставили в разобранном виде галеру. По ее образцу готовились части двадцати двух судов. Заиндевелые лошади с трудом тащили в Воронеж огромные сани, груженные дубовыми килями, шпангоутами, мачтами, рулями, веслами.

В Воронеже галеры собирались. Там же строились два 36-пушечных корабля, готовились четыре брандера — парусные суда, груженные горючими веществами для уничтожения неприятельского флота путем поджога при свалке вплотную.

Спешно сооружались струги, лодки, плоты для перевозки войск. На верфях работали вологжанин Осип Щека, нижегородец Яков Иванов, их сотоварищи — мастера плотницких дел.

В селе Липовка на реке Воронеж копали бурый железняк. Над окрестностями тучей висел удушливый дым: лили пушки и ядра, ковали якоря, скобы, корабельные гвозди, уключины.

Мастеровые трудились под угрозой «всяческого разорения и смертной казни за оплошку и нерадение».

Петр, не зная устали, скакал из Москвы в Воронеж, из Воронежа в Москву и торопил, торопил — до весенней распутицы оставалось не много.

У Петра было немало сторонников, но еще больше было недругов. Бояре недовольно покачивали головами: «Эва, разорит двадцатичетырехлетний царь государство — в какие деньги обойдется морская затея, только одних плотников занято «струговым делом» двадцать шесть тысяч... Да разве флоту, построенному за одну зиму, одолеть турок, которые два столетия оттачивали клыки в морских сражениях с Австрией, Францией, Испанией, Венецианской республикой, Мальтийским орденом... Недаром султан прослыл «непобедимым на море».

3 апреля 1696 года спустили на реку Воронеж 68-весельную галеру «Принципиум», вооруженную тремя пушками. В кормовой каюте поселился Петр: он сам поведет флотилию на штурм Азова под именем капитана Преображенского полка Петра Алексеева.

В начале мая тронулись в путь. Никогда еще река не видела такого множества судов. По бурлящей вешней воде, мимо изрытых пещерами меловых гор, плыли более двадцати галер, брандеры, свыше тысячи трехсот стругов, триста морских лодок и сотня плотов. На них семь полков пехоты, музыканты, лекари, хлебопеки.

Высокая вода стремительно проносила суда над перекатами. А с Нижней Девицы, Потудани, Тихой Сосны и других притоков выходили и пристраивались к каравану новые суда.

На стругах лежали крепко привязанные канатами чугунные и медные «басы» — дробовые пушки, стрелявшие картечью из свинцовых пуль и железных обломков, «брештовые» и «проломные» орудия. И к каждой пушке везли по пятьсот и больше ядер.

А еще везли лесные припасы, смолу, гвозди для починки судов.

Половодье спрямило крутые повороты реки, флотилия шла ходко. На Дону к ней присоединились утлые казацкие лодки.

В середине мая, не доходя до моря десятка верст, солдаты увидели высокие каменные башни, с которых грозно глядели стволы орудий. Это была крепость Азов.

Высланная вперед разведка доложила «капитану Петру Алексееву»: к крепости приближается большая турецкая эскадра. На галерах приготовились к бою, но северный ветер резко понизил уровень воды в устье Дона, им не прорваться в море. Тогда под огнем крепости к устью реки пошли казацкие лодки под командованием Фрола Миняева. Затаившись в камышах, казаки зорко наблюдали за противником. Атаковать громадные корабли на лодках невозможно, но вражеская эскадра не могла из-за малых глубин подойти к крепости вплотную, казаки ждали, когда турки начнут подкидывать подкрепление на гребных судах.

И дождались... Вечером 20 мая тринадцать вражеских тунбасов — гребных грузовых судов, взяв пятьсот солдат, направились к крепости. Их прикрывали одиннадцать ушкол — небольших боевых лодок со стрелками. Казаки бросились на врага и в лихом абордажном бою захватили десять тунбасов, на которых, по словам Петра, было взято «300 бомбов великих, пудов по пяти, 500 копий, 5000 гранат, 86 бочек пороху, 26 человек языков и иного всякого припасу: муки, пшена, уксусу, масла и рухляди многое число, а больше сукон; и все, что к ним на жалованья и на сиденье прислано, все нашим в руки досталось».

Турки перепугались. Второпях снимаясь с якорей, два корабля сели на мель. Попытка спасти их не удалась; один корабль противник успел потопить, а другой попал в руки казаков.

Защитники крепости приуныли.

А через несколько дней вода прибыла, русские галеры вышли в Азовское море и заняли позиции перед устьем Дона. Теперь турецкая твердыня была обложена и с суши и с моря.

14 июня 1696 года на горизонте появилось шесть многопушечных кораблей и семнадцать галер. Увидев на взморье русские суда, турецкий адмирал растерялся: неужели вся эта армада построена за одну зиму...

Турецкая эскадра легла в дрейф. Две недели она топталась на месте, не решаясь высадить четырехтысячный отряд в помощь гарнизону крепости.

28 июня турецкие корабли наконец направились к берегу, но как только петровские галеры «якоря вынимать стали, чтоб на них ударить, они тотчас, парусы подняв, побежали».

19 июля крепость Азов сдалась.

30 сентября Москва встречала победителей. Первой в столицу вступила рота моряков, во главе ее широко шагал Петр. Вслед за моряками солдаты волочили по земле полотнища турецких знамен.

Над столицей гудел колокольный звон. Все москвичи высыпали на улицы, приветствуя покорителей Азова. На триумфальных пирамидах, сооруженных у Каменного моста, было написано: «В похвалу прехрабрых воев морских», «В похвалу прехрабрых воев полевых».

Рядом красовалась большая картина: морской бог Нептун, улыбаясь в бороду, провозглашал: «Се и аз поздравляю взятием Азова и вам покоряюсь».

20 октября 1696 года в селе Преображенском собралась Боярская дума. Петр объявил о создании сильного военного флота, способного отвоевать Керченский пролив и добиться свободного выхода в Черное море. «Корабли делать со всей готовностью, с пушками и мелким ружьем, как быть им на войне...»

Дума постановила: «Морским судам быть». Этот день — 20 октября 1696 года — стал днем рождения русского регулярного военно-морского флота.

Из Липецка доставили в музей не «бандероль», а пушку, найденную при раскопках на месте села Липовка, там, где для Азовского флота готовили оружие и ковали якоря.
Первая модель

Флаги, пушки, компасы, штурвалы — все это появилось в музее позже. Вначале были модели кораблей. Сейчас их более тысячи трехсот. В этом «малом флоте» корабли всех классов и типов: линкоры и фрегаты, бригантины и галеры, броненосцы и подводные лодки, тральщики и крейсера-ракетоносцы. Недвижные, в футлярах; качающиеся, словно в шторм, на подвесках; плывущие или двигающиеся на колесах; из полированного красного дерева, из слоновой кости, панциря черепахи, перламутра; модели-малютки в несколько сантиметров и модели десятиметровые... Среди этих красавцев модель 30-пушечного фрегата выглядит неказисто. Нет на ней ни золотых или золоченых, нет и серебряных украшений. Но посмотрите, как мастерски выполнен из дуба набор корпуса — киль, шпангоуты, стрингеры и бимсы.

Да, все сделано точно, тщательно, чисто. А главное-то, главное в том, что исполнена модель в 1698 году не кем иным, а тем, кто в ту бурную, крутую пору создавал настоящий и грозный боевой флот. И вот эта самая модель и была у нас первой.

На верфях Воронежского адмиралтейства день и ночь визжали пилы, стучали топоры: строились корабли для Азовского и Черного морей. Среди крепостных плотников выделялась долговязая фигура царя в потной полотняной рубахе.

Мастеровые не жалели сил, но царь Петр хмурился: кроме желания строить, нужно еще и умение. А его-то и не хватало. На иностранцев худая надежда. Иноземные державы отменных умельцев не отдадут, они вовсе не хотят появления российского флота. Да и негоже зависеть от чужаков...

В марте 1697 года из Москвы в Голландию отбыло «Великое посольство» из молодых людей, посланных изучить кораблестроительное искусство. В составе посольства были десятник Петр Михайлов, то бишь Петр I. Опередив своих спутников, он 7 августа 1697 года прибыл в Саардам, где находилось множество верфей. Поселившись в доме якорного мастера, царь стал работать на верфи. С восхода солнца до вечера он вместе с мастерами пилил, строгал, собирал остовы кораблей, обшивал их досками. А после работы дотошно знакомился с канатными и парусными фабриками, присматривался, как сушат древесину, куют якоря и цепи.

Потом Петр перебрался в Амстердам, где были верфи Ост-Индской компании. Местные власти задавали в честь московского повелителя торжественные обеды и устраивали фейерверки. Но Петр досадливо отмахивался: он приехал учиться, а не пировать и развлекаться.

Четыре с половиной месяца Петр Михайлов работал под началом опытного мастера Класа Поля. Все поражались его трудолюбию.

Нет, Петр не считал голландские верфи верхом совершенства. Он замечал их недостатки: корабли строились без теоретических выкладок, на глазок, все решали плотники.

Петру был выдан аттестат, в котором говорилось:

«Я, нижеподписавшийся, Геррит Клас Поль, корабельный мастер при Амстердамской камере привилегированной Ост-Индской компании, свидетельствую и удостоверяю поистине, что Петр Михайлов (находящийся в свите великого московского посольства в числе тех, которые здесь, в Амстердаме, на Ост-Индской корабельной верфи с 30 августа 1697 года жили и под нашим руководством плотничали) во время благородного здесь пребывания своего был прилежным и разумным плотником, также в связывании, заколачивании, сплачивании, поднимании, прилаживании, натягивании, плетении, конопачении, стругании, буравлении, распиловании, мощении и смолении поступал, как доброму и искусному плотнику надлежит, и помогал нам в строении фрегата «Петр и Павел», от первой закладки его... почти до его окончания, и не только что под моим надзором корабельную архитектуру и черчение планов его благородие изучил основательно, но и уразумел эти предметы в такой степени, сколько мы сами их разумеем...»

В августе 1698 года Петр прибыл в Москву. Теперь не только он сам, но и те, кто с ним ездил «за море», могли сооружать корабли. Отныне не придется, как полтора года назад, тащить из Архангельска под Москву галеру, чтобы создать подобные ей. Овладев знаниями и опытом судостроения, соученики Петра были в состоянии смастерить точнейшую модель задуманного корабля, по которой можно собрать и само судно.

Они не отличались изяществом, эти первые русские модели, ибо строились не для украшений. Их так и называли — строительными или «образцовыми корабликами». В то время плотницкие мастера слабо, а то и вовсе не «читали» чертежи, а вот «образцовые кораблики» давали ясное, наглядное представление об устройстве корпуса и всего прочего.

Петр заботился о том, чтобы модели наивозможно быстрее воплощались в боевые корабли. Уже 27 апрели 1700 года в Воронеже был спущен на воду 58-пушечный корабль «Предистинация» ( «Предвидение»). По отзывам современников был он «весьма красивый, зело изряден пропорцией, изрядного художества и зело размером добро состроенный».

Летом 1699 года в Азовское море вышла целая эскадра крупных военных судов. На одном из них, 52-пушечной «Крепости», русский посол отправился в Константинополь для переговоров о мире. До турецкой крепости Керчь его сопровождал 36-пушечный корабль «Отворенные врата» (читай: «Россия открыла ворота в южные моря»), которым командовал сам Петр.

В плавание к турецким берегам с пушным товаром, зерном, кожами, воском готовились корабли «Благое начало» (понимай: «Россия приветствует развитие торговых отношений»), «Соединение» (разумей: «Готовы завязать прочные отношения»).

18 августа 1700 года в Москву пришла весть из Константинополя о заключении мира с Турцией: крепость Азов с окрестной территорией отошла к России, страна получила выход в Азовское море.

На следующий день Россия объявила войну Швеции «за многие неправды и за учиненные обиды».

В Воронеже, Таганроге спешно упаковывали в крепкие футляры «образцовые кораблики», грузили на телеги и посылали в далекий путь, на север.

О том, как в те времена перевозили «кораблики» от одной верфи к другой, свидетельствует наказ сержанту и солдатам, командированным сопровождать модель:

«И велеть им дорогою ехать тихо и бережно, и тот кораблик хранить в ухабах и косогорах, и с гор спускать и в лесах и на переправах беречь и отвесть в целости, а буде каким небрежением (от чего сохранит бог) поврежден будет, за то учинена им будет смертная казнь».

«Образцовые кораблики» ехали в Архангельск, на реку Свирь и Ладожское озеро, туда, где предстояло строить флот для борьбы со шведами.

В те края была отправлена и модель 30-пушечного фрегата, изготовленная Петром. В Лодейном поле, на Свири, а позже в Санкт-Петербурге по ней стали строиться боевые корабли для борьбы со шведским флотом.

Когда в Петербурге было основано Адмиралтейство, Петр устроил при нем модель-камеру, где хранились «образцовые кораблики». Эта модель-камера и положила начало нынешнего Военно-морского музея.
Корабельный вож

— Весь музей осмотрели, не нашли тех флагов...

Перед дежурным консультантом стояли двое матросов из Архангельска.

— О каких флагах идет речь?

— О шведских, что были захвачены при участии нашего земляка.

— Когда это было?

— Двести семьдесят лет назад.

— Иван Рябов?

— Так точно!

Консультант задумался.

— Вы осмотрели только часть музея. Пойдемте со мной...

25 июня 1701 года шняка — небольшое парусно-гребное судно Николо-Корельского монастыря добывало рыбу в Белом море, у острова Сосновец. На корме, управляя рулем, сидел Иван Рябов — корабельный вож, как называли северных лоцманов.

Над водой стлался туман. Когда он рассеялся, рыбаки увидели семь судов, двигавшихся к устью Северной Двины.

— Кажется, заморские гости... — прищурился одни из ловцов.

Рабов пристально рассматривал высокобортные парусники. На их мачтах колыхались голландские и английские флаги. Обычные торговые суда? Но Рябов встревожился — уж очень они ладно маневрируют. Не шведы ли?

Беломорским поморам приходилось быть начеку — почти год как шла война со Швецией. Противник угрожал Архангельску — главнейшему в то время морскому порту Российского государства. Отсюда ходили в Европу с рыбой, салом, пушниной, пенькой, воском, шкурами морского зверя. Множество иностранных барков, бригов и баркентин с разными товарами посещало Архангельск.

Шведский король не раз грозил закрыть морские ворота России в Европу. А совсем недавно стало известно — враг спешно готовит корабли к дальнему плаванию. Ищут лоцманов, бывавших в Архангельске, «а разглашают, что хотят идти в Гренландию, где китов ловят». Рябов доподлинно знал, что сам царь Петр Алексеевич строго наказал архангельскому воеводе Прозоровскому «иметь великое опасение и осторожность»...

Чем дольше Рябов вглядывался в заморских пришельцев, тем неспокойнее становилось на душе: и очертаниями корпусов, и рангоутом очень похожи на военные корабли. А дистанцию держат как солдаты на плацу.

И вож недобрым словом помянул настоятеля монастыря. Ведь говорил, ведь доказывал ему — опасно рыбалить: слух прошел, «на море есть корабли незнаемые», а ему, толстобрюхому, свежей тресочки, вишь, захотелось. А не выполни волю монастырского владыки — разорит, погубит... Да и воевода Прозоровский хорош: опасаясь шведов, унес из Архангельска ноги за пятнадцать верст да там и залег, как медведь.

— Скорее поднимайте сеть! — приказал Рябов рыбакам. — Уходить надо!

Шняка повернула к берегу. И тотчас судно под голландским флагом бросилось за ней в погоню, быстро настигло. Чужеземцы, любезно улыбаясь, жестами пригласили кормщика на палубу. Рябов замотал головой: некогда, мол, спешим домой. И тогда пгняку баграми подтащили к борту, грохоча коваными сапогами, в нее прыгнули... шведские солдаты. Они скрутили Рябову руки и потащили на фрегат. Такая же участь постигла и рыбаков.

На палубе вож огляделся. Хороши «торговцы»... По бортам фрегата стояло полтора десятка замаскированных брезентом пушек, возле них ядра, порох.

Рябова доставили в просторную каюту. Рослый швед — видимо, главный начальник — приказал солдатам развязать Рябова, усадил его в кресло, угостил ромом и табаком. А затем, тыча пальцем в карту, показал Архангельск, другой швед, чином пониже, на ломаном русском языке попросил вожа помочь провести корабль по Северной Двине.

Хозяин каюты вынул из сундука кожаный мешочек, высыпал на стол золотые монеты. Рябов к ним не притронулся. Швед ухмыльнулся и прибавил золота. Вож молчал. Швед, побагровев, хотел было еще добавить денег, но тотчас понял, что русский не желает вести корабли в Архангельск.

Рябова жестоко избили и бросили в трюм. Он впал в забытье, а когда очнулся, почувствовал — фрегат убрал паруса. «Не иначе как к острову Мудьюг подошли», — подумал Рябов. И вдруг услышал на палубе выстрелы, отчаянные крики. Минуту спустя загремел запор на крышке люка, в трюм швырнули окровавленного, стонущего человека.

Рябов пригляделся и ахнул: неужто Борисов! И верно, то был Борисов из караульной команды с острова Мудьюг.

— Дмитрий, ты-то как? Где тебя-то взяли? — прошептал Рябов.

— У Мудьюга, обманом... — вздохнул Борисов.

И рассказал, как это произошло.

Когда «голландские купцы» подошли к острову Мудьюг, к ним направилась на баркасе команда для таможенного досмотра. Иноземцы пустили русских на палубу. А затем выскочили солдаты... Кого убили, а кого связали и побросали в канатные ящики.

Так Борисов узнал, что к устью Северной Двины пришла шведская эскадра, ею командовал вице-адмирал Шеблад. На кораблях находилось более тысячи солдат. Шведы задумали сжечь Архангельск, верфи и магазины, как тогда называли складские помещения, казнить корабельных мастеров. А маскировка под торговые корабли потребовалась для захвата русских моряков, знавших ход в Архангельск: фарватер реки извилист, изобилует опасными мелями.

— Без вожа им не обойтись, — сказал Борисов.

Через некоторое время Рябова и Борисова опять повели в каюту. Борисов толмачил, то есть переводил со шведского. Шведы опять сулили Рябову большие деньги за проводку эскадры. И снова, избив поморов, отправили их под замок.

А потом внезапно открылся люк, трюм осветили солнечные лучи. Солдаты вытолкали поморов на палубу, провели к командиру фрегата.

— Указывайте путь в Архангельск. Если что случится...

Швед показал на пеньковую петлю, свисавшую с реи.

Четыре вражеских корабля остались в заливе, а два фрегата и яхта направились в Северную Двину.

Иван Рябов был хорошим, опытным лоцманом. Он много раз водил по своенравной реке «торговые разных земель корабли». Но теперь на родной дом шел враг... Нет, не бывать свеям в Архангельске! У вожа созрел дерзкий план.

Рябов перекрестился и встал рядом с рулевым.

— Мало лево!.. Мало право!..

Попутный ветер туго надувал паруса.

Посадить корабли на мель можно было в любом месте, лишь опоздай малость с подачей команды. Но рядом дрейфовала эскадра, шведы снимут суда с камней и уйдут безнаказанно. Рябов решил повременить до Новодвинской крепости, расположенной в самом узком месте речного фарватера. Из разговоров со шведами вож понял, что они не знают о том, что уже год как на берегах реки «градодельцы и всякие вымышленники к городскому строению» денно и нощно возводят грозные бастионы. И хотя крепость не была закончена постройкой, пушкари стояли в полной готовности.

Показались очертания каменных башен. «Пора», — подумал Рябов и приготовился дать команду, как вдруг его схватили за плечи, потащили, втолкнули в каюту. Вслед за ним бросили туда и Борисова.

— У, опять... опять обманом взять думают, — волнуясь, проговорил Борисов. — Ты видел? А? Видел, как от крепости баркас-то отошел? Вот они нас и убрали с палубы.

На подходах к крепости шведские солдаты попрятались, а морские офицеры, скинув мундиры, напялили кафтаны.

— Что за фрегаты? Куда идете? — окликнули русские.

Шведы что-то ответили. Снова послышались удары весел, баркас подходил. «Неужели и этих пленят?» Рябов мучительно раздумывал: «Что предпринять? Вырваться из каюты? Но рядом дюжие молодцы...» И тут с баркаса грохнули выстрелы. «Заметили обман, заметили!..»

Дверь каюты распахнулась, несколько шведов с искаженными от ярости лицами чуть ли не волоком потащили Рябова с Борисовым к штурвалу.

Вражеские солдаты в зеленых мундирах и медных касках, лежа на палубе, вели огонь по баркасу.

— Веди в Архангельск! — приказал Рябову шведский офицер. — Быстрее!

Отряд кораблей двинулся вперед.

— Лево руля! — отчетливо и зычно скомандовал Рябов.

Борисов перевел, но швед-рулевой медлил. Рябов, оттолкнув его, сам крутанул огромный штурвал, и тут... тут фрегат с ходу врезался в песок, по палубе с грохотом покатились ядра и бочки. Следом выскочила на мель неприятельская яхта, а третий корабль едва успел отвернуть в сторону.

— Расстрелять! — бешено рявкнул командир фрегата.

Раздались выстрелы. Борисов был убит наповал. Рухнул и Рябов. Он услышал, как открыли огонь русские крепостные пушки, и смежил веки.

Вскоре шведы сбросили поморов за борт. Студеная вода ожгла тяжело раненного Рябова, но он, напрягая последние силы, поплыл...

А крепость посылала ядро за ядром. И уже ринулись на врага десятки больших лодок с солдатами.

Бой длился более суток. Оставив убитых, шведы бежали на шлюпках. Русским достались пять флагов, новехонькие пушки, много ядер и гранат.

Прозоровский не поверил в столь быструю и решительную победу, ему привезли неприятельский флаг и ядро с плененного фрегата, и только тогда воевода потрусил в Новодвинскую крепость.

Шведские суда были сняты с мели и торжественно приведены в Архангельск. Царь Петр написал: «Зело чудесно, что отразили злобнейших шведов».

Весь Архангельск праздновал победу, а Рябов сидел... в сыром каземате: князь Прозоровский обвинил его в нарушении запрета на плавание. Напрасно корабельный вож доказывал, что он не по своей воле отправился за рыбой — его послал настоятель монастыря, что он, рискуя жизнью, посадил вражеские корабли «напротив пушек»...

Рябова били палками, били плетьми, заковали в кандалы, объявили изменником.

Летом 1702 года в Архангельск приехал Петр I. Он вручил Новодвинской крепости боевое знамя, офицеров повысил в чинах, солдат наградил деньгами.

— А где ж тот лоцман, что посадил шведов на мель? — поинтересовался Петр.

Ему ответили: в тюрьме, мол, Иван Рябов.

— Он поступил, как Публий Гораций Коклес, — молвил Петр и приказал немедленно освободить лоцмана.

(По легенде, прославленный древнеримский герой один защищал переправу через Тибр от этрусков; защищал до тех пор, пока мост не разобрали, отрезав врагов от Рима.)

Рябова привели, Петр поцеловал его в голову, подарил кафтан со своего плеча, навсегда избавил от всех повинностей и податей.

— Ну вот, здесь и должен быть этот флаг, — сказал работник музея, вволя архангельских матросов в хранилище знамен.

Ого, сколько же тут трофейных флагов! Одни обернуты вокруг штоков и упрятаны в брезентовые чехлы, другие лежат стопками. Больше всего шведских. И не удивительно: только во время Северной войны 1700—1721 годов свыше шестидесяти шведских кораблей сдались в плен русским.

А самые первые трофейные флаги достались благодаря Рябову. Но где же они?

К сожалению, из множества шведских флагов, хранящихся в музее, только семь имеют историческую аттестацию — только о семи можно с точностью сказать, что они захвачены в таком-то или таком-то сражении. А все другие снабжены пометкой: «Взят со шведского корабля в одну из войн России со Швецией в восемнадцатом или начале девятнадцатого века». Это объясняется просто: в музей флаги поступали не сразу после боев. Они десятки лет находились в крепостях, портовых арсеналах, в церквах и соборах. Так было, очевидно, и с «рябовскими» флагами, этими прямоугольными синими полотнищами, пересеченными прямым желтым крестом.

— Будем искать, — пообещал архангельским гостям хранитель знаменного фонда. — Возможно, они в другом музее.

— Если разыщете, сообщите, пожалуйста, — попросили матросы.

— А куда писать?

— Архангельск. Экипажу корабля «Иван Рябов».
Сержант Щепотьев

Модель-горельеф 4-пушечного шведского бота «Эсперн»...

Трофей? Нет, «изготовлена русскими умельцами в начале восемнадцатого века».

«Образцовый кораблик»? Нет, российские корабелы не копировали иностранные боты.

Модель появилась в музее благодаря подвигу сержанта Михаила Щепотьева.

Осенью 1706 года русские войска приступили к осаде Выборга, служившего шведам опорной базой для действий против Петербурга.

На транспортных судах шведы подбрасывали выборгскому гарнизону пополнение людьми, боеприпасы, продовольствие. Русские задумали перехватить хотя бы одно судно — нужен был «язык».

На поимку вражеского корабля решили послать отряд лодок под командованием сержанта Преображенского полка Михаила Ивановича Щепотьева, гвардейца, не раз с отменным успехом выполнявшего опасные дела. Петр любил расторопного и смелого сержанта, ходившего вместе с ним еще в азовские походы и умевшего не только хорошо драться на суше, но и водить корабли.

В ночь на 12 октября пять небольших лодок (самая крупная вмещала пятнадцать человек), покачиваясь на волнах, вышли в залив. Суденышками командовали товарищи Щепотьева: бомбардиры Автомон Дубасов, Наум Ходанков, Петр Головков, флотские унтер-офицеры Наум Сенявин, Ермолай Скворцов — все люди бывалые, испытанные в жарких сражениях. А всего на лодках было пятьдесят один человек.

Гребли молча, не курили. Щепотьев, стоя на носу головной лодки, пристально вглядывался в густую темень. Где-то здесь проходили в Выборг шведские суда, проходили бесшумно, как призраки.

Время от времени гребцы сушили весла, командиры притаивали дыхание — не послышится ли шведский говор, не скрипнут ли уключины? И вдруг совершенно внезапно перед ними обозначился корпус вражеского судна.

— Вперед, братцы! — крикнул Щепотьев. — На абордаж!

Лодки стали окружать парусник, но тут с его палубы рявкнули пушки. Пламя на мгновение выхватило из мрака силуэт корабля, и Щепотьев понял: негаданно наехали на военный бот «Эсперн». Что ж, тем хуже для шведа! Солдаты цепляли баграми за борта бота, закидывали на его палубу «кошки».

Щепотьев одним из первых взобрался на палубу и при вспышках выстрелов заметил: шведов в два раза больше. Но бой уже начался.

Крепко зажав в руке абордажный топор, Щепотьев бросился в гущу врагов.

Шведы дрались яростно. Убиты Дубасов, Головков, тяжело ранен Сенявин... Щепотьев получил несколько ранений, но продолжал сражаться.

И шведы не выдержали натиска, кинулись с палубы вниз. Русские захлопнули люки, наложили засовы.

— Еще один! — раздался чей-то крик. — Швед идет!

К «Эсперну» приближался другой вооруженный вражеский бот. Услышав выстрелы, его капитан спешил узнать, что случилось.

— Скорее к пушкам! — приказал Щенотьев. — Не подпускайте ворога!

Солдаты зарядили орудия и почти в упор пальнули по боту. Тот, огрызнувшись несколькими выстрелами, поспешно повернул назад.

Русские стали подбирать брошенное шведами оружие, перевязывать раненых. Но где же Щепотьев? Почему не слышно его команды?

Сержант Щепотьев лежал на палубе... Он был мертв.

На берегу, в лагере русских, тревожно ждали возвращения отряда лодок. В лагере слышали пушечные выстрелы. Что случилось с лодками? Ведь на них не было ни одного орудия, значит, стреляли шведские корабли.

И вдруг на рассвете показался... шведский бот. Солдаты, схватив ружья, залегли за гранитные валуны, пушкари зарядили орудия. Но с бота закричали:

— Свои! Свои! Не стреляйте!

На берегу раздалось «ура».

— А сколько живых «языков» взяли? — спрашивали солдаты.

— Сейчас подсчитаем...

Открыли люки. На палубу, щуря глаза от света, вылезли двадцать шесть шведских матросов.

А всего на «Эсперне», как сообщили пленные, было сто три моряка, из них пять офицеров.

Из русских в живых осталось тринадцать человек, из них только семь не были ранены.

Петр, будучи восхищен этим, по его выражению, «преудивительным и чудным боем», в награду за неустрашимость произвел всех оставшихся в живых солдат в офицеры.

Петр глубоко скорбел о гибели сержанта Щепотьева. «С неслыханною славою живот свой окончил», — писал он о Щепотьеве Меншикову.

Тело Щепотьева было доставлено в Петербург. Целый полк со знаменем и пушками сопровождал гроб на кладбище Невского монастыря.

Под орудийные залпы были преданы земле тела и других героев сражения.

А на «Эсперн» пришли мастера-корабельщики. По приказу Петра они тщательно осмотрели и обмерили бот и изготовили его модель для «памяти, на вечную славу».

 

Загадка якоря

Когда на Неве работали водолазы, сотрудники нашего музея мечтали раздобыть доспехи воинов Александра Невского, старинные пушки или какие-либо предметы с петровских кораблей.

И вот однажды в музей пришел старшина водолазов.

— Старинный якорь возьмете? — спросил он. — Лежит на дне, напротив домика Петра{1} .

— Поднимайте скорее! — обрадовались сотрудники. — Поставим на самое видное место.

Когда плавучий кран вытащил с восьмиметровой глубины облепленный илом якорь, даже видавшие виды старые матросы ахнули: вот это громадина! Стержень из кованого железа превышал четыре с половиной метра, почти такой же шток мореного дуба, а вес — шесть тонн!

Находку окружили знатоки морской истории. Начались споры: кому принадлежал двухлапый великан?

В холодный, ветреный день 5 декабря 1709 года на Адмиралтейской верфи было многолюдно. Закладывался новый корабль. На торжестве присутствовал Петр. Он деловито осматривал массивный дубовый брус — киль будущего судна, расспрашивал мастеров о запасах смолы, канатов, гвоздей.

Пять лет назад было создано Адмиралтейство. С его верфей сошли десяток поворотливых, легких и прочных бригантин, вооруженных малыми пушками, 32-пушечный фрегат «Олифант». Но для выхода в Балтийское море нужны были корабли намного крупнее. Назывались они линейными, так как перед сражением выстраивались в линию, и каждый имел не менее пятидесяти орудий. У шведов было сорок два линейных корабля, у русских — ни одного. А без этих плавучих крепостей не отвоевать у свеев морской путь в Европу.

Пока гремели пушки на суше, было не до линейных кораблей. Но Петр непрестанно думал о них. Давно уже написал он «Рассуждение о пропорции кораблям», в котором устанавливались типы боевых судов, их длина, ширина, осадка, количество пушек. Давно из-под Казани по водным и сухим путям в устье Невы волокли стволы вековых дубов. Более десяти тысяч разных мастеровых было собрано в Адмиралтейство, а еще многие тысячи людей лили медные пушки, ткали прочное полотно для парусов, делали порох.

Полтавская баталия решила исход борьбы на суше. Теперь настала пора строить могучий Балтийский флот, чтобы разгромить врага на море.

Первому линейному кораблю в честь победоносной битвы было дано имя «Полтава».

Так зародилась традиция называть боевые корабли в честь выдающихся побед.

«Полтаву» строил Федосей Скляев. Искусного корабела называли «мастером доброй пропорции».

Но всеми делами на верфи руководил сам Петр. Вот как описывает его рабочий день и посещение Адмиралтейства иностранец, побывавший в то время в Петербурге: «Встает очень рано, так что в три или четыре часа утра... Идет на верфь, где смотрит за постройкой кораблей и даже сам работает, зная это мастерство превосходно.

Нас пригласили в Адмиралтейство, где ожидал царь. Пройдя мост на канаве и ворота, мы вошли через сени в громадное помещение, где строятся корабли; здесь мы осматривали нововыстроенный большой, красивый корабль, затем отправились в кузницу, где было 15 горнов и при каждом 15 кузнецов с мастером. Мы осматривали все корабельные принадлежности: были там канаты, навощенные, насмоленные, намазанные разным жиром, некоторые толщиною в половину человека; гвозди для прибивки досок лежали большими кучами. Несколько палат завалены были большим количеством тяжелого, как олово, дерева, привезенного из Ост-Индии; это дерево употреблялось для выделки колес, вращающих канаты; затем увидели множество меди, взятой у шведов, и царь при этом сказал послу, что «это шведы ему пожаловали». Несколько комнат было занято готовым платьем разного цвета, на 24 000 человек. Видели, где цирюльники приготовляют мази и пластыри для ран; было здесь около восьмисот портных, работающих над парусами».

Внимание гостей привлекло также «здание большое и широкое, на сваях, в два этажа — здесь приготовляли модели кораблей».

15 июня 1712 года «Полтава» была спущена на воду. На ее двух палубах, верхней — открытой, и нижней — закрытой, стояло 54 орудия. Корму украшала искусная резьба. На мачте корабля впервые взвилось белое полотнище с косым синим крестом — то был учрежденный в том году российский военно-морской флаг{2} .

Вскоре над «Полтавой» был поднят штандарт Петра: корабль стал флагманом Балтийского флота.

А в Адмиралтействе с рассвета дотемна стучали топоры. Один за другим закладывались корабли, названные в честь победоносных сражений: «Нарва», «Ревель», «Шлиссельбург»...

Петр торопил кораблестроителей. Он издал «Регламент о управлении адмиралтейства и верфи», в котором, наряду с указаниями, где лучше принимать пеньку, смолу, лес, как сделать пробу железа, советовал «везде употреблять машины», а если их нет — «измышлять».

Для постройки судов нужно было много леса, в особенности дуба. Готовясь к созданию флота, Петр еще в 1702 году приказал произвести опись лесов. Порубка корабельного леса считалась тягчайшим преступлением. «За дуб, буде кто хотя одно дерево срубит, учинена будет смертная казнь», — говорилось в указе.

Большие суда требовали много умелых моряков. Экипаж линейного корабля в то время составлял около полутысячи человек! Московская навигацкая школа из года в год увеличивала выпуск морских специалистов. На флот набирали «добрых и молодых», «неувечных и не дураков», «свычных в морском и речном хождении» мужиков, а также «робят малых» — в юнги.

В Петербурге была учреждена Морская академия.

Чтобы скорее усилить мощь Балтийского флота, Петр закупил несколько кораблей за границей, но вскоре отказался от этой затеи. «Смотрел покупные корабли, которые нашел подлинно достойными звания приемышей, ибо подлинно столь отстоят от наших кораблей, как отцу приемыши от родного сына, — писал он, — ибо гораздо малы перед нашими, хотя пушек столько же числом, да не таких... и зело тупы на парусах».

Русские корабли завоевали славу лучших в мире. Французский офицер Шарье рекомендовал приобрести их для Франции. «Русские корабли во всех отношениях равны наилучшим этого типа, какие имеются в нашей стране, и притом более изящно закончены», — писал английский адмирал Норрис.

Особенно хорош был 64-пушечный линейный корабль «Ингерманланд», названный так в честь отвоеванных у шведских захватчиков исконно русских земель на побережье Финского залива. Он нес на двух палубах 64 пушки от 14 до 30-фунтовых. Корабль отличался исключительно высокими мореходными качествами, на свежем ветре он развивал скорость до восьми узлов. «Ингерманланд» был любимым кораблем Петра, четыре года на нем развевался его вице-адмиральский флаг{3} .

А Петр уже работал над чертежами 100-пушечного корабля, таких и в иностранных флотах было один-два — и обчелся.

В кампанию 1714 года в составе Балтийского флота насчитывалось уже более двух десятков многопушечных кораблей.

А строительство плавучих крепостей продолжалось. Тысячи мастеровых, собранных со всей России, и день и ночь трудились на верфях. Люди жили в наспех сколоченных бараках, недоедали, болели, выносили жесточайшие наказания.

Флот рос. Он превращался в грозную силу.

— Я предчувствую, — обратился Петр к своим соратникам на торжестве спуска на воду линейного корабля «Шлиссельбург», — что россияне когда-нибудь пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы.

Знатоки морской старины пришли к выводу, что якорь, найденный на дне Невы, принадлежал многопушечному линейному кораблю Петровской эпохи. Под барабанный бой его «выхаживали» из воды сорок матросов.

А как же он оказался на дне? Это — загадка. Возможно, оборвался канат «толщиною в половину человека», а может быть, корабль снесло с места при сильном внезапном порыве ветра или наводнении... Ясно одно: он стоял на рейде перед домом основателя русского регулярного флота.

Ныне якорь установлен на берегу Невы, рядом с крейсером «Аврора».
Морская Полтава

— Про Полтавскую битву, конечно, знаете, а известно ль вам про «морскую Полтаву»?

Экскурсовод указал на весло в углу музейного зала. Посетители запрокинули головы: экая махина, метров четырнадцать!

— Вот такое помогло выиграть эту «вторую Полтаву» — подлинное весло русской галеры. Двенадцать пудов. Управлялись с веслом шестеро силачей-гребцов. А выделано оно из цельного ствола многолетней ели.

В Северной войне 1700—1721 годов балтийские моряки деятельно поддерживали армию. Сражаться со шведами приходилось вдоль северного берега Финского залива, где на ширину до 15 миль тянется великое множество каменистых островков и отмелей, так называемые шхеры. Там крупному кораблю не разгуляться. Поэтому сооружалось большое количество гребных судов — галер. Уж эти-то могли маневрировать в узких, извилистых проливах, на мелководье, среди камней и рифов. Длинные, с приподнятым острым носом, они имели до двадцати пяти пар весел, на каждом — пять-шесть гребцов. Такой корабль «мощностью» в 200—250 человеческих сил развивал скорость до семи узлов. Он нес десяток легких пушек, абордажную команду, запасы ядер, пороха, продовольствия. Галеры поменьше — до восемнадцати пар весел — назывались скампавеями. Гребные суда имели мачты — в открытом море можно было идти под парусами.

Шведы, обладатели сильного флота, относились к постройке русских галер высокомерно-пренебрежительно: куда этим «сороконожкам» тягаться с многопушечными линейными кораблями! В России думали иначе...

Солнечным майским утром 1714 гада Петербург провожал в боевой поход галерную эскадру генерал-адмирала Федора Апраксина. На девяноста девяти судах находился десантный корпус — пятнадцать тысяч солдат. Их предстояло доставить на восточный берег Ботнического залива. А оттуда до шведской столицы рукой подать...

На скампавеях находились Семеновский, Московский, Воронежский, Рязанский, Вологодский, Нижегородский и другие полки. Одетые в зеленые мундиры мужики шли пробивать для России выход в Балтийское море.

Впереди бежали дозорные лодки, чтобы, как образно говорил Петр, «безвестно не въехать в рот неприятелю».

Так дошли до длинного, лесистого полуострова Гангут, которым оканчивается северный берег Финского залива. И там на зыбкой линии горизонта увидели частокол мачт: тридцать один корабль привел шведский вице-адмирал Густав Ватранг. У него был строжайший приказ короля ни в коем случае не выпускать русских из залива.

Линия шведских кораблей вытянулась от полуострова в сторону моря на пять миль. Как сказочные замки, высились окрашенные в черный цвет корпуса пятнадцати линейных кораблей, словно облака парили паруса фрегатов. С палуб судов грозно глядели жерла 1127 орудий.

В небольшой защищенной островами бухте Тверминне, что в одиннадцати верстах от Гангута, галеры отдали якоря: драться с такой армадой плавучих крепостей невозможно.

И тогда из Ревеля на галерную эскадру прибыл Петр или, как приказывал он называть себя, шаутбенахт Петр Михайлов — это контр-адмиральское звание он получил за победу в Полтавской битве. На самой быстроходной галере шаутбенахт лично разведал позиции шведов и задумал «разволочь» неприятельский флот.

Петр велел перетащить по суше в самой узкой части полуострова несколько скампавей, чтобы устроить «конфузню» в тылу врага. Перешеек огласился стуком топоров. Полторы тысячи солдат рубили деревья, растаскивали гранитные валуны, настилали помост.

Получив донесение о готовящемся «переволоке», Ватранг собрал адмиралов и объявил:

— Положение русских безвыходное. Мы разгромим их по частям.

Десять кораблей под командованием контр-адмирала Эреншильда направились к западному берегу полуострова, туда, где русские будут спускать свои суда на воду. Другой отряд из четырнадцати судов под флагом вице-адмирала Лиллье вышел к бухте Тверминне, чтобы запереть в ней и уничтожить оставшиеся галеры артиллерийским огнем.

Петр зорко наблюдал за действиями шведов.

26 июля на море стоял мертвый штиль. Прекратив устройство переправы, моряки на двадцати скампавеях вышли в залив. Гребцы дружно налегали на весла.

Галеры как птицы пронеслись мимо кораблей вице-адмирала Лиллье. Те не шевелились — их паруса беспомощно повисли.

Вице-адмирал Ватранг встревожился. Куда идут галеры? Неужели убегают в Ревель? Какая досада! Он дал королю слово полностью уничтожить или пленить петровский флот. Жаль, что нет ветра — фрегаты быстро настигли бы эти суденышки.

И вдруг лицо его вытянулась: скампавеи круто повернули на запад, они обходили эскадру.

— Не пропускать! — спохватился Ватранг. — Открыть огонь!

Но ядра не долетали до галер. Если бы задул ветер и линейные корабли могли сделать хотя бы четыре-пять кабельтовых мористее!

А из-за островов показалось еще пятнадцать скампавей.

— Спустить шлюпки! — распорядился Ватранг.

Шесть шлюпок пытались сдвинуть 90-пушечный «Бремен» (на нем держал флаг шведский адмирал) к месту прорыва галер. Но они уже обогнули мыс и скрылись из виду.

В это время Эреншильд — его флаг развевался на фрегате «Элефант» — нетерпеливо всматривался в берег перешейка: русские суда не успеют коснуться воды, как будут расстреляны из орудий.

Русские! — раздался чей-то возглас. — Нас отрезали!

Ошеломленный Эреншильд не поверил глазам своим: на расстоянии чуть больше пушечного выстрела стоял отряд галер...

В ночь на 27 июля линейные корабли Ватранга с помощью шлюпок отошли подальше в море, встали в две линии; Ватранг был уверен, что теперь-то русским ни за что не прорваться на запад.

Случилось то, что шведский адмирал не ожидал... Рано утром, когда над водой еще висела туманная дымка, галеры вышли из бухты Тверминне. Но не пошли в залив, а, почти вплотную прижимаясь к берегу, рискуя налететь на подводные камни, стали обходить мыс.

Ватранг понял свою оплошность: он слишком далеко отвел эскадру от мыса. Пытаясь исправить ошибку, он приказал спешно буксировать корабли к берегу.

Шлюпки потянули плавучие громады к мысу. Корабли выпустили по гребным судам две с половиной сотни ядер, но галеры успели проскользнуть за полуостров, лишь одна застряла на камнях.

В тот же день в полдень, к «Элефанту» подошла русская шлюпка с парламентерским флагом. Генерал Ягужинский передал Эренпшльду предложение Петра, «чтоб оный отдался без пролития крови». Шведский адмирал отказался: где это видано, чтобы большие корабли спускали флаги перед галерами? У него 116 пушек, к тому же Эренишльд с минуты на минуту ждал помощи от Ватранга.

На шведских кораблях почти до верхушек мачт натянули противоабордажные сети.

Узкий пролив не позволял русским атаковать противника всем флотом. В бой двинулись двадцать три скампавеи. Их вел сам Петр. Впереди шли маленькие лодки, на которых с обнаженными шпагами стояли командиры абордажных отрядов.

Удар намечался по центру шведской эскадры — 18-пушечному фрегату «Элефант».

На галерах играли горны, раскатывалась барабанная дробь. Гребцы во всю мочь работали веслами. Главное, подойти к неприятельским кораблям, зацепиться за их борта крюками и «кошками», а там уж солдаты довершат дело.

Шведы бешено отстреливались. Ядра крошили деревянные корпуса галер, картечь поражала гребцов и солдат.

По приказу Петра галеры отошли, передали убитых и раненых на другие суда, и снова горны возвестили атаку. Над водой стоял грохот орудий, стлался черный пороховой дым. Шквальным огнем шведам опять удалось остановить русских.

Корабли Эреншильда стояли полумесяцем, вогнутой стороной к русским. Петр решил перенести удары на фланговые суда. В третий раз запели горны, призывая к бою. Когда галеры прорвались к крайним кораблям, шведы ослабили огонь, опасаясь попаданий в свои же корабли. Галеры подошли вплотную, солдаты взобрались на палубы. Яростные крики, звон сабель, лязг топоров...

Бой длился три часа. Шведы упорно сопротивлялись, но под натиском русских солдат шаг за шагом уступали палубы и ускользали в трюмы.

Все десять шведских судов спустили флаги.

«Воистину нельзя описать мужество российских войск, как начальных, так и рядовых, — писал Петр, — понеже абордирование так жестоко чинено, что от неприятельских пушек несколько солдат не ядрами и картечами, но духом пороховым от пушек разорваны».

Шведы потеряли только убитыми 361 человека, около 600, в том числе адмирал Эреншильд, попали в плен. Потери русских — 124 человека.

А что же Ватранг? Вместо того чтобы оказать помощь Эреншильду, он поспешно ушел к берегам Швеции, защищать столицу: в Стокгольме известие о прорыве петровского флота в Балтику вызвало переполох.

Бой у Гангута явился первой крупной победой русского флота и переломным моментом в морской войне со шведами. Петр сравнил его с Полтавской битвой.

На медали, посвященной Гангутскому бою, были отчеканены слова: «Русский флот впервые». Офицерам вручили золотые медали, солдатам и матросам — серебряные.

Контр-адмирал Петр Михайлов стал вице-адмиралом.

9 сентября 1714 года моряки галерного флота торжественно ввели в Неву плененные суда. На их мачтах развевались русские флаги, а шведские волочились по воде. Звонили колокола, гремел салют.
Добрый почин

На Октябрьский праздник в школу пришел старый рабочий Кировского завода. Он показал ребятам потрескавшуюся от времени фотографию участников штурма Зимнего дворца 25 октября 1917 года, среди которых были люди в морской форме.

— Матросы эскадренного миноносца «Капитан Конон Зотов», строившегося на Путиловской судоверфи, — объяснил гость. — Храбрые были ребята, всей душой преданные революции.

— А кто был Зотов?

— Участник «доброго почина», — улыбнулся рабочий. — Сходите-ка в Морской музей, там расскажут подробно.

А в музее ребят подвели к витрине с двумя старинными книгами. Одна из них называлась «Устав морской о всем, что касается доброму управлению в бытность флота в море», она была издана в Петербурге в 1720 году.

— В этой книге — опыт морских сражений, накопленный нашим молодым флотом в Северной войне, — услышали школьники. — И конечно, Эзельского боя, где отличился Конон Зотов.

15 мая 1719 года на русских кораблях, стоявших у Ревеля, раздались звуки рожков: они призывали матросов ставить паруса. Сотни моряков мгновенно взбежали на реи. Вскоре корабли, оснащенные белыми крыльями, стали покидать рейд. На мачте головного развевался брейд-вымпел командира отряда капитана второго ранга Наума Сенявина. Вторым шел 52-пушечный линейный корабль под командованием капитана третьего ранга Конона Зотова.

Отряд отправился на поиск шведских кораблей. Совсем недавно их заметили у южного берега Балтики: они охраняли суда, доставлявшие хлеб в Стокгольм.

В Швеции в то время не хватало не только хлеба. Длительная война с Россией разоряла хозяйство страны. Даже самонадеянный упрямец Карл XII склонился к мирным переговорам, но пуля скосила его во время осады норвежской крепости, а к занявшей престол королеве Ульрике-Элеоноре зачастили посланцы английского двора. Доверительно нашептывали о слабости русских, о том, что мир заключать рано. Обещали помощь: английская эскадра уже идет к шведским берегам. И удалось-таки сынам туманного Альбиона уговорить королеву продолжать войну.

Властительница Швеции не желала видеть, как вырос и окреп русский военный флот. Боевые суда теперь строились не только в Петербурге. В отряде Сенявина были многопушечные корабли, искусно сработанные в Архангельске и совершившие переход вокруг Скандинавии.

А как возмужали русские моряки! Взять того же Конона Зотова. Десяти лет поступил он в навигацкую школу, а в 1704 году, когда Петр отправлял за границу группу молодых людей научать морское дело, Конон первым добровольно изъявил желание ехать в чужие края. Петр был восхищен: совсем еще юнец, а вот не убоялся отправиться в заморские страны!

Восемь лет Коноя плавал на разных морях; затвердели ладони от корабельных канатов, задубело лицо от солнца, ветра, соленых брызг.

Петр интересовался, как служит «первый охотник», а узнав, что тот преуспевает, пожаловал Конону свою «персону» — свой портрет.

Вернувшись на родину, Зотов плавал на кораблях, а в 1715 году Петр послал его во Францию, познакомиться с тамошним флотом. А потом двадцативосьмилетний моряк принял под свою команду линейный корабль.

Девять суток отряд Сенявина, неся паруса, разыскивал врага.

Вечером 24 мая сигнальщики заметили силуэты трех неизвестных судов. Шведские или нейтральные? Сенявин объявил погоню. Ветер, как назло, дул встречный. Неопознанные корабли шли ходко, чувствовалось — их ведут опытные моряки.

Всю ночь, лавируя против ветра, русские корабли одолевали волны. Скрипели блоки, гудели ванты, порывистый норд рвал паруса. На рассвете догнали. Линейный корабль, фрегат и бригантина шли... без флагов.

С русского флагмана прогремел пушечный выстрел. Он означал приказ: «Поднять свой флаг».

В ответ неизвестные корабли поставили дополнительные паруса, наддали ходу.

Сенявин пустил вдогонку еще одно ядро. И только тогда на мачтах беглецов медленно, словно нехотя, поднялись шведские флаги, а на линейном корабле — это был 52-пушечный «Вахтмейстер» — затрепетал брейд-вымпел капитан-командора Врангеля.

Заняв наветренное положение, чтоб способнее было маневрировать, отряд Сенявина завязал бой. Шведы разом ударили из всех пушек по головному кораблю и сильно повредили ему рангоут. На помощь Сенявину бросился Конон Зотов. Он подошел к противнику на короткую дистанцию, принял огонь на себя. Продолжая сближаться со шведами, Зотов ворочал то вправо, то влево, используя всю мощь бортовой артиллерии. Когда до врага остался лишь один кабельтов, пушкари усилили огонь. Не выдержав шквала ядер, 34-лушечный фрегат «Карлскрон-Вапен» и 12-пушечная бригантина «Бернгардус» спустили флаги.

А «Вахтмейстер» расставил все свои паруса и пошел наутек. Сенявян приказал: «Гнать за противником». Более четырех часов русские корабли преследовали шведского флагмана. Настигнув врага, корабли зашли с левого и правого борта и взяли его «в два огня». Капитан-командор Врангель сдался...

На шведских судах было пленено 387 человек и найдено 50 убитых, а русские имели лишь девятерых раненых.

«Все сие сделано без великой утраты людей, — доносил Сенявин Петру. — Я иду со всею эскадрой и взятыми шведскими кораблями в Ревель».

Это была первая морская победа, которую русский флот одержал, не прибегая к абордажу, победа в открытом море. Петр назвал ее «добрым почином Российского флота».

Русский флот непрерывно рос. Его морякам, офицерам и матрасам требовался устав, который бы трактовал действия команд в артиллерийском и абордажном боях, при высадке десанта, в разведке. Сам Петр по четырнадцати часов в сутки трудился над составлением Морского устава. К этому делу он привлек и Конона Зотова.

Первой заповедью Устава было: «Все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать флаги...»

Молодому флоту, кроме Устава, нужны были и учебные пособия по устройству кораблей, навигации. По совету Петра Конон Зотов взялся за перо. Он написал работы «О погоне за неприятелем», «О морских сигналах», перевел с голландского лоцию Балтийского моря — «Светильник морской». Но самую большую известность у моряков снискала выпущенная в 1724 году его книга «Разговор у адмирала с капитаном о команде, или Полное учение, как управлять кораблем во всякие разные случаи. Начинающим в научение, от части знающим в доучение а не твердо памятным в подтверждение».

Эта книга (ею пользовались наши моряки в течение столетия) и лежит теперь в музее рядом с Морским уставом.

Именем выдающегося русского моряка был назван эскадренный миноносец, матросы которого штурмовали Зимний.
«При очах английских»

«...Остальные неприятельские суда, из которых на одном был вице-адмирал, ретировались; и хотя мы за ними и пустились в погоню, во абордировать их не могли, потому что они вышли уже из шхер в море, и погода стала прибавляться, и волны стали велики, только стрельбой их гораздо повредили так, чаю от кормы вице-адмиральского корабля видели отбитые доски».

— Бесподобно! — смеясь, вскричал Петр, читая донесение. — Поезжай, полковник, на «Фивру», скажи, что в Саикт-Питербурхе премного довольны.

Майор Шилов не верил своим ушам: полковник... Произвести через чин только за то, что доставил донесение — такого еще не бывало. Значит, там, при Гренгаме, действительно большая виктория, если сам государь так безмерно обрадован.

Шипов посмотрел на стоявшую в шкафу, за стеклом, модель корабля. Ну, долго будут помнить эту «Фивру» господа шведы...

27 июля 1720 года у Аландских островов, дружно ударяя тысячами весел, шла эскадра гребных судов. На шестьдесят одной галере и двадцати девяти лодках находилось десять тысяч «морских солдат».

В центре флотилии плыла длинная, остроносая, с надстройкой на корме галера «Фивра», на ее мачте развевался флаг начальника галерного флота генерала Михаила Голицына. Более полутораста гребцов старались вовсю.

— Живее, живее! — нетерпеливо приказывал генерал, расхаживая по куршее — помосту, соединяющему корму с носом. — Навались, братцы!

Сорокапятилетний генерал славился храбростью и воинским талантом. Вместе с Петром он участвовал в захвате Азовской крепости, дрался под Нарвой, штурмовал Нотебург, командовал гвардией в Полтавском сражении. Петр на поле боя вручил ему высшую награду — орден Андрея Первозванного.

И вдруг получить от государя упрек... А причина? Посланная на разведку лодка зашла слишком далеко, села на мель и захвачена шведами. Петр выразил недовольство: «Зело удивительно в отдалении от галерного флота такой азартный разъезд иметь». И повелел отбить лодку и «еще какой поиск сыскать».

Галеры бежали быстро. Матросы и солдаты, щуря глаза от солнца, наблюдали за горизонтом — не покажутся ли шведские паруса.

Ни много ни мало, а двадцатый год наши балтийцы сражались со свеями. Морское могущество Швеции было подорвано, но заключать мир она не хотела — надеялась на помощь Англии. Полтора месяца минуло, как в Финский залив вошла английская эскадра адмирала Норриса: заявилась якобы для «защиты торгового мореплавания и посредничества в заключении мира».

И тогда Петр послал галерный флот искать боя с противником: он хотел доказать шведам, что надежды на англичан не спасут их от разгрома.

И вот под вечер эскадра подошла к острову Дегере. Голицын выслал в разведку несколько лодок. Вскоре одна из них вернулась к «Фивре».

— У острова Лемланд шведы! — доложил командир лодки.

Галеры рванулись вперед. Вскоре моряки увидели вражеские паруса. В заливе стояли линейный корабль, четыре фрегата и девять других вооруженных судов.

Сила большая! Но Голицын хоть сейчас бы приказал атаковать. Вот уже абордажные команды изготовились к бою: галеры ощетинились пиками, топорами, похожими на заостренный зуб. Что же медлит начальник флота?

По морю гуляли белые барашки; галеры захлестывало соленой водой, солдаты едва поспевали вычерпывать ее ведрами и котелками. На крутой волне трудно подойти вплотную к вражеским кораблям. Надо переждать непогоду, а потом — атаковать.

С «Фивры» приказали: отходить к острову Гренгаму, в шхеры.

Шведы двинулись следом. Не мог вице-адмирал Шеблад упустить такую добычу. Он видел, как медленно, неуклюже переваливаются с волны на волну эти низкобортные суденышки, как смешно машут в воздухе веслами гребцы, когда пенные валы подкидывают лодки на свои гребни. Еще немного, и они перевернутся. Чего доброго, не удастся захватить ни одной галеры, все перетонут.

— Вперед! — торопил Шеблад.

Русские уходили в мелководный пролив. Уже выступали из-под воды гранитные лбы подводных скал, вокруг них яростно вихрила вода. Уже появилось столько отмелей, что и галерам приходилось лавировать.

— Курс ведет к опасности! — доложили Шебладу.

— Молчать! — взревел разъяренный адмирал. — Мы еще успеем догнать!

Голицын расхаживал на палубе «Фивры», думал: «Горяч, горяч Шеблад... Забыл господин адмирал пословицу: морем плыть — вперед глядеть».

Среди островков, в шхерах, было спокойнее, и Голицын приказал атаковать неприятельский флот. Галеры и лодки повернули и ринулись на врага. Фрегаты стали маневрировать, чтобы занять выгодную позицию для стрельбы. Но где было им развернуться в такой тесноте! Они походили на слонов, попавших в загон. Вот сел на камни 34-пушечный «Стор-Феникс». Вот затрещал корпус 30-пушечного «Венкера», налетевшего на мель. Галеры окружили оба фрегата, и на их палубы тотчас полетели привязанные к прочным канатам тяжелые, кованые «кошки». Шведы яростно отбивались: в упор палили из ружей, отталкивали лодки шестами, бросали в них ядра. Но было поздно — лихим броском русские захватили фрегаты.

Вице-адмиралу Шебладу ничего не оставалось, как поскорее уносить ноги. На линейном корабле появился сигнал: «Немедленно отходить». Осторожно продвигаясь между отмелями, флагманский корабль загородил путь фрегатам «Кискин» и «Данск-Эрн». Русские абордажные команды, несмотря на страшный огонь, взяли их в плен.

Наконец шведам удалось вырваться из шхер. Галеры их преследовали, ведя пушечный огонь. Но, выйдя из-под защиты острова, они начали зарываться в волны, принимая потоки воды. Пришлось вернуться.

На фрегатах было взято в плен 407 человек и найдено 163 убитых. Русские в этом бою потеряли 82 человека.

27 июля от «Фивры» отошла самая быстроходная галера. Майор Шипов повез в столицу пакет с донесением Голицына Петру.

Но где же в это время была британская эскадра? Оказывается, она спешно ушла к Стокгольму, намереваясь защищать его от русских галер.

По насмешливому выражению Петра, победа над шведами была одержана «при очах английских, которые равно обороняли как их земли, так и флот».

Вскоре моряки галерного флота ввели в Неву четыре трофейных фрегата. На берегах реки стояли войска. Петропавловская и Адмиралтейская крепости произвели сто четыре залпа — по числу пушек, захваченных на шведских кораблях.

После победы у Гренгама русские высадили крупный десант на побережье Швеции, который разрушил железные заводы, приблизился к Стокгольму. В свейской столице началась паника.

Шведы убедились: сухопутная «Московия» стала могучей морской державой. 30 августа 1721 года в финском городе Ништадте был подписан мирный договор. Россия прочно утвердилась на берегах Балтики.

А модель галеры «Фивра», изготовленная еще при жизни Петра, до наших дней сохранилась в музее.
«Играть до последнего»

Это произошло в конце прошлого века. Русский военный корабль совершал учебное плавание по Эгейскому морю. В Хиосском проливе, недалеко от старинной турецкой крепости Чесма, он застопорил ход. Команда высыпала на верхнюю палубу: здесь, в этом самом месте, русская «обшивная» эскадра некогда насмерть билась с флотом «Крокодила морских сражений».

За борт спустили водолаза. Многие сомневались, удастся ли найти следы знаменитой баталии, ведь минуло век с четвертью!

Но водолаз вернулся с находками. Моряки передавали из рук в руки изъеденные морской солью медный штурманский инструмент, эфес от шпаги, монеты времен Екатерины.

— С «Евстафия», — негромко сказал командир.

И все обнажили голову.

Атлантический ревел. Корабли тяжело переваливались на белых гребнях огромных волн. Потоки холодной воды с грохотом обрушивались на палубы.

Головным шел 66-пушечный линейный корабль «Евстафий» под флагом адмирала Григория Андреевича Спиридова.

Год назад — в октябре 1768 — турецкий султан, подстрекаемый западными державами, решил завоевать русские земли до Киева и Астрахани. Войска под командованием фельдмаршала П.А. Румянцева дали отпор султанским полчищам и вышли к Дунаю. А русская эскадра отправилась из Кронштадта в Средиземное море, чтобы ударить по Турции с тыла, а также помочь грекам и славянам в их борьбе против турецкого ига.

Это был первый поход балтийских кораблей в южные моря.

Океан устроил эскадре Спиридова суровый экзамен. Ураганный ветер рвал паруса в клочья, ломал рангоут. Из-за страшной качки моряки неделями не могли приготовить горячую пищу и питались сухарями да солониной.

Изнуряла не только борьба со стихией. Корабли готовились к походу в спешке, во всем сказывалось пренебрежение к флоту, укоренившееся после смерти Петра. Корпуса судов пропускали воду. Не хватало парусов, канатов, не хватало помп доля откачки воды.

На кораблях было тесно: кроме экипажей, в поход шли десантные сухопутные войска, мастеровые для ремонта судов и оружия. Люди спали вповалку среди огромных бочек с солониной, треской, пресной водой.

То на одном, то на другом корабле печально приспускали флаги, и падали, падали за борт покойники, завернутые в парусину.

Но корабли шли вперед.

В середине ноября 1769 года «Евстафий» и вся русская эскадра появились в Средиземном море.

Турецкий султан Мустафа III вначале не поверил этой вести. Он долго не мог понять, как русские добрались вокруг Европы до западных берегов его империи.

Приход балтийцев вызвал бешенство «Блистательной Порты», как называли тогда турецкое правительство.

— Первая порядочная буря эту странную эскадру опрометчивого русского, не знающего здешних вод, непременно истолчет в щепки и разметет по морю, — утверждал один из турецких министров.

— Не владея ни одним портом, они скоро будут принуждены оставить архипелаг с полным бесчестием, достойным безумного предприятия, — вторил главнокомандующий турецким флотом адмирал Ибрагим Хосамеддин.

Турки возлагали надежды на морских червей: они, мол, быстро источат корпуса судов, не приспособленные для плавания в южных водах. Но адмирал Спиридов еще в Кронштадте приказал обшить подводную часть кораблей дюймовыми досками с прокладкой из овечьей шерсти. Поэтому эскадра и называлась «обшивной».

Султан повелел потопить дерзких пришельцев. Но адмирал Хосамеддин осторожничал; он не торопился завязывать решительное сражение с кронштадтской эскадрой.

Русские тем временем высадили десанты в южной Греции, вышвырнули неприятеля из нескольких крепостей и тем вынудили турок срочно оттянуть с Дуная значительные сухопутные силы.

И тогда к султану Мустафе прибыл помощник Хосамеддина вице-адмирал Гассан-паша. Это был смелый и опытный моряк. За многие победы султан дал ему устрашающую кличку «Крокодил морских сражений». Свирепый Гассан-паша и в Стамбуле и на кораблях неизменно расхаживал с львицей на поводке.

— Я найду русских и устрою из их судов фейерверк, — заверил он султана.

А Спиридов и сам искал встречи с вражеским флотом.

Вечером 23 июня 1770 года русские обнаружили эскадру «Крокодила» между островом Хиос и побережьем Малой Азии: 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и свыше полусотни других судов, на которых было 1430 орудий и 16 000 моряков.

Русская эскадра состояла из 9 линейных кораблей, 3 фрегатов, бомбардирского корабля и 4 вспомогательных судов, которые насчитывали 736 орудий и 5000 моряков.

Превосходство врага не устрашило Спиридова. Всю ночь команды готовились к бою. На рассвете 24 июня эскадра снялась с якорей и направилась в Хиосский пролив. На «Евстафии» взвился красно-белый флаг и раздался пушечный выстрел. Это означало: «Гнать на неприятеля!»

Адмирал Спиридов, в парадном мундире, при всех орденах, с обнаженной шпагой, отдавал приказания. Канониры стояли у заряженных орудий, держа в руках фитили. За высоким фальшбортом укрылись солдаты с пиками и абордажными топорами в руках.

Турецкие суда стояли в три линии. Впереди линейные корабли, за ними фрегаты, каравеллы, бригантины...

Расстояние быстро сокращалось. Гассан-бей дивился и недоумевал: это безумие вступать в бой с флотом, превосходящим русских вдвое числом кораблей и пушек и втрое числом моряков.

Кронштадтские корабли приближались. Осталось всего три кабельтовых, а они почему-то не стреляли. Гассан-паша не выдержал, приказал открыть огонь: надо остановить этих отчаянных северян, остановить во что бы то ни стало!

Грохнули пушки, и у бортов русских кораблей упали сотни ядер.

— Подходить ближе! — приказал Спиридов.

Когда до противника осталась дистанция пистолетного выстрела, эскадра окуталась дымками выстрелов. На корме «Евстафия» грянул оркестр.

— Играть до последнего! — крикнул адмирал.

«Евстафии» стрелял в упор по адмиральскому кораблю «Реал-Мустафа», и ядра насквозь прошивали врага.

Гассан-паша стоял на шканцах, и в ярости грозил кулаком командиру «Евстафия».

Гонцы на быстрых шлюпках доставили его приказ всем кораблям — сосредоточить огонь по «Евстафию».

Корпус «Евстафия» содрогался от ударов тяжелых ядер. Рухнули паруса, загорелись снасти. Корабль начало сносить течением на «Реал-Мустафу».

Сильный удар, треск ломающегося дерева... »Евстафии» навалился на турецкого флагмана.

— На абордаж! — приказал Спиридов. — Вперед, ребята!

Более пятисот солдат и матросов бросились на палубу «Реал-Мустафы». Началась яростная рукопашная схватка. Бились насмерть.

А на палубе «Евстафия» играл оркестр.

Русский матрос прорвался к кормовому флагу турецкого корабля. Защищая знамя, турки прострелили ему правую руку, отсекли кисть левой руки. Матрос зубами вцепился в полотнище и сорвал его с флагштока. Изорванный в клочья флаг доставили Спиридову.

Турки стали бросаться за борт.

— Назад! — закричал Гассан-паша. — Аллах поможет нам!

С саблей в руке «Крокодил морских сражений» рванулся в гущу боя, но, получив удар топором, прыгнул за борт и поплыл к ближайшей шлюпке.

«Реал-Мустафа» горел, пламя перекинулось на «Евстафии». Русские матросы пытались на шлюпках оттянуть «Евстафии» от турецкого судна, но безуспешно. Тогда Спиридов перешел на другой корабль, продолжая руководить сражением.

Вскоре на палубу «Евстафия» с грохотом упала горящая грот-мачта турецкого корабля. Ее обломки угодили в пороховой погреб, и корабль взорвался. Но вслед за ним взлетел на воздух и «Реал-Мустафа».

Турецкие корабли в беспорядке отходили в Чесменскую бухту под прикрытие береговых батарей. Русская эскадра стала у входа в гавань, заперев выход вражескому флоту.

Подвиг экипажа «Евстафия» вызвал всеобщее восхищение.

«Все корабли с великой храбростью атаковали неприятеля, все с великим прилежанием исполняли свою должность, — говорилось в донесении в Петербург, — но корабль адмиральский «Евстафии» превзошел все прочие. Англичане, французы, венециане и мальтийцы, живые свидетели всем действиям, призналися, что они никогда не представляли себе, чтоб можно было атаковать неприятеля с таким терпением и неустрашимостью».

Моряки издревле считали, что лучший памятник погибшему кораблю — его имя на борту нового. Таких памятников «Евстафию» было четыре. Последний — линкор «Евстафии» вступил в состав Черноморского флота в 1910 году. 5 ноября 1914 года он принудил к бегству германо-турецкий линкор «Гебен», обладавший двойным превосходством в артиллерии.

Реликвии с чесменского «Евстафия», поднятые водолазом со дна Хиосского пролива, вот уже семьдесят пять лет украшают Морской музей.


«Честь всероссийскому флагу»

Под стеклом — пожелтевшая старинная грамота. Выцветшие строки говорят о том, что она пожалована Дмитрию Сергеевичу Ильину по поводу награждения его орденом Георгия IV степени за мужество и храбрость в Чесменском сражении. И подпись: «ЕКАТЕРИНА».

Стоп! Кто-то недавно интересовался Ильиным. Вспомнил: письмо из Владивостока. Матросы одного из кораблей Тихоокеанского флота просили сообщить, какие материалы имеются в музее о лейтенанте Ильине, рассказать о судьбе героя.

Почему тихоокеанцы интересовались человеком, жившим два века назад?

Никогда еще не было так тесно в Чесменской бухте, как 25 июня 1770 года. Свыше семидесяти турецких кораблей стояли почти вплотную друг к другу. Командующий флотом Гассан-паша с перевязанной головой всматривался в узкий пролив. Все-таки он, «Крокодил морских сражений», перехитрил русских. Эскадра Спиридова не пойдет сюда — в такой тесноте нельзя ни маневрировать, ни сражаться. Постоит, постоит у входа в бухту, кончится продовольствие, пресная вода — и уйдет. И тогда он, Гассан-паша, выведет свой флот в открытое море и разгромит пришельцев из Кронштадта.

А в это время на флагманском корабле адмирала Спиридова шел военный совет. Мнение было одно — уничтожить турецкий флот. Но как? Размеры бухты не позволяют разбить противника силами всей эскадры. Однако можно атаковать его брандерами. А для поддержки их двинуть отряд кораблей капитан-командора Самуила Грейга. Артиллерийским огнем, с предельно близких дистанций, они приведут турок в замешательство.

Бригадир морской артиллерии Иван Ганнибал (сын известного «арапа Петра Великого», дед великого русского поэта А.С. Пушкина) тотчас направился на небольшие парусные суда, пожертвованные греками для борьбы с поработителями. И началось... Матросы обливали палубы кораблей скипидаром, обматывали мачты и надстройки парусиновыми шлангами, начиненными порохом.

На кораблях кликнули добровольцев для брандеров. Первым вызвался идти на рискованное, смертельно опасное дело тридцатидвухлетний лейтенант Ильин с бомбардирского корабля «Гром».

Ильина знали на эскадре как отличного и храброго офицера. Сдержанный, спокойный, он не терялся в самых тяжелых обстоятельствах боевой обстановки.

Спиридов, ни минуты не сомневаясь, назначил Ильина командиром брандера.

В ночь на 26 июня отряд капитан-командора Грейга двинулся в бухту. За ним пошли, ощетинившиеся железными крюками, четыре брандера, каждый вел на буксире по десятивёсельному катеру.

На палубе концевого брандера находился лейтенант Ильин. Он удовлетворенно осматривался: отменно потрудились матросы Ганнибала! Вдоль бортов стояли бочки и ящики с порохом, на реях висели обвязанные просмоленными веревками холщовые мешки с селитрой, на палубе — «ковер» из промасленных тряпок и пакли. Ильин заглянул в трюм — там лежал слоями сухой плавник, обсыпанный тертым пушечным порохом; через прорубленные в бортах отверстия гудел ветер. Не судно, а плавучий зажигательный снаряд...

Проверив брандер, Ильин вернулся на «Гром» — командовать батареей.

В начале второго ночи корабли с дистанции двух кабельтовых открыли по туркам артиллерийский огонь. Турки не остались в долгу.

Брандеры лежали в дрейфе позади русских кораблей, вне огня противника. Моряки неотрывно наблюдали за линейным кораблем «Ростислав»: там находился Грейг, оттуда дадут сигнал атаки.

Отряд Грейга усилил огонь. Снаряд с «Грома», возможно выпущенный батареей Ильина, вызвал пожар на вражеском корабле. Его соседи стали отходить. Пожар отвлек турков от наблюдения за бухтой.

С «Ростислава» взметнулись три ракеты: брандерам идти в атаку. Ильин быстро спустился на шлюпку и направился к своему «снаряду».

Вскоре из-за громадных корпусов линейных кораблей выскользнули три парусника. Но их подстерегали неудачи: первого перехватили турецкие галеры, он взорвался, не дойдя до крупного корабля; второй сел на мель и был сожжен береговой батареей; третий навалился на горевший корабль. Остался брандер Ильина.

— Не зажигайте, пока не сцепитесь с неприятелем! — крикнул Грейг, когда суденышко проходило мимо «Ростислава».

Опасаясь расстрелять брандер, русские прекратили огонь.

Ильин взял курс к 84-пушечному линейному кораблю. Дул попутный ветер, брандер бежал быстро.

Освещенный с одной стороны луной, с другой багрово-красным заревом пожара, брандер был виден как на ладони, но турки не стреляли. Гассан-паша решил, что парусник везет известие о капитуляции русской эскадры. Адмирал уже приказал приготовить кандалы; посланцы русских будут немедленно отправлены к султану, их провезут по Константинополю в железной клетке.

И вдруг моряки 84-пушечного корабля завопили от ужаса: на мачтах парусника раскачивались мешки с порохом. Турки бросились к пушкам, но брандер уже навалился на корабль. Ильин и его матросы крюками прикрепили суденышко к высокому деревянному борту. Матросы прыгнули в шлюпку, а Ильин поджег порох. И вот уж пламя лизнуло просмоленные доски. Тогда лейтенант пересел в шлюпку, и матросы тотчас налегли на весла.

Вскоре раздался грохот — в воздух взлетели и брандер, и линейный корабль. Горящие обломки обрушились на палубы турецких кораблей.

В бухте стало светло как днем: горели линейные корабли, фрегаты, каравеллы. Как гигантские свечи, пылали десятки мачт. То на одном, то на другом корабле взрывались крюйт-камеры.

А Ильин уже подошел на шлюпке к своему «Грому». Лейтенанта обнимали, горячо поздравляли с победой. Но тот спешил на свою батарею. Вместе с другими кораблями «Гром» возобновил бомбардировку скопища турецких судов.

К трем часам ночи Чесменская бухта напоминала кратер гигантского вулкана. В воздух беспрерывно взлетали обломки палуб, мачт, надстроек. Заглушая выстрелы, ревело пламя.

«Пожар турецкого флота сделался общим, — записал в своем журнале капитан-командор Грейг. — Легче вообразить, чем описать ужас, остолбенение и замешательство, овладевшее неприятелем. Турки прекратили всяческое сопротивление даже на тех судах, которые еще не загорелись. Целые команды, в страхе и отчаянии, кидались в воду; поверхность бухты была покрыта бесчисленным множеством спасавшихся и топивших один другого. Страх турок был до того велик, что они не только оставляли суда... и прибрежные батареи, но даже бежали из замка и города Чесмы, оставленных уже гарнизоном и жителями».

Турецкий флот был уничтожен. Шестьдесят три корабля сгорели, шесть захвачены в плен.

«Честь Всероссийскому флоту! — писал адмирал Свиридов в Адмиралтейство-коллегию. — В ночь с 25-го на 26-е флот турецкий атаковали, разбили, разгромили, подожгли, в небо пустили и в пепел обратили...»

Подвиг Дмитрия Ильина, ускоривший уничтожение турецкого флота, был отмечен скромно: героя наградили орденом Георгия IV степени и присвоили чин капитан-лейтенанта. Но современники по достоинству оценили храбрость моряка. Поэт Херасков, воспевая Чесменский бой, писал:

Окамененье им Ильин навел и страх,
Он бросил молнию в их плавающие домы,
Ударили со всех сторон от россов громы.
Там бомба, на корабль упав, разорвалась,
И смерть, которая внутри у ней неслась,
Покрыта искрами, из оной вылетает,
Рукою корабли, другой людей хватает,
К чему ни коснется, все гибнет и горит;
Огонь небесну твердь, пучину кровь багрит;
Подъемлют якори, от смерти убегают;
Но, кроясь от огня, друг друга зажигают...

В 1776 году корабли вернулись в Кронштадт. Как свидетельствует старинный документ, Екатерина, будучи на «Ростиславе», «пригласила к своему столу участников Чесменского боя, причем пила из хрустального бокала здоровье Ильина».

Это не понравилось приближенным императрицы: они увидели в моряке (он уже был капитаном 1-го ранга) возможного соперника. Случай очернить героя вскоре представился.

Екатерина однажды дала Ильину аудиенцию. Скромный офицер, не знакомый с придворным этикетом, растерялся: не так подошел, не так поклонился... Завистники истолковали это как дерзость и непочтение к «матушке-государыне».

Герой Чесмы был неожиданно уволен со службы и отправлен на поселение в захолустную новгородскую деревеньку.

Кибитка, в которой находился оклеветанный Ильин, катилась мимо строившегося на окраине Петербурга Чесменского дворца — он сооружался там, где Екатерина встретила фельдъегеря с донесением о разгроме турецкого флота, — мимо воздвигавшейся в Царском Селе Чесменской колонны, мимо высившегося в Гатчине Чесменского обелиска...

Здоровье Ильина, подорванное семилетним плаванием, еще резче пошатнулось от несправедливости. Дмитрий Сергеевич тяжко заболел. Он «до смерти влачил свою жизнь в полнейшей бедности».

На его могиле друзья возложили плиту с надписью: «Под камнем сим положено тело капитана первого ранга Дмитрия Сергеевича Ильина, который сжег турецкий флот при Чесме. Жил 65 лет. Скончался 1803 года».

Балтийские моряки сохранили память о герое: в 1887 году вступил в строй минный крейсер «Лейтенант Ильин»; он плавал до 1911 года. А через три года сошел со стапеля эскадренный миноносец «Лейтенант Ильин»; он участвовал в Великой Октябрьской социалистической революции, в гражданской войне. В 1936 году перешел на Тихий океан, а через девять лет за храбрость и мужество, проявленные экипажем в боях с империалистической Японией, получил орден Красного Знамени. С этого корабля и было получено письмо с просьбой рассказать о лейтенанте Ильине
Штандарт герцога.

В июне 1788 года на борт линейного корабля «Принц Густав», стоявшего недалеко от Гетеборга, прибыл командующий шведским флотом герцог Карл Зюдерманландский. Тотчас под звуки барабанов и труб на мачте был поднят его штандарт — большое синее полотнище с тремя белыми коронами.

Генерал-адмирал был возбужден, по лицу пробегал нервный тик.

— Бог и король призывают нас к битве, — порывисто жестикулируя, обратился он к офицерам. — Настала пора изгнать русских с берегов Балтики. Мы сокрушим русский флот, захватим Петербург и там продиктуем условия мира! — И многозначительно добавил: — Нас поддерживают Англия, Пруссия, а на Черном море с русскими сражается доблестный турецкий флот.

А в это время на русский линейный корабль «Ростислав», стоявший на якоре у Ревеля, съезжались командиры боевых судов. В просторной каюте их ожидал контр-адмирал Самуил Грейг. Флагман выглядел усталым: последние недели он напряженно готовил эскадру к походу в Средиземное море, чтобы, как восемнадцать лет назад, нанести удар по Турции с тыла. Но вдруг все переменилось: шведский король Густав III предъявил России ультиматум: разоружить Балтийский флот, возвратить Швеции территории Финляндии и Карелии.

— Господа шведы, — говорил Грейг своим офицерам, — видимо, позабыли Гангут, Эзель, Гренгам. И времечко выбрали, когда турки пошли на нас войной.

И далее сообщил, что шведский флот движется к Финскому заливу. Командует им брат короля, герцог Зюдерманландский, а эскадру ведет вице-адмирал граф Ганс Вахтмейстер — потомок адмирала Вахтмейстера, что командовал несколько лет шведским флотом в пору Северной войны.

В дверь каюты постучали: пакет из Петербурга. Грейг сломал толстые печати. Приказ гласил: «Следовать вперед. Найти неприятельский флот и оный атаковать».

6 июля 1788 года эскадра Грейга обнаружила шведов на подходах к острову Гогланд. Положив подзорную трубу на плечо матроса, Грейг пристально рассматривал противника. Шестнадцать линейных кораблей, семь фрегатов, восемь других вооруженных судов... Шведы превосходили русских и в числе судов, и количеством орудий. Но где, на какой палубе герцог? О, вот он, штандарт командующего, — синее полотнище с тремя белыми коронами. Итак, его высочество осчастливил 74-пушечного «Принца Густава».

Грейг подозвал командира «Ростислава» и что-то ему сказал...

День уже клонился к вечеру, когда эскадры сблизились настолько, что слышно было, как на шведских кораблях раздавались отрывистые команды артиллерийских офицеров.

И грянул бой. Плавучие крепости обменивались тысячами ядер. Воздух гудел от выстрелов, море заволокло черным пороховым дымом.

«Ростислав», «Ярослав», «Память Евстафия» сосредоточили огонь по шведскому флагману. От «Принца Густава» отлетали доски, корабль, получив несколько пробоин, стал опасно крениться. К нему подошел гребной катер.

— Штандарт герцога спущен! — доложили Грейгу. — Поднят флаг вице-адмирала Вахтмейстера!

Куда же делся герцог? Катерок мчал его к фрегату, находившемуся за пределом огня русских кораблей.

Через полтора часа шведы стали отходить. Три часа эскадра Грейга преследовала противника. Неожиданно стих ветер, обе эскадры легли в дрейф, но шведы уже были вне досягаемости огня. Правда, всего лишь на какую-нибудь сотню метров.

Грейг приказал спустить шлюпки и буксировать корабли поближе к противнику.

Шведы осыпали шлюпки картечью. Но буксирные канаты уже натянулись...

— Проворнее, ребята! — слышались возгласы боцманов. — Навались, братцы!

Ближе всех оказался «Принц Густав», на него обрушился град ядер.

— Флаг! — раздалось на «Ростиславе». — Они спустили флаг!

К «Принцу Густаву» подошли русские шлюпки. На заваленной трупами палубе толпилось более полутысячи матросов и офицеров; среди них был и граф Вахтмейстер.

На рассвете, когда задул ветер, флоту герцога Зюдерманландского удалось улизнуть от эскадры Грейга. Избитые ядрами корабли отошли к северному берегу Финского залива и укрылись в бухте. Весь день шведы свозили на берег убитых.

Немалые потери понесли и русские. Но победа была несомненна: из наступавшего шведский флот превратился в обороняющегося.

Через три недели Грейг, под прикрытием тумана, подошел со своей эскадрой к бухте, где находился противник. Вход охраняли три линейных корабля и один фрегат. Заметив русские корабли, они стали удирать. Особенно торопился 64-пушечный «Густав Адольф», в спешке он наскочил на камни и спустил флаг. Весь экипаж — 553 человека — сдался в плен.

Но герцог Зюдерманландский продолжал бредить о захвате Петербурга. Пополнив флот новыми кораблями, он через два года направился в Финский залив. Штандарт с тремя коронами колыхался на линейном корабле «Принц Карл».

Сражение разгорелось 2 мая 1790 года. Сблизившись с противником на кратчайшую дистанцию, русские стреляли в упор. Больше всех досталось «Принцу Карлу», у него были изорваны паруса, сбиты мачты. И, как два года назад, герцог поспешил перейти на фрегат, находившийся вне боя.

Не прошло и часа, «Принц Карл» с оставшимися в живых 520 моряками сдался в плен. Среди трофеев оказался и штандарт герцога Зюдерманландского.

Через три месяца был заключен мир.

А штандарт незадачливого герцога Зюдерманландского, как и флаги «Принца Густава» и «Принца Карла», стали экспонатами Морского музея.
Жил отважный капитан

Огромная модель корабля — девять метров длины! Таких во всем мире раз-два — и обчелся.

— «Ретвизан», — прочитали экскурсанты.

— Это он в память бывшего шведского назван, — сказал сотрудник музея. — Того самого, на котором Кроун получил чин капитана первого ранга...

Посыпались вопросы: почему у русского корабля имя шведское? Чем знаменит Кроун? Так ли уж важно, где этому Кроуну присвоили очередное звание?

В эпоху парусного флота корабли делились на ранги. Суда первого ранга имели не менее 64 орудий, второго — не менее 54, а третьего — 44. И командирам соответственно присваивались звания капитанов первого, второго и третьего рантов (последнее вводилось временами).

Тридцатичетырехлетний Роман Васильевич Кроун в 1788 году командовал парусно-гребным катером, или, как тогда его называли, коттером. «Меркурий» был вооружен 24 малокалиберными пушками. И поэтому его командир был капитан-лейтенантом.

Кроун был прекрасным моряком и давно мог бы иметь чин «рангового» капитана. Но охотников водить линейные корабли и фрегаты было много, а таких крупных судов мало. И тогда Кроун задумал пополнить Балтийский флот многопушечными кораблями... без помощи верфей.

В ту пору шла русско-шведская война. «Меркурий» действовал у острова Борнхольм. Под парусами, а то и на веслах он дни и ночи выслеживал врага. Но военные корабли шведы укрывали в гаванях. И «Меркурию» удавалось захватывать лишь торговые суда.

Поздней осенью «Меркурий» ушел в Ревель, где Кроун и его команда стали готовиться к новой боевой кампании. Уж в будущем году они покажут, на что способен их маленький корабль! Зимуя в Ревеле, моряки установили на «Меркурии» вместо легких орудий 22 карронады — короткоствольные пушки крупного калибра, пригодные для боя на ближней дистанции.

На Балтике еще плавал лед, когда «Меркурий» вышел в разведку. Несколько дней он ходил близ шведских берегов, но противник не показывался. Тогда «Меркурий» укрылся за островком, на катере началось что-то странное: матросы забросали палубу кусками ветоши и пеньки; такелаж, утратив всегдашнюю стройность, нелепо обвис... А капитан-лейтенант Кроун, строгий командир, державший катер в отменном порядке, не обращал на это никакого внимания. Более того, он сам выбросил из каюты на палубу какие-то ящики и коробки, а проходя мимо аккуратно свернутого пенькового каната, так пнул его ногой, что тот размотался и конец его свалился в воду. А что может быть зазорнее для военного корабля, чем волочащийся за бортом конец троса... »Эй, подбери сопли!» — насмешливо кричат в таких случаях со встречных судов.

Потом матросы укрыли черной — под цвет борта — парусиной пушки, и «Меркурий» словно бы превратился в обычного «купца».

Только Кроун оставался Кроуном: взгляд пристальный, быстро оценивающий, голос — жесткий, требовательный, повелительный. И матросы — их было на «Меркурии» восемьдесят человек — остались теми же: по-военному четко выполняли приказы, постоянно были готовы к бою.

29 апреля 1789 года с русским «купцом» решил расправиться шведский военный бриг «Снапоп». Он приблизился к «Меркурию» и нацелил на него орудия.

— Спустить флаг! — закричал командир «Снапопа». — Подойти ближе! Капитана ко мне!

В ответ оглушительно грохнули карронады. Раздался треск дерева: тяжелые ядра проломили борт шведского брига. «Снапоп» пытался удрать, но «Меркурий» прибавил парусов. И шведы сдались.

Но бриг не устраивал Кроуна: на нем всего 12 пушек.

В середине мая «Меркурий» повстречался в море с иностранным парусником, шкипер которого предупредил Кроуна:

— Будьте осторожны! Неподалеку шведский фрегат «Венус».

Эта весть взволновала Кроуна: 44-пушечный «Венус» был лучшим кораблем шведского флота. Атаковать! Но для прохода к месту стоянки фрегата нужен лоцман.

«Меркурий» быстро вновь превратился в неряшливого «купца». Он шел с косо поставленными парусами, шел так плохо, что капитан голландского судна с ухмылкой показал Кроуну пеньковый конец — традиционная насмешка и предложение взять на буксир.

Кроун невозмутимо посасывал трубку.

Даже бывалый лоцман, вызванный для проводки судна через шхеры, не обнаружил маскировки. Да и как можно было сомневаться: по палубе судна легкой походкой ходила молодая, красивая женщина. Она мило улыбалась лоцману... Это была жена Кроуна, получившая разрешение сопровождать мужа (Кроун болел) в этом походе.

Но командир «Венуса» уже знал о русском катере, маскирующемся под «купца». Пушки фрегата открыли жестокий огонь. На катере была сбита грот-стеньга, палуба окрасилась кровью. А карронады «Меркурия» молчали: не достать шведа...

Кроун вел катер на сближение с противником. Скоро, скоро карронады подадут голос.

Вдруг стих ветер.

— Весла на воду! — раздался голос Кроуна.

Гребцы налегли на весла. Когда до «Венуса» осталось двести метров, карронады «Меркурия» выбросили десяток тяжелых ядер. Почти все они попали в цель: «Венус» сильно накренился и его проломленный борт окутался дымом.

Состязаться с кораблем, имевшим двойное превосходство в артиллерии, было невыгодно. Кроун подвел «Меркурий» под корму «Венуса» и открыл огонь по его мачтам и такелажу. До того как подует ветер, он успеет лишить фрегат парусов.

«Меркурий» стрелял и стрелял, а бортовые орудия «Венуса» ответить не могли. Полтора часа фрегат крутился на «пятке», пытаясь с помощью буксирных шлюпок стать бортом к катеру. Но не тут-то было: «Меркурий» походил на бульдога, вцепившегося в спину хищника.

Шведы подтащили на корму несколько пушек, били по катеру из ружей, но «Меркурий» палил до тех пор, пока такелаж фрегата не рухнул на палубу. У врага начался пожар, пламя охватило мачты... И «Венус» запросил о пощаде.

Маленький «Меркурий» привел в русский порт огромный фрегат с тремя сотнями пленных. На катере было четверо убитых и шесть раненых.

За этот подвиг Роман Васильевич Кроун был награжден орденом Георгия IV степени и, как сказано в документе того времени, «пенсионом по смерть». Орден Екатерины, учрежденный еще Петром Первым, вручили его жене за мужество, проявленное в бою, и самоотверженный уход за ранеными.

Но Кроун не собирался идти на «пенсион по смерть». Его назначили командиром трофейного фрегата, которому, в назидание шведам, оставили прежнее имя. Так Кроун стал капитаном второго ранга.

На «Венусе», после ремонта, установили дополнительно еще шесть крупных орудий, и вот в июне 1790 года 50-пушечный «Венус» вступил в бой с 64-пушечным шведским линейным кораблем «Ретвизан». Шведы яростно набросились на фрегат. Им до смерти хотелось вернуть корабль, недавно носивший флаг его величества короля Густава III.

Под убийственным огнем Кроун подвел свой фрегат почти вплотную к «Ретвизану». Ядра крошили надстройки, ломали мачты, сбивали за борт пушки, и «Ретвизан» окутался клубами дыма. Тут на помощь «Венусу» подоспел другой русский корабль, и «Ретвизан» сдался. Вместе с ним подпали в плен полтысячи шведов.

Кроуна назначили командиром нового трофейного корабля, которому также оставили прежнее имя. Теперь Роман Васильевич был уже капитаном первого ранга и обладателем золотой шпаги.

Позднее «Ретвизан» отличался в войнах с Францией и Турцией. В 1812 году балтийский ветеран, отслуживший свой срок в морях и битвах, был разобран. А сорок с лишним лет спустя в Петербурге построили 84-пушечный линейный корабль «Ретвизан», огромная модель которого всегда привлекает внимание экскурсантов.
История одного трофея

Однажды в наш музей пришли моряки-англичане. Весело переговариваясь, они с любопытством рассматривали шведские, турецкие, японские, германские флаги, захваченные русскими в боях. И вдруг посерьезнели: увидели военный британский флаг.

— Давно ль он здесь «прописан»? — спросили они.

— Полтора, века...

— О, конечно, достался дорого. Скажите, это трофей вашего знаменитого адмирала? Победа большого корабля?

Экскурсовод улыбнулся:

— Безоружной торговой шхуны...

В Архангельском порту готовилась к плаванию в Норвегию большая парусная шхуна. Грузили рожь. Шкипер Матвей Герасимов — двадцатитрехлетний помор — подолгу не вылезал из трюма, проверяя, нет ли течи в корпусе. Несмотря на молодость, он был «соленым» моряком: с мальчишества ходил за рыбой, за морским зверем.

У Герасимова на шхуне числилось всего восемь человек, народ дружный и смелый, не раз вступавший в схватку со штормом и бурей.

В августе 1810 года шхуна оставила Архангельск. Герасимов зорко осматривал горизонт: шла война с Англией, следовало быть начеку.

О том, что произошло дальше, рассказывают пожелтевшие страницы донесения, написанного Герасимовым уже после пережитых приключений.

Шхуна миновала Белое море, повернула на запад. 19 августа она находилась вблизи мыса Нордкап. И тогда Герасимов приметил «не в дальнем расстоянии трехмачтовый корабль, который, не доходя до нас, лег в дрейф и опустил шлюпку; она подошла к нашему кораблю, и с ней кричали нам на непонятном языке».

Это были англичане.

Вскоре подоспел и второй вражеский фрегат. Под прицелом полсотни орудий на мирную шхуну высадились офицер и семеро матросов. Они сорвали русский флаг и водрузили английский. Потом бросились обыскивать шхуну. Увидев рожь, обрадовались. Пересыпали крупные, отборные зерна с ладони на ладонь, причмокивали.

— Охочи до нашего хлебца, — мрачно молвил Герасимов.

Несколько русских моряков англичане увезли к себе, а сами стали хозяйничать. «Они грабили у нас вещи и взяли у меня денег ассигнациями 20 и серебром 20 же рублей», — писал Герасимов.

Фрегаты повели архангельское судно в Англию. Английские матросы, расположившись на шхуне, зорко приглядывали за Герасимовым и его товарищами. Спустя десять дней разыгрался жестокий шторм. Огромные волны с ревом прокатывались по палубе. Шхуну так швыряло с борта на борт, что ее мачты едва не касались пенных гребней.

Шторм все усиливался. Вскоре он разбросал фрегаты, они исчезли за горизонтом.

Англичане-караульщики плохо переносили качку. Они едва держались на ногах.

— Самое время освободиться от иноземцев, — внушал Герасимов товарищам. — Надо б напасть на них и повернуть к норвежскому берегу, пока фрегатов нет.

Шторм достиг гигантской силы. Палуба будто проваливалась, а тело теряло вес. Сыны «владычицы морей» совсем скисли, залегли в каюте, оставив на палубе лишь часового.

— Нельзя больше ждать, — шептал Герасимов.

— Угу, — кивнул боцман Васильев, — справимся.

Герасимов подкрался к часовому и спихнул его за борт, а моряки тотчас подперли дверь помещения, в котором находились англичане, толстым дубовым брусом.

Герасимов сорвал вражеский флаг и поднял русский.

Англичане, почуяв неладное, рванулись к выходу, но дверь не поддалась.

Шхуна тем временем взяла курс к норвежским берегам.

А в каюте бушевали англичане, обратившиеся в пленников. Они бешено дубасили в дверь прикладами, кулаками и башмаками. Потом, кое-как просунув дула ружей в световые люки, они пытались подстрелить матросов. Потом решили подкупить русских... их же собственными вещами: из иллюминатора полетели сапоги, деньги, узелок с бельем.

А затем опять палили. Навалившись на дверь — слышны были проклятия, тяжелое дыхание, — снова и снова пытались вырваться из каюты.

Пришлось утихомирить буянов «показыванием орудия к лишению жизни». И в каюте наступила мертвая тишина.

Через несколько суток шхуна достигла норвежского порта Вардегуз. Отворили каюту, из нее вывалилось семеро пленников: матросы покорно сложили ружья, офицер вручил Герасимову шпагу, кортик и кинжал.

Русские моряки выгрузили рожь и пошли домой, в Архангельск.

— За свой подвиг, — рассказывал экскурсовод, — Матвей Герасимов был награжден Георгиевским крестом. Потом он плавал на бриге «Новая Земля» лоцманом, получил золотую медаль за участие в изучении Мурманского побережья...

— Гм, а известна ли фамилия офицера? — недоверчиво перебил рассказчика высокий, веснушчатый англичанин.

— Как же, конечно, известна: Гордон Корбет. Кстати, у нас хранится шпага, сданная им Герасимову. Хотите взглянуть?

Англичане вежливо откланялись: увы, мало времени...
Знамя декабристов

В рамке, под стеклом, лежит старинный, поблекший от времени знаменный шелк. На желтом фоне заметны лавровые ветви, буквы... Почему как завороженные всматриваются в него люди?

Весной 1810 года по набережной Невы маршировала воинская часть. Ею командовал сухопутный полковник.

Солдаты все были рослые, широкоплечие, один к одному.

А через несколько дней та же воинская часть снова шагала по набережной. И командовал ею тот же полковник, но одетый в морскую форму.

И солдаты были в матросских рубахах.

Странная воинская часть появилась тогда в Петербурге: ее личный состав ходил то в армейской форме, то во флотской.

Это был гвардейский флотский экипаж.

Гвардия... Это звание присваивалось самым испытанным и закаленным в боях частям. В армии первые гвардейские полки появились в конце XVII века. Почетного наименования удостоились Семеновский и Преображенский полки, отличившиеся во взятии турецкой крепости Азов. Потом появились гвардейцы артиллеристы, казаки, егери, гусары. И только на флоте гвардейских частей и кораблей не было. А сколько замечательных побед одержали русские моряки! Но флот после смерти Петра не пользовался вниманием царствующих особ. Лишь спустя более сотни лет после создания армейской гвардии была образована морская. Александр I приказал: когда гвардейцы плавают, носить им морскую форму; когда ступают на берег, пусть надевают солдатскую.

В начале Отечественной войны 1812 года экипаж отправился на фронт. Моряки сражались под Витебском; на Бородинском поле морская батарея четыре часа вела бой под огнем тридцати французских орудий.

Особенно отличились моряки в боях под городом Кульм, в Богемии, в августе 1813 года. Они действовали в составе дивизии под командованием прославленного генерала Ермолова.

Плечом к плечу с армией моряки-гвардейцы совершили победный путь до Парижа. Они наводили мосты, устраивали переправы, вместе с солдатами ходили в лихие атаки. Много матросов полегло смертью храбрых.

Два месяца гвардейцы квартировали в Париже, а затем через Гавр на фрегате «Архипелаг» вернулись в Петербург.

18 июля 1814 года экипаж торжественным маршем прошел через Триумфальные ворота, сооруженные у Нарвской заставы в честь победы над Наполеоном. Над колонной колыхалось Георгиевское знамя — высшая боевая награда того времени. Тысячи и тысячи людей восторженно приветствовали моряков.

Гвардейцы отличались и в мирные дни. Осенью 1824 года в Петербург пришла «нечаянная вода», как тогда называли наводнение. Рискуя жизнью, моряки-гвардейцы бросались в затопленные дома, спасая от неминуемой гибели женщин, детей, стариков.

Репутация у экипажа была высокая, истинно гвардейская. Однако царские власти подозрительно косились на моряков-гвардейцев: в их среде укоренился дух «пагубного свободомыслия». Подумать только, матрос Иоганн Анатуин, будучи в краткосрочном отпуске в Эстляндии, агитировал крестьян бороться с помещиками. Конечно, матрос взят под строжайшее наблюдение, начато следствие. Да только ли один Анатуин ведет «зловредные разговоры»! А господа ротные командиры, вместо того чтобы пресекать дух, часами сидят с матросами за книжками, учат грамоте.

В экипаже и в самом деле было неспокойно...

Моряки вспоминали слова Кутузова, обращенные к нижним чинам: «Каждый из вас есть спаситель отечества». А что делают со спасителями отечества в казармах? Ну, в гвардейском экипаже телесных наказаний нет, зато в других частях секут нещадно. А какие страшные вести о крепостниках-самодурах идут из деревень...

К гвардейцам зачастили члены Северного общества — тайной организации, ставившей целью замену самодержавия республиканским строем. Более двадцати экипажных офицеров сочувствовали этой идее. Они нередко толковали с матросами на «крамольные» темы. «Разве справедливо, что срок военной службы равен четверти века? — возмущался лейтенант Антон Арбузов. — Люди уходят больные, не годные к работе. Надо сократить срок до двенадцати лет».

Члены тайного общества хотели свергнуть царя только вооруженным выступлением войск, без помощи народа. На гвардейский флотский экипаж, в котором служили закаленные в боях моряки, они возлагали большие надежды.

14 декабря 1825 года флотскому экипажу предстояло принять присягу Николаю I, вступившему на трон вместо умершего брата. Но еще накануне офицеры, члены тайного общества, призывали матросов отказаться от присяги, потребовать конституции. Они говорили, что моряков поддержат сухопутные части.

А утром гвардейцы восстали.

Экипаж гудел, как улей. Неслыханное дело — бригадному командиру не сделали «на караул». А когда он попытался прочитать манифест, послышались выкрики: «Не будем присягать!»

Свернув бумагу, командир удалился в свой кабинет, вызвал офицеров. Они заявили об отказе присягнуть Николаю. Зачинщики были арестованы, но во дворе так грозно зашумели, что их пришлось освободить.

В это время в экипаж прибыл член тайного общества, капитан-лейтенант Николай Бестужев. Он сказал, что на Сенатскую площадь уже пришел восставший Московский полк, царь готовится атаковать его силами кавалерии.

Со стороны Адмиралтейства послышались ружейные выстрелы.

— Ребята, что вы стоите? — воскликнул брат капитан-лейтенанта мичман Петр Бестужев. — Слышите, стреляют? Это ваших бьют!

— За мной! — громко скомандовал Николай Бестужев. — На площадь! Выручать своих!

Все восемь рот — тысяча сто гвардейцев с оружием в руках — двинулись на площадь. Свистели флейты, грохотали барабаны. Ледяной, порывистый ветер развевал боевое Георгиевское знамя.

Четко печатая шаг, с решимостью на лице, шагал старый матрос — восемнадцать лет службы за плечами! — Иван Васильев, имевший медаль за 1812 год.

Надувая щеки, выводил мелодию флейтщик, четырнадцатилетний Федор Андреев. Юнга гордился, что идет рядом с героями Отечественной войны.

— Моряки идут! Ура! — закричали солдаты Московского полка, завидев колонну флотского экипажа.

С ликованием встретила гвардейцев собравшаяся у площади толпа народа. В воздух взлетали шапки.

Николай направил к морякам двух митрополитов. Но гвардейцы не стали слушать их.

— Подите прочь! — кричали они. — Не верим вам!

Архипастыри поспешили скрыться.

Царь стягивал к площади верные ему войска. Вскоре начались атаки против восставших. Вместе с солдатами моряки стойко отбивали нападение оружейным огнем. И тогда император пустил в дело артиллерию. Картечь косила людей. Одним из первых упал сраженный осколком юный флейтщик Федор Андреев.

Под градом картечи моряки отступили на невский лед, пытались пробиться к Петропавловской крепости, чтобы открыть оттуда огонь по Зимнему. Но лед не выдержал: люди падали в полыньи, тонули.

В экипаж вернулись не все. Погибли Иоганн Анатуин, Осип Аверкиев, Петр Архипов, пропали без вести Иван Васильев, Осип Богданов, Никита Антонов... Более полусотни человек недосчитались гвардейцы.

Прошли десятилетия. Царствовал другой Николай, так сказать помеченный вторым номером.

Самодержец и его сиятельные родственники были «расписаны» по прославленным полкам русской армии. Не миновала эта честь и моряков.

В составе гвардейского флотского экипажа числился сам царь. Казалось бы, что могло быть почетнее — иметь в своих рядах монарха? Но неблагодарные гвардейцы не оценили этого. Охранка докладывала: в экипаже ведутся вредные, антимонархические разговоры. На гвардейской яхте «Полярная звезда» — плавучей резиденции царя — найдены революционные листовки, брошюры Российской социал-демократической рабочей партии.

В девятьсот пятом году Николаю пришлось лично заниматься расследованием дел своих «сослуживцев». Подумать только, экипаж, призванный обслуживать его императорское величество, выступил против его величества.

А было так. В Кронштадте разразилось восстание матросов, Николай приказал предать их военно-полевому суду. Узнав об этом, гвардейцы выпустили листовку, отпечатанную типографским способом. Царь побелел, читая ее:

«Мы, матросы гвардейского экипажа, возмущенные поведением царского правительства по отношению к нашим кронштадтским товарищам, с безжалостной жестокостью расстреливающего славных борцов за свободу, присоединяемся к требованиям товарищей-матросов Кронштадта и объявляем, что будем бороться до тех пор, пока наши желания и желания всего народа не будут выполнены».

А далее — угроза с оружием в руках «отстаивать права народа».

Едва успели дать ход делу о листовке, как из экипажа исчезла... пушка. И не простая — пятиствольная. Расследование установило: орудие вывезли на санях, доставлявших молоко в офицерскую кают-компанию, во дворе найдены пустые бидоны.

В Зимнем негодовали: господа офицеры — любители молочка — доживут до того, что у них из-под носа императорскую яхту уведут. Царь отдал приказ — во что бы то ни стало найти пушку. Жандармы «перетряхнули» Васильевский остров, Выборгскую сторону, Нарвскую заставу. Пушку не нашли.

28 февраля 1917 года на Царскосельском вокзале забаррикадировались жандармы: они ждали эшелоны с войсками для подавления восставшего Питера.

И вдруг послышалась барабанная дробь, к вокзалу подошел отряд матросов гвардейского экипажа. Командир постучал прикладом винтовки в дверь:

— Сдавайтесь!

Жандармы ответили стрельбой. В короткой схватке моряки захватили вокзал.

В тот день гвардейцев видели в разных районах города: они вылавливали и разоружали полицейских, арестовывали агентов «всевидящего ока».

Яхта «Полярная звезда» превратилась в штаб-квартиру Центрального Комитета Балтийского флота — революционно-демократического матросского органа, который руководил подготовкой моряков к свержению буржуазного Временного правительства.

25 октября 1917 года моряки-гвардейцы участвовали в штурме Зимнего. А когда Керенский поднял мятеж против Советской власти, из Ревеля в Петроград пришел гвардейский крейсер «Олег». Он встал на Неве. Судовой комитет доложил в Смольный, Владимиру Ильичу Ленину:

— Крейсер готов открыть огонь!

27 октября 1917 года в Главное Адмиралтейство, где размещался Военно-морской революционный комитет, пришел матрос-гвардеец.

— Ходят слухи, господа офицеры намереваются выкрасть и уничтожить знамя...

— Декабристское? — заволновался председатель комитета Иван Вахрамеев.

— Оно самое... Матросы с кораблей поклониться ему ходят, а офицерам это не по нутру. Давно, говорят, нужно было его сжечь. С Сенатской площади, мол, все и началось.

Вахрамеев набросал записку.

— Передай председателю экипажного комитета, — сказал он. — За сохранность знамени головой отвечает. Мы скоро поместим его в музей, всему народу покажем.

24 февраля 1918 года в Главном Адмиралтействе открылся Центральный Морской музей Советской Республики. На самом видном месте, под стеклом, лежало знамя моряков-декабристов.

А где же древко от знамени? Моряки искали его в различных музеях, на кораблях, в соборах. Перебрали сотни деревянных шестов, украшенных самыми затейливыми навершиями.

В 1923 году внимание сотрудников музея привлекло древко, хранившееся в Никольском соборе. Внимательно обследуя его, они обнаружили почерневшую от времени латунную скобу с какой-то надписью. Когда пластину почистили, проступили слова: «1810 года Гвардейский экипаж. 1813 г. За оказанные подвиги в сражении 17 августа 1813 г. при Кульме». Сомнений не было: на этом древке когда-то было знамя экипажа.

Увенчанное навершием в виде позолоченного плоского копья, в прорези которого бронзовый Георгиевский крест, древко заняло свое место в музее.


Потомству в пример

Каждый корабль имеет свой день рождения — дату вступления в строй. Утром на мачты торжественно поднимаются морские флаги. Экипаж рапортует адмиралу о своих успехах в боевой учебе. Лучшим морякам вручаются знаки отличия. На палубе звучит музыка.

Но есть на Краснознаменном Черноморском флоте гидрографическое судно и тральщик, экипажи которых, помимо дня рождения, ежегодно отмечают еще и «собственный» праздник. Причем оба в один и тот же майский день.

Туманным утром 14 мая 1829 года 20-пушечный бриг крейсировал неподалеку от Босфора. Словно поддерживая бушприт брига, неслась вместе с ним деревянная резная фигура Меркурия — древнего бога, покровителя купцов и путешественников.

«Меркурий» находился в разведке. Месяц назад правители Турции снова решили попытать терпение России: под нажимом Англии они запретили судам Черноморского флота проходить через пролив Босфор. Началась война...

На мостике брига, приложив к глазу подзорную трубу, стоял капитан-лейтенант Александр Казарский. Его лицо выражало озабоченность: на горизонте показалось множество парусов турецкой эскадры, но внезапно опустившаяся на море туманная дымка скрыла их. Когда видимость улучшилась, Казарский подсчитал силы противника: шесть линейных кораблей и еще фрегаты, корветы, тендеры...

«Меркурий» поспешил к Сизополю, где стояла русская эскадра.

Шелестели паруса, за кормой журчала вода. Казарский готовил донесение о составе и расположении кораблей врага.

— Погоня! — послышался вдруг голос штурмана.

За кормой означались, как призраки, две громадины: одна, 110-пушечная, под флагом капудан-паши, командующего турецким флотом, а другая — 74-пушечная. «Селимие» и «Реал-бей» шли под всеми парусами, их форштевни отбрасывали белопенные усы.

Казарский бросил взгляд на палубу своего брига: матросы явно готовились к бою, хотя команды еще не поступало.

Казарский решил узнать мнение офицеров. Самый младший из них, поручик корпуса флотских штурманов Иван Прокофьев, заявил:

— Принять бой! Если будет сбит такелаж, свалиться с адмиральским кораблем на абордаж и взорвать его на воздух.

Абордаж... На «Меркурии» было 116 человек, турок не менее двух тысяч. Но все офицеры дружно поддержали штурмана. Казарский вышел на палубу.

— Русский флаг не посрамим! — воскликнул он. — Будем драться до последней крайности!

Загремел барабан. Матросы бросились к карронадам. Подносили ядра, картузы с порохом, запаливали фитили. При входе в крюйт-камеру, где хранился боезапас, положили заряженный пистолет: последний из оставшихся в живых должен выстрелить в бочку с порохом и взорвать бриг.

Вскоре турецкие корабли настигли «Меркурий». «Селимие», зайдя справа, дал залп по бригу. Казарский успел произвести поворот, и ядра упали в воду, но одно из них поразило троих матросов.

На реях, марсах и салингах вражеских линейных кораблей стояли сотни турок. Яростно размахивая кривыми саблями и абордажными топорами, они свистели, улюлюкали, вопили.

— По мачтам — картечью! — приказал Казарский.

Грохнули пушки «Меркурия». Турок как вихрем снесло.

Вражеские корабли попытались взять «Меркурий» в клещи: «Селимие» зашел и стрелял 55 пушками одного борта, «Реал-бей» — 37 орудиями другого. Море окуталось дымом так плотно, что заметны были лишь вспышки выстрелов. Воспользовавшись завесой, Казарский вывел бриг из клещей, а турки, не заметив этого, стали осыпать ядрами друг друга.

Турецкий адмирал рассвирепел: он и не предполагал, что этот маленький русский корабль способен не только долго сопротивляться, но еще и наносить удары: на «Селимие» разнес в щепки надстройку, поломал такелаж, повредил мачту...

Турецкие корабли стреляли беспрерывно, но ядра падали в воду — бриг увертывался, ускользал.

Внезапно уменьшился ветер. Для линейных кораблей с их высокими мачтами это было не страшно — они ловили парусами верхние потоки воздуха, а «Меркурий» маневрировал все трудней. Выручали гребцы. Дружно орудуя длинными тяжелыми веслами, они выводили бриг из-под ядер врага.

Турки усилили огонь. Над «Меркурием», глухо подвывая, пролетали большие мраморные ядра, злобно и пронзительно звенели цепи книппелей — снарядов, назначенных рвать снасти и паруса.

Пушки ревели так, что на бриге едва слышали команды.

Неприятелю удалось пристреляться. Ядра прошивали «Меркурий», трещало и горело дерево, рушился рангоут, все заволакивало дымом. Казалось, ничто живое не могло уцелеть в этом аду. Но люди на заваленной обломками, горящей палубе продолжали сражаться. С закопченными лицами, едва перевязав раны, матросы стреляли и стреляли по врагу. Казарский, получив контузию, превозмогая боль, руководил боем.

И вот уже «Селимие» с оборванными парусами, сбитыми реями лег в дрейф. «Реал-бей» продолжал преследовать «Меркурий», но, получив новую порцию ядер, загорелся и повернул вспять.

Несколько часов продолжался этот неравный бой. «Меркурий» потерял четыре человека убитыми и шесть ранеными. На корабле было 22 пробоины и около 300 повреждений в рангоуте.

Один из современников писал:

«В летописях мореплавания сие неслыханное, невероятное и почти как бы невозможное событие есть еще первое, единственное и никогда еще не бывалое. Но нам дивиться нечего — на бриге были русские!»

За беспримерное мужество «Меркурий» удостоили высшего боевого отличия того времени — Георгиевского кормового флага. Все офицеры брига были награждены орденами и повышены в чине, а матросы получили Георгиевские кресты. Фамильный герб Александра Казарского украсился изображением пистолета — символа решительности.

В 1834 году в Севастополе, на Мичманском бульваре, был воздвигнут памятник «Меркурию» в виде мраморной каравеллы. Надпись на пьедестале гласит: «Казарскому. Потомству в пример».

А позже появились и плавающие «памятники» — бриг, затем корвет и крейсер «Память Меркурия», минный крейсер «Казарский».

Ныне имя «Память Меркурия» носит гидрографическое судно, имя «Казарский» — тральщик. Каждый год в майский день на этих кораблях раздается команда:

— К торжественному подъему флага приготовиться!

Если будете в Морском музее, подойдите к картине, написанной более века назад, она изображает знаменитый бой. Всмотритесь в раму картины, увидите в ней круглые отверстия — следы червей, точивших дерево в море: рама сделана из киля «Меркурия».
Конец «морского владыки»

— А это с «Морского владыки»...

Высокий, седобородый капитан первого ранга показал экскурсантам красное полотнище с белым полумесяцем.

— Захвачено пароходо-фрегатом «Владимир». Им дед мой командовал...

В середине прошлого века Черное море бороздили боевые парусные корабли. Но над волнами уже косматился дым: появились первые военные паровые суда. Они назывались пароходо-фрегаты, так как имели и паровую машину и паруса.

Такой пароходо-фрегат, он носил имя «Владимир», шлепая плицами огромных колес, вышел в море 3 ноября 1853 года, в самом начале Крымской войны.

Кораблем командовал капитан-лейтенант Григорий Иванович Бутаков. То был представитель старой потомственной морской фамилии — Бутаковы служили во флоте со времен Петра Первого. И все они слыли лихими парусниками. А этот Бутаков... Нет, Григорий Иванович тоже любил соленый ветер и тоже ходил под парусами и в Балтийском, и в Черном, и в Средиземном морях, но с тех пор, как его назначили командиром небольшого буксирного парохода «Дунай», он утверждал, будто бы... паруса отживают свой век. А как уж принял «Владимира», то и дневал и ночевал на своем «самоходе», изучая все до последнего винтика и не уставая восхищаться машинным «сердцем».

Друзья посмеивались над «слабостью» Бутакова. Многие открыто сомневались в пригодности паровых судов к боевым действиям. Конечно, они полезны, скажем, для буксировки заштилевших кораблей и фрегатов или доставки продовольствия на эскадру. Но в морском сражении эти шумные, извергающие клубы черного дыма «водяные коляски» могут стать лишь помехой.

А как чисты парусные корабли! Как плавно мчат они по морской глади! К тому же за ветер не надо платить звонкой монетой, а пароходу подавай уголь, подавай машинное масло — да они разорят казну!

Какие только доводы не приводили очень рьяные и не очень дальновидные защитники парусов! Люди, управлявшие матросами с помощью грубого окрика и крепкой зуботычины, вдруг проявили нежнейшую заботливость: матросы-де будут болеть от дыма, от вибрации палубы...

Бутаков спорил, доказывал — будущее за машинными кораблями. России нельзя отставать. Поклонники парусных кораблей посмеивались: чудак!..

Конечно, у Бутакова были и сильные покровители Адмиралы Корнилов и Нахимов, например, отчетливо понимали роль и значение паровых военных судов. Но большинство офицеров было настроено скептически.

И вот теперь Бутаков мечтал лишь об одном — встретиться с турецкими кораблями, показать и доказать, на что способен пароход.

На море стоял штиль. Огромные многопушечные парусные корабли уже несколько дней недвижимо дремали в портах, напоминая больших птиц с надломленными крыльями. А уж как старались моряки! На мачте надувал щеки флейтщик: по старинному поверью, свистом можно вызвать ветер. Били флюгарку палкой, чтобы тянула свежак... Пускали щепку с тараканом, приговаривали: «Поди, таракан, на воду, подними, таракан, ветер...»

Ничего не помогало: царило душное безветрие.

А «Владимир» бежал и бежал вперед. Четыреста лошадиных сил к услугам командира, десять узлов в любую погоду. «Вот так-то, господа защитники парусных судов, — улыбался Бутаков. — А что касается дыма, посмотрите — над трубой «Владимира» его почти нет, хотя машина работает на самых полных оборотах. Все зависит от того, как обучены кочегары».

Подойдя к вражескому порту, «Владимир» лег в дрейф. Выяснив положение противника, Бутаков направился обратно.

Получив донесение Бутакова, начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал Корнилов перешел на борт «Владимира». Пароходо-фрегат взял курс в порт, где находилась русская эскадра.

На рассвете 5 ноября 1853 года раздался голос сигнальщика:

— Вижу дым!

Бутаков приник к подзорной трубе. Дымил 10-пушечный «Перваз-Бахри» — «Морокой владыка». (Турки назвали его так за хорошую маневренность, неуязвимость.)

— Разрешите преследовать? — обратился Бутаков к адмиралу.

Согласие дано. Колеса «Владимира» запрещались быстрее.

— Орудия к бою!

Бутаков уже успел заметить, что на вражеском корабле все пушки бортовые, а на корме — ни единой. Он приказал быстро передвинуть на нос два 68-фунтовых орудия и, пристроившись в кильватер «Морского владыки», «Владимир» открыл огонь.

«Морской владыка» метался из стороны в сторону, чтобы дать возможность бортовым орудиям стрелять по «Владимиру». Но русский пароходо-фрегат упорно держался кильватерной струи и палил, палил.

Так начался первый в истории бой паровых кораблей. Взбивая колесами воду, пароходы кружили по морю. То с «Владимира», то с «Морского владыки» раздавались орудийные выстрелы.

Вице-адмирал Корнилов, стоя на мостике, не вмешивался в действия командира, но вот он додал совет:

— Сокращайте дистанцию, бейте в упор!

«Владимир» еще ближе подошел к врагу.

Спасаясь от свинца, турки ринулись в нижнюю палубу. Еще выстрел — «Морской владыка» окутался облаком пара, но неожиданно совершил поворот и пятью пушками пальнул по «Владимиру».

Бутаков снова вывел корабль в кильватерную струю, опять загремели носовые пушки. Видно было, как падали сраженные осколками турки.

Гребные колеса «Морского владыки» стали вращаться медленно и наконец остановились. «Владимир» подошел к нему на сотню метров, моряки приготовились дать залп, как вдруг на мачте турецкого судна сполз флаг.

— Командира ко мне! — крикнул Бутаков.

С «Морского владыки» ответили: командир убит. От «Владимира» тотчас отвалил катер с несколькими моряками.

«Посланные овладеть призом, — рассказывал позже Григорий Иванович, — нашли на нем страшную картину разрушения и гибели: обломки штурвала, компасов, люков, перебитые снасти, перемешанные с оружием, трупами, ранеными, кровью, каменным углем... Ни одной переборки, которая была бы цела. Не забуду никогда момента, когда на пленном корабле подняли наш флаг, я закричал команде, указывая в ту сторону: «Ребята! Там поднимают русский флаг». Нужно было слышать, каким единодушным «ура» мне ответили. «Поздравляю!» — новое «ура». «Спасибо!»

Моряки плененного корабля, один за другим, перебрались на «Владимир».

«Первый турок, поднявшийся к нам на «Владимир», кажется, полагал, что тотчас отрубят голову, — вспоминал участник сражения. — Лицо его выражало смертельный испуг и покорность судьбе. Наш командир Бутаков их успокаивает, отводит отдельную каюту офицерам, которых было около двенадцати, а остальную турецкую команду посылает на бак. Судовой врач делает свое дело, одинаково относясь к христианам и мусульманам. Затем наступает время обеда, и Корнилов приглашает пленных офицеров, среди которых был мулла, отобедать с нами».

«Морского владыку» доставили в Севастополь, отремонтировали и включили в состав Черноморского флота под именем «Корнилов».

А Бутаков был произведен в капитаны второго ранга и награжден орденом Георгия IV степени.

Вице-адмирал Павел Степанович Нахимов горячо поздравил Григория Ивановича с блестящей победой и до получения из Петербурга награды отдал Бутакову свой орден...

Григорий Иванович Бутаков впоследствии стал адмиралом, командовал эскадрой. Его труд «Новые основания пароходной тактики» был учебником для поколения моряков.

В память о творце тактики парового флота в 1916 году на воду спустили крейсер «Адмирал Бутаков».

Флаг «Морского владыки» показывал экскурсантам капитан первого ранга Григорий Александрович Бутаков, активный участник гражданской войны и Великой Отечественной.
Реликвия с «Парижа»

— Этот барометр находился на «Париже», — сказала пожилая женщина, передавая нашему музею старинный прибор

С «Парижа»?! Стало быть, вот этот самый барометр указывал погоду при Синопе?!

Утром 14 ноября 1853 года командир 120-пушечного линейного корабля «Париж», капитан первого ранга Владимир Иванович Истомин, подошел к барометру: давление падало. Истомин нахмурился — снова шторм, снова убавлять паруса...

Ноябрь выдался на редкость ненастным. Эскадра вице-адмирала Павла Степановича Нахимова, крейсировавшая у южных, анатолийских, берегов Турции, претерпела от бури немалый урон. Линейные корабли «Храбрый» и «Святослав», фрегат «Коварна» получили столь тяжкие повреждения, что вернулись в Севастополь. А Нахимов тем временем обнаружил в Синопе — обширной и глубокой бухте, расположенной почти на середине пути из Константинополя в Батум, — эскадру адмирала Осман-паши Обнаружил, встал у входа в бухту и послал в Севастополь бриг «Эней» с просьбой о подмоге.

Дорог был каждый час Эскадра Осман-паши в три раза превосходила отряд Нахимова, а у Константинополя наготове стоял большой англо-французский флот, обещавший туркам поддержку.

И конечно, вездесущий контр-адмирал Мушавер-паша — его 20-пушечный пароход «Таиф» видели несколько дней назад у берегов Кавказа — наверняка уже гнал свою посудину в Синоп, дать Осман-паше мудрые, проверенные во многих войнах советы старого... британского морского волка. Ведь под именем Мушавер-папги скрывался английский офицер Адольфус Слейд. Занимая пост помощника начальника турецкого морского штаба, он давно готовил флот к нападению на Россию.

Новосильский, Истомин — все, кто шли на помощь Нахимову, тревожились: а вдруг Осман-паша попытается вырваться из синопской гавани? За моряков Нахимова не боялись, знали — будут драться до последнего. Опасались — не представится другого случая помериться силой с боевым ядром вражеского флота: несмотря на старания Мушавер-паши, турки упорно избегали сражения с русскими.

Шторм разыгрался Волны с силой ударялись в деревянные борта судов. Ураганный ветер рвал снасти, с грохотом лопались паруса, по верхней палубе неслись потоки. «Париж», под нижними парусами, весь в пене продолжал бежать на юг. В кильватере, борясь с ветром и волнами, шли два линейных корабля и два фрегата.

«Париж» принадлежал к новейшей серии военных парусников; создавая этот корабль, инженеры и мастера использовали опыт, накопленный за полтора века. Его корпус длиной 63 метра и шириной 18 метров имел усовершенствованные обводы, закругленную корму, огромная площадь парусов делала корабль более мореходным и маневренным. При водоизмещении около шести тысяч тонн, он при хорошем ветре развивал скорость до десяти узлов. На корабле были три дека — три закрытых артиллерийских палубы, и на каждой стояли орудия.

На двух верхних «этажах» — 18, 24 и 36-фунтовые пушки, стрелявшие чугунными сплошными ядрами. Такие «шарики» пробивали борта, корёжили мачты, надстройки.

Совсем другими ядрами «заправлялись» 68-фунтовые орудия, стоявшие на самом нижнем «этаже». Они были полыми, несли в себе большой заряд взрывчатых и горючих веществ. Взрываясь, бомбы производили огромные разрушения и пожары, раскаленные осколки выводили из строя множество людей.

16 ноября «Париж» прибыл к Синопу и лег в дрейф.

Нахимов приказал готовиться к атаке. У русских было восемь кораблей, у турок — шестнадцать, и они стояли под защитой береговых батарей. В составе вражеской эскадры были вооруженные пароходы, они могли атаковать парусники независимо от силы и направления ветра. Осман-паша не допускал и мысли, что русские посмеют войти в бухту.

Но утром 18 ноября на мачте флагманского корабля «Императрица Мария» взвился сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд».

Семьсот человек на «Париже» дружно готовились к сражению. С батарейных палуб убиралось все, что могло помешать комендорам, — бочки, бухты канатов. Плотники подтаскивали к бортам материалы для заделки пробоин: листовой свинец, деревянные пробки, пеньку. Для борьбы с пожарами приготовили помпы, брандспойты, маты с брезентом. Палубы обильно полили водой и посыпали песком. Затушили огонь на камбузе. Матросы раскрепили пушки, поднесли бомбы, картузы — длинные холщовые цилиндры с порохом.

Пользуясь свежим ветром, эскадра около полудня вошла на Синопский рейд. Впереди, полукругом, растянувшись почти на целую милю, стояли турецкие корабли. В центре виднелся 44-пушечный фрегат «Ауни-Аллах» под флагом адмирала Осман-паши, за ним дымил «Таиф».

На берегу стремглав бежали к орудиям артиллеристы, с кораблей доносились тревожные крики. Турки торопливо открывали порты — отверстия в бортах для стрельбы орудий.

На «Париже» неотрывно наблюдали за «Императрицей Марией»: там находился Нахимов, по его сигналу грянет бой.

Корабли подходили всё ближе к турецкой эскадре. Осталось не более трехсот метров... Пора бы! Но моряки знали завет Нахимова: «В морском деле близкое расстояние от неприятеля и взаимная помощь друг другу есть лучшая тактика».

Ровно в двенадцать на грот-брам-стеньгу «Императрицы Марии» пополз флаг. Наконец-то! Командиры кораблей приготовились отдать приказ об открытии огня. Но флаг показывал... полдень. Все поняли: Нахимов спокоен, уверен в победе. Полуденный флаг как бы говорил: не волнуйтесь, занимайте места согласно диспозиции.

В 12 часов 28 минут с «Ауни-Аллах» раздался выстрел, вслед за ним выбросили языки пламени все 475 турецких пушек. Под градом ядер русские корабли встали на якоря и начали бой.

«Париж», развернувшийся правым бортом против фрегата «Дамиад» и корвета «Гюли-Сефид», стрелял всеми своими «этажами». Но особенно страшен был огонь 68-фунтовых орудий. Разрывные бомбы ломали и поджигали корпуса кораблей, сносили орудия, рушили мачты.

На «Гюли-Сефид» начался пожар. Когда огонь подобрался к пороховому погребу, командир корвета Сали-бей прыгнул в воду. С криком «Спаси нас, аллах!» за борт бросились и матросы. Через несколько минут корвет взлетел на воздух.

«Париж» перенес огонь на «Дамиад» и береговую батарею. Вскоре горящий фрегат вышел из боевой линии и приткнулся к берегу. Тогда тяжелые орудия «Парижа» ударили по фрегату «Незамие», и тот запылал.

Воздух гудел от канонады. С обеих сторон в минуту производилось около четырехсот выстрелов. Бухта окуталась дымом, сквозь который прорывались яркие молнии, извергаемые жерлами орудий.

Турки сражались отчаянно. Даже горевшие корабли продолжали стрелять по русским судам. «Париж» получил восемнадцать пробоин, множество повреждений рангоута и такелажа.

«Нельзя было налюбоваться, — доносил впоследствии Нахимов, — прекрасными и хладнокровно рассчитанными действиями корабля «Париж». Я приказал изъявить ему свою благодарность, но не на чем было поднять сигнал: все фалы были перебиты».

Благодарность адмирала экипажу «Парижа» передал, подойдя на шлюпке к борту корабля адъютант. Весть о похвале Нахимова быстро разнеслась по кораблю. Пушки «Парижа» стали стрелять еще чаще.

За четыре часа боя «Париж» выпустил почти четыре тысячи снарядов.

Турецкие корабли горели, выбрасывались на берег, взрывались.

А где же Мушавер-паша — Адольфус Слейд? Пароход «Таиф» трусливо прятался за высокими корпусами турецких судов.

Когда большая часть кораблей Осман-паши была уничтожена, «Таиф» появился на передней линии. Турки воспрянули духом: теперь Мушавер-паша возьмет руководство сражением в свои руки и атакует неподвижно стоявшие русские парусники. Но «Таиф», оставляя клубы черного дыма, прорезал строй русских и пошел в... Константинополь. Вслед ему раздались проклятья.

Эскадра противника была полностью разгромлена, она потеряла только убитыми и утонувшими более трех тысяч человек. В плен попали адмирал Осман-паша, много офицеров и матросов.

У русских было 37 убитых и 233 раненых.

Синопский бой явился последним крупным сражением парусных кораблей и первым боем, в котором были применены тяжелые бомбичеокие орудия. Век деревянных судов кончился, они более не могли противостоять резко возросшей мощи артиллерии.

Барометр линейного корабля «Париж» принесла в музей родственница Владимира Ивановича Истомина, славного участника Синопского боя, героически погибшего при защите Севастополя.
Тайна «Усердного»

Однотрубный, с большими гребными колесами, с днищем, обитым медью... Среди сотен моделей различных судов, хранящихся в музее, модель парохода «Усердный», пожалуй, самая незаметная. Но это было не обычное судно: 8 июня 1855 года оно вышло победителем в поединке со ста одним вражеским кораблем.

В начале пятидесятых гадов прошлого столетия на военном пароходе «Усердный», приписанном к Кронштадтскому порту, все было загадочным. Судите сами. Кто на всех кораблях обучал «нижних чинов»? Конечно, унтер-офицеры, нередко пускавшие в ход не только крепкое словцо, но и линёк. А на «Усердном»? Действительный член Петербургской Академии наук Семен Борисович Якоби. К великому неудовольствию командира корабля, он каждое утро начинал нарушением уставных правил обращения с «нижними чинами».

— Добрый день, друзья! — так академик приветствовал матросов.

— Здравия желаем, господин статский советник! — отвечали ему так дружно и громко, словно бы самому командиру Кронштадтского порта.

Занятия были окружены тайной. Кронштадтцы видели: «Усердный» пыхнет дымком из трубы, зашлепает по воде колесами, выйдет на рейд, остановится, спустит шлюпки, постоит-постоит, потом снова пройдет немного и опять ляжет в дрейф. А в шлюпках копошатся матросы. Бог весть чего они делали...

Одни говорили: «Усердный» ищет затонувшие корабли, другие — прокладывает телеграфный кабель, третьи утверждали, что просто глубину измеряет... Но все сходились на одном: работает команда много. «Усердный» выходил в залив и в стужу, когда одежда на моряках обледеневала, и в такой туман, что с носа парохода едва виднелась корма.

Доволен был матросами Семен Борисович Якоби. Он восхищался, как они ловко работали на крутой волне с хрупкими «штучками». Нередко морякам приходилось много раз за день нырять на двух-трехметровую глубину и что-то там делать. И уж такие они мастера вязать узлы, а узлов требуется несчетно.

И академик совсем не по-уставному приговаривал: «Благодарствую, голубчик!» или: «Спасибо, дорогие!» От этих слов командиру корабля становилось не по себе: разбалует академик матросов.

Однажды, когда работа была выполнена особенно хорошо, Якоби перед строем заявил:

— Молодцы, господа!

Это нижним-то чинам! Командир негодовал, но замечания сделать не осмелился: статский советник по табелю рангов равен полковнику. К тому же действительно простые, черт возьми, мужики, а работу выполняют такую, которую не всякий его благородие осмыслит. И командир улыбнулся неожиданно для самого себя.

Тайна «Усердного» была разгадана в июне 1855 года.

Шла Крымская война. Осадив Севастополь, противник попытался нанести удар и на Балтике — захватить Кронштадт, прорваться к Петербургу.

Майским днем в Ораниенбаум прискакали на взмыленных лошадях всадники: они несли патрульную службу на южном берегу Финского залива.

— К Кронштадту идут англицкие и французские! Туча! Прямо со счета сбились!

Вскоре на горизонте показался лес мачт объединенной англо-французской эскадры. Воды залива вспарывали форштевни линейных кораблей, фрегатов и корветов, стучали колеса вооруженных пароходов, выбрасывали клубы черного дыма плавучие батареи, ощетинились орудиями канонарокие лодки. К Кронштадтской крепости шел 101 корабль, неся на своих палубах 2500 орудий.

Английскими кораблями командовал адмирал Дондас, французскими — адмирал Пено. Оба адмирала не сомневались: имея многократное превосходство в силах, они быстро овладеют русской крепостью и двинутся к Санкт-Петербургу. Тем более, что русские, видимо, не торопятся выходить из кронштадтской гавани, вокруг пустынно, вон дымит лишь какой-то пароходик с длинной трубой.

В пяти милях от Кронштадта эскадра остановилась, и от нее отвалили четыре быстроходных разведчика: «Мерлин», «Ферфляй», «Вультур» и «Бульдог». Они направились к русской крепости. Офицеры, подняв к глазам подзорные трубы, выбирали места для высадки десанта. «Мерлин» находился уже в двух с половиной милях от острова, когда под днищем вдруг тяжело и глухо рвануло; корабль так содрогнулся что офицеры, стоявшие на мостике, полетели на палубу.

— Адская машина! — завопил командир «Мерлина» Сулливан. — Мы напоролись на адскую машину!

«Волны закипели и разошлись в стороны со зловещим завыванием и можно было подумать, что пароход будет поглощен этой бездной», — вспоминал впоследствии участник похода.

Корвет остановился, началась паника. Командир приказал повернуть назад. И слова под кораблем раздался взрыв, от которого согнулись железные балки, крепившие орудия, а сорокапудовые бочки подпрыгнули.

По словам очевидца, судно «получило течь, бимсы и пояса сломаны, палуба пробита, и все, что было внутри корабля, страшно перемешалось, все мачты были сломаны, и корабль спасся только как бы чудом».

А в заливе один за другим прогремело еще несколько взрывов: подорвались «Ферфляй», «Вультур» и «Бульдог». Подорвались там, где в свое время так усердно трудился «Усердный», устанавливая мины Якоби, или, как тогда говорили, адские машины.

Погруженные в воду почти до самой палубы, с изуродованными мостиками и надстройками, с покосившимися мачтами вражеские корабли еле-еле доползли до своей эскадры...

В России мины появились еще в XVIII веке. Вначале их взрывали с берега при помощи нити, пропитанной горючим составом, а потом посредством электрического тока, шедшего по медному проводнику с берега. Но сколько проводов нужно было бы проложить с берега в залив для минного заграждения из сотни или больше мин? Пришлось бы, пожалуй, весь Кронштадт опутать проводами. Академик Якоби задумал такую мину, которая бы взрывалась от соприкосновения с корпусом корабля. И с помощью моряков «Усердного» он создал эту «самовоспламеняющуюся» гальваническую мину...

Вражеские адмиралы были ошеломлены. Потом решили выловить хоть одну «адскую машину» и узнать, как она устроена.

Матрасы нащупали и зацепили баграми скрытый метровой толщей воды конусообразный предмет, увенчанный двумя металлическими прутами, и осторожно выволокли его на палубу английского корвета. Один из офицеров злобно ударил стеком по металлическим усам. Грянул взрыв...

Потоптавшись недели две на месте, англо-французская эскадра отправилась обратно. А на Кронштадтском рейде дымил одинокий пароходик с высокой трубой.
Подвиг фрегата

«В половине первого часа пополудни с дальнего маяка подан был сигнал: вижу эскадру, состоящую из 6 судов; тогда в городе ударили боевую тревогу, на фрегат явился командир капитан-лейтенант Изыльметьев « Это строки из старинного корабельного журнала. Сами по себе они, может быть, не столь уж пристально приковывали бы внимание посетителей, если бы не пометка: «Фрегат «Аврора».

При слове «Аврора» в памяти возникает легендарный крейсер Великого Октября. Но чем же примечателен его «предок»?

В августовский день 1853 года из Кронштадта в далекое плавание уходил фрегат «Аврора». Его командир, капитан-лейтенант Иван Николаевич Изыльметьев, озабоченно посматривал на паруса, на палубу. Корабль водоизмещением в две тысячи тонн, имевший сорок четыре пушки, был уже не молод — он почти два десятка лет бороздил моря. Правда, недавно фрегат прошел капитальный ремонт, но корпус-то не заменишь. А путь предстоял далекий — через Атлантический и Тихий океаны к дальневосточным рубежам России.

Командир фрегата надеялся на выучку и выносливость экипажа — все триста человек были настоящими моряками, не раз встречавшимися с самыми злыми штормами. А те не сомневались в искусстве и мужестве Изыльметьева.

Атлантика встретила «Аврору» жестокой бурей. Фрегат кренился так, что под водой скрывались бортовые ограждения, рвались паруса.

Обогнув мыс Горн — самую южную точку Южной Америки, — «Аврора» весной 1854 года зашла в перуанский порт Кальяо. Моряки радовались предстоящему отдыху. К тому же фрегат нуждался в починке корпуса, обтяжке такелажа, пополнении запасов провизии и пресной воды.

В Кальяо стояла тогда англо-французская эскадра. Это насторожило экипаж «Авроры». Моряки узнали, что между Россией и Турцией прерваны дипломатические отношения, вот-вот начнется война и, уж конечно, Англия и Франция выступят на стороне Оттоманской империи. А они-то, оказывается, уже объявили войну России и командующий соединенной эскадрой контр-адмирал Девис Прайс получил приказ найти и уничтожить «Аврору», затем двинуться на Камчатку, захватить Петропавловск, разорить русские поселения на берегах Тихого океана.

Прайс потирал руки: русский фрегат сам пришел в плен. Уединившись со своими офицерами, адмирал обдумывал, как быстро захватить «Аврору». Эти русские, конечно, «по-доброму» не сдадутся, надо взять их врасплох.

На внешний рейд был послан вооруженный пушками пароход «Вираго» — отрезать путь фрегату, если тот решит вырваться в океан. Прайс был уверен — этого не произойдет: Атлантика здорово покорежила «Аврору». С таким такелажем фрегат не проплывет и сотни миль. А провизия, вода?

Тем временем Изыльметьев случайно узнал о замысле англичан. Срочно уходить! Но как? За фрегатом непрерывно наблюдают, однако не сдаваться же, не позорно же спустить флаг... Надо рискнуть!

Ночью матросы «Авроры» выбрали якорь, спустили на воду десятивесельные шлюпки. Гребцы тихонько погрузили весла в воду, налегли что было силы и начали буксировать фрегат за пределы рейда. Медленно, медленно исчезали силуэты неприятельских судов. Но вот они скрылись, «Аврора» поставила все паруса и как растворилась во мраке.

Фрегату предстояло пройти более девяти тысяч миль.

На Тихом океане бесились тайфуны. «Аврора» зарывалась бушпритом в волны, с трудом взбиралась на высокие водяные горы. Корабль содрогался от страшных ударов волн, корпус давал течь, моряки и день и ночь откачивали воду, заделывали разошедшиеся пазы.

Кончались сухари и солонина. Воды выдавалось по кружке в день.

Людей косила цинга. Тринадцать раз приспускался на мачте флаг, тринадцать авроровцев нашли свою могилу в морской пучине.

Но моряки не сдавались. Опухшие от голода, больные, они сутками не слезали с раскачивающихся над океанской бездной мачт, ремонтируя поврежденный штормами такелаж.

Так продолжалось долгих шестьдесят дней. Когда показался Петропавловск-Камчатский, более двухсот человек не могли встать. Бледный, еле державшийся на ногах Изыльметьев доложил командиру порта:

— Фрегат «Аврора» прибыл для защиты земли русской!

Жители Петропавловска, уже три месяца готовившиеся к отпору врага, восторженно встретили корабль. В городе имелось полтора десятка старых пушек, а тут сразу — сорок четыре. Только вот слабоваты бедняги-морячки...

Фрегат почти опустел: жители взяли больных домой, кормили свежим мясом, овощами, дикими ягодами. Вскоре матросы вернулись на корабль.

«Аврора» встала у входа в гавань. Двадцать два орудия левого борта были изготовлены для стрельбы по кораблям противника, а двадцать две пушки правого борта перетащили на берег: они встретят врага на подходе к бухте.

Качаясь на океанской зыби, корабли шли двумя колоннами: первую возглавлял английский 52-пушечный «Президент» под флагом контр-адмирала Прайса; вторую — французский 60-пушечный «Форт» под флагом контр-адмирала Феврие де Пуанта.

Прайс подсчитывал силы: 216 орудий, 2700 моряков, из коих 500 морских пехотинцев. А в Петропавловске всего лишь пара небольших судов — так сообщали американские китобои. Английский адмирал был настроен решительно. Черт подери, внезапным ударом он овладеет Петропавловском...

Одно омрачало Прайса — упустили «Аврору»... Ведь лично расставлял охрану, казалось, никто не может улизнуть незамеченным. Но вот же перехитрили русские, перехитрили! Однако как было фрегату дойти до Камчатки, имея столь тяжкие повреждения? Нет, чудес не бывает, фрегат дрейфует где-то здесь, в центре Тихого океана. Время от времени Прайс приказывал обшаривать океан.

17 августа 1854 года, во второй половине дня, сигнальные посты Петропавловска заметили вооруженный мортирами большой пароход под американским флагом. По кораблю нейтрального государства стрелять нельзя, но это же «Вираго» — тот самый, что сторожил «Аврору» в Кальяо...

Коварный Прайс попытался обмануть русских. Пароход приступил к промеру глубин, но когда к нему направился катер, полным ходом бросился наутек.

На следующий день вражеские корабли открыли шквальный огонь по порту. Прайс, сидя в своей роскошной каюте, находившейся в корме «Президента», ждал, когда защитники города выкинут белый флаг.

Петропавловск ответил ядрами. Больше всего досталось «Президенту»: у него разворотило корму, сбило мачту с адмиральским флагом.

Эскадра поспешила уйти в открытое море.

А Прайс, мечтавший одним ударом разделаться с русскими, был или убит ядром, или пустил себе пулю в лоб — так сообщали сами англичане.

Командование эскадрой принял де Пуант.

— Высадить десант! — распорядился он. — Морская пехота, вперед!

Английские морские пехотинцы в красных мундирах деловито прикрепляли к кожаным поясным ремням металлические наручники. На палубах так и позвякивало, словно бы в тюрьме.

Когда шлюпки направились к берегу, заговорили пушки «Авроры». Снаряды рвались в самой гуще десанта. И морская королевская пехота не выдержала, откатилась.

Утром 24 августа в наступление пошло около тысячи пехотинцев и моряков. Установленные на берегу пушки «Авроры» открыли огонь. Врагу удалось вывести из строя прислугу одного из орудий. Тогда к пушке встал командир батареи лейтенант Александр Максутов. Тяжело раненный, он нашел силы зарядить орудие и метким выстрелом потопить большой катер с десантом.

Захватчики, пользуясь численным преимуществом, напирали. Им удалось занять Никольскую гору, господствующую над портом. Над Петропавловском нависла смертельная опасность.

— Матросы — на берег! — приказал Изыльметьев. — В атаку!

Три отряда авроровцев сошли с фрегата и, поддерживаемые огнем его пушек, яростно бросились на врагов. Они разили их пулями, кололи штыками, сбрасывали с крутых склонов. Над горой гремело «ура». Бросая оружие, десантники в панике устремились к шлюпкам.

Берег был усеян ружьями, саблями, кинжалами. А под кустами валялось грязное полотнище — флаг английской морской пехоты.

Потеряв около четырехсот человек убитыми и ранеными, вражеская эскадра ушла в океан.

Россия восхищалась подвигом фрегата «Аврора».

И не только Россия.

«Борт одного только русского фрегата и несколько батарей оказались непобедимыми перед соединенною морской силой Англии и Франции, и две величайшие державы земного шара были осилены и разбиты небольшим русским поселением», — писал английский журнал «Юнайтед сервис мэгэзин».

А в 1901 году в Петербурге сошел на воду крейсер. Моряки решили увековечить память фрегата, имя его перешло к новому крейсеру. Отлили круглую бронзовую доску, прикрепили ее к надстройке. Надпись на доске гласила: «Авачинская губа. 24 августа 1854 года».

Прошло много лет. На флаге крейсера «Аврора» появились изображения орденов Красного Знамени и Октябрьской Революции. Имя крейсера с любовью произносят трудящиеся всех стран. Со всех концов планеты на него идут подарки, изготовленные руками простых людей.

На корабле создан музей. В нем не хватало лишь модели фрегата «Аврора». Моряки готовились ее сделать, как из Греции пришла посылка. Когда ее вскрыли, перед глазами предстала искусно выполненная модель героического фрегата. Ее изготовили в тюрьме греческие коммунисты и тайком от полиции переправили своим друзьям на волю. Они поручили им во что бы то ни стало доставить подарок на революционный крейсер, подвиг которого вдохновляет их на борьбу за свободу и счастье своего народа.

Секретный вояж

Рассматривая модель, не устаешь восхищаться — красив, до чего ж красив был этот корабль! Устремленный вперед корпус с длинным бушпритом, три, немного наклоненные назад, высокие мачты... Надпись на корме: «Варяг».

Нет, не крейсер, прославившийся в сражении с японской эскадрой, а корвет, предшественник крейсера, передавший ему свое имя. Он не участвовал в морских боях, но навсегда вошел в летопись той войны, которая, по словам В.И. Ленина, имела «величайшее, всемирно-историческое, прогрессивное и революционное значение».

Летом 1863 года капитан-лейтенант Лунд — командир 17-пушечного корвета «Варяг», стоявшего в Кронштадте, — получил приказ срочно списать на берег всех женатых моряков, а взамен принять холостяков. Это означало: кораблю предстояло плавание не на один год.

На «Варяг» зачастили комиссии из порта. Инженеры осматривали, остукивали и обнюхивали деревянный корпус и переборки.

Парусно-винтовой корвет, построенный год назад, находился в безупречном состоянии. Капитан-лейтенант Лунд лично наблюдал за... посолкой корабля. Да, да, еще на верфи корвет «солили» — накачивали во все пазы крепчайший соляной раствор. Даже на верхушке мачты выдолбили гнездо и заложили солью. Потому-то и не было ни сырости, ни плесени.

На корабль приехал командир эскадры контр-адмирал Лесовский. Все триста тридцать матросов и офицеров стояли во фронт. Адмирал прошел вдоль строя, внимательно вглядываясь в лица моряков. Молодец к молодцу, все как на подбор!

Затем заперся с командиром в каюте, стал экзаменовать командира. Что делать, если он отстанет от эскадры? Хорошо ли ему известны правила плавания в тумане? Как он намерен действовать в случае урагана?

Капитан-лейтенант был опытным офицером. Более двух десятилетий плавал на Балтийском и Черном морях. Участвовал в обороне Севастополя. За боевые отличия имел два ордена. Но сейчас ему пришлось туго — адмирал был придирчив, дотошен.

На «Варяг» грузили провизию и боезапас. День и ночь принимали корзины с углем, — на корвете, кроме парусного вооружения, была паровая машина мощностью в 360 лошадиных сил.

Капитан-лейтенант Лунд недоумевал: даже ему, командиру корабля, не сообщили, куда же пойдет «Варяг». Такого сверхсекретного похода никогда еще не бывало...

18 июля 1863 года «Варяг» вышел, как было сказано в предписании, к берегам Курляндии — сменить дозорный корабль.

И только в открытом море Лунду сообщили: курс — Нью-Йорк.

В Америке второй год шла гражданская война между Севером и рабовладельческими штатами Юта. Англия, боясь, что борьба против рабства, которую вели северяне, найдет отзвук в ее обширных владениях, всячески поддерживала мятежников-южан. Она посылала им корабли, оружие, боеприпасы, деньги. «Владычица морей» отправила войска в Канаду, она готовилась начать интервенцию.

Мятежники одерживали успехи. «Дело Севера проиграно», — злорадно писали английские газеты.

В то же время Англия и Франция бряцали оружием и на Востоке: недовольные ростом могущества России, они грозили ей нападением.

В этой сложной обстановке русское правительство и послало военные корабли в Атлантический океан. Пусть Англия подумает, что произойдет с ее торговым флотом, если она начнет войну против России или решится на интервенцию.

В Америку! На «Варяге», как и на других кораблях, эту весть встретили с большой радостью. Моряки горячо сочувствовали северянам, жестокое обращение с неграми в южных штатах вызывало у простых русских людей, недавно освободившихся от крепостного гнета, чувство гнева и возмущения.

«Варяг» плыл не один, через океан шли фрегаты «Александр Невский», «Пересвет», «Ослябя», корвет «Витязь», клипер «Алмаз».

Эскадра не заглядывала в порты, держалась подальше от торных морских путей. Шла с потушенными огнями, бесшумно — на кораблях даже склянки не отбивались.

Поход был тяжелым. Не раз попадали в свирепые штормы. Лопались паруса, срывало шлюпки, черпали бортами воду. Особенно жестокая буря разыгралась 30 августа 1863 года.

«Ветер дул с силой урагана, корвет шел под фор-марселями 12—13 узлов, — записал капитан-лейтенант Лунд. — Сила ветра была так велика, что, стоя на мостике, надобно было с силой отталкиваться от поручня, к которому прижимало; волнение было громадное; верхушки волн, срываемые ветром, неслись горизонтально».

Через несколько дней — снова жестокий шторм и ливень. Видимость упала настолько, что «Варяг» потерял эскадру. Но капитан-лейтенант уверенно держал путь к берегам Америки.

29 сентября 1863 года в заливе Гудзона прогремел артиллерийский салют. Русская эскадра в Нью-Йорке! Это известие изумило весь мир. Американцы восторженно встретили балтийские корабля, восхищались морской выучкой экипажей, сумевших скрытно, под носом у англичан, неизведанными курсами совершить переход через Атлантику.

По реке Потомак «Варяг» поднялся к столице — городу Вашингтону.

А через неделю новая весть: в Сан-Франциско прибыла эскадра из Владивостока под командованием контр-адмирала Попова.

Появление русских кораблей в Америке было полной неожиданностью для англичан. «Как мог королевский флот прозевать русских?» — негодовала газета «Таймс». Адмиралы оправдывались: на всех морских дорогах, по которым обычно ходят суда в Соединенные Штаты, дежурили дозорные корабли. «Может, они перелетели по воздуху?» — хмуро иронизировала английская газета.

Хорошо вооруженные, готовые к решительным действиям в океане, русские корабли охладили воинственный пыл британцев. Теперь и речи не могло быть ни о войне с Россией, ни об интервенции в Америке: эскадры произвели бы опустошение среди английских торговых судов.

Тысячи американцев посещали русских моряков, выражая благодарность за помощь. Газеты Вашингтона, Нью-Йорка и других городов пестрели заголовками: «Сердечная встреча русских», «Восторженная народная демонстрация», «Появление русского флота обеспечило Северный союз от вмешательства Англии», «Спасибо!»

С «Варяга» на родину шли письма. Капитан-лейтенант Лунд сообщал: «В Аннаполисе 2 февраля 1864 года возник пожар. С корвета были посланы пожарные партии с брандспойтами, ломами, топорами и концами. Матросы наши показали себя молодцами и заслужили похвалу американцев, выраженную в местной газете».

«Здесь каждый прохожий старается показать нам свою симпатию...»

«Корвет посетила депутация от генерального собрания штата Мариланда и пригласила нас посещать сенат и палату своего штата во всякое удобное для нас время».

Американцы наперебой стремились угодить русским. Однажды перед походом моряки решили взять на борт десяток голов скота: свежее мясо куда лучше солонины. Не все животные одинаково переносят качку, рогатые, например, худеют, заболевают. Самые стойкие мореходы — бараны и овцы, у них аппетит в любой шторм, в весе они не теряют. С «Варяга» попросили доставить баранов и быка. Американцы бросились на фермы: всем хотелось, чтобы у русских моряков в походе были отменные котлеты и бифштексы. И вот на палубу корвета вступил бык. Это был настоящий великан, — трап прогнулся под его мощной тушей. А бараны — упитаннее один другого.

Лорды английского Адмиралтейства злобно наблюдали за смелыми походами «Варяга». Они прокладывали на картах его курсы, изучали, прикидывали. Быстроходен русский корабль! За восемь суток при крупной зыби прошел 1620 миль. Изумительно! Начнись война, он быстро перекроет пути английских торговых судов.

А «Варяг» месяцами подряд продолжал крестить океан. Он сходил в столицу Уругвая Монтевидео, посетил Бермудские острова, побывал во многих портах Нового Света.

Эскадры покинули Америку, когда ей перестала угрожать всякая вероятность вмешательства Англии и явно обозначилась полная победа северян.

Морской министр Уэллес записал в своем дневнике: «Боже, благослови русских».

Как впоследствии утверждали историки, приход русских эскадр был для Севера значительной военной и моральной поддержкой. «В тягчайший час американской истории, когда целость Союза, а следовательно, вопрос мира во всем мире был в опасности, — писал историк Каллахэн, — одна рука в Европе протянулась к нам с горячей симпатией и доброй волей — из русских степей».

После гражданской войны из Соединенных Штатов прибыли в Кронштадт с визитом монитор «Миантономо» и пароход «Августа». От имени народа и конгресса Америки их экипажи выразили благодарность русским морякам за поддержку в борьбе с южанами-рабовладельцами.

А «Варяг» вернулся в Кронштадт в 1867 году. Он был настоящий мореход, этот корвет. Корабль побывал на Тихом океане, посетил заливы Ольга и Де-Кастри, порты Охотск и Петропавловск-Камчатский.

В 1870 году «Варяг» ходил вокруг Скандинавии в Архангельск, побывал на Новой Земле и в Исландии.

Но секретный вояж в Америку был самой лучшей страницей в его славной истории.
Золотое оружие

Острая, отливающая синевой сабля с богато украшенным эфесом и надписью: «За храбрость». Это — золотое оружие, которым был награжден Степан Осипович Макаров. Воображение сразу рисует могучую броненосную эскадру, которую ведет в бой прославленный флотоводец. Но это было потом... А почетную саблю Макаров получил, еще будучи лейтенантом.

Пассажирские, грузовые, рыболовные и другие мирные суда, как и люди, годные к военной службе, числятся в запасе. Сколько замечательных подвигов совершили моряки «пароходного ополчения» в годы Великой Отечественной войны! Они ставили мины, перевозили десантные войска, боролись с фашистскими подводными лодками, несли дозорную службу.

Пассажирские суда широко использовались в военных действиях еще в давние времена. На Черном море особенно отличился пароход «Великий князь Константин», мобилизованный в 1876 году.

Потерпев поражение в Крыму, Россия, согласно условиям Парижского мирного договора 1856 года, не могла держать военный флот на Черном море. Но спустя пятнадцать лет, когда Франция была разгромлена Пруссией и Англия, оставшись без своего прежнего союзника, не решалась в одиночестве «защищать интересы» султанской Турции, Россия вновь взялась за создание боевого Черноморского флота. Однако дело двигалось медленно. Между тем в Балканских странах началась освободительная борьба славянских народов против турецкого владычества. Россия не хотела остаться безучастной. Приближалась война... Но как воевать на море? У турок пятнадцать броненосцев, фрегаты, корветы, канонерские лодки, мониторы. А у русских всего лишь две «поповки» — два броненосных корабля круглой формы, названные по имени их строителя адмирала А.А. Попова, несколько деревянных корветов и шхун да торговые пароходы.

Командовавший турецким флотом англичанин Гоббарт-паша хвастал, что обратит в пепел русские порты, и с деланным огорчением добавлял: жаль, морских боев не будет — русские тихоходы, конечно, не отважатся сразиться с турецкими броненосцами...

В это время в Петербург поступил дерзкий проект лейтенанта Степана Макарова. Настолько дерзкий, что министерские чиновники удивлялись, как мог командующий Черноморским флотом адмирал Аркас направить сию фантастику на рассмотрение высочайших особ. Этот молодой офицер предлагал призвать на военную службу один из лучших пассажирских пароходов и доставлять на нем к вражеским базам... паровые катера, вооруженные шестовыми и самодвижущимися минами. По мысли лейтенанта, такой пароход сможет ночью незаметно подобраться к вражеской эскадре, остановиться на некотором расстоянии от нее, спустить на воду катера для внезапной атаки; затем катера вернутся к пароходу, он поднимет их на борт и полным ходом уйдет в свой порт.

Пароход, перевозящий пусть маленькие, но тоже пароходы!.. Такого еще никогда ни в одной стране не было. А не перевернется ли судно, приняв на свои «плечи» четыре паровых катера с запасом воды и угля?

Но лейтенант оказался на редкость настойчивым. Он слал и слал докладные с расчетами и схемами, предложениями и объяснительными записками. Он нашел поддержку у многих адмиралов и офицеров.

В декабре 1876 года Макарову наконец дали для его дерзновенных опытов пароход «Великий князь Константин». То было великолепное пассажирское судно: музыкальный и курительный салоны, роскошные каюты, повсюду цветы и ковры. Через неделю «новобранец» был приведен в должный воинский вид — «острижен, помыт, одет в матросскую робу». Это означало: все лишние вещи, которые могли загореться от попадания вражеского снаряда — ковры, портьеры, мягкая мебель, — к великой радости интендантов, переданы на берег, громадные усатые тараканы, сопровождавшие купцов в морских путешествиях, безжалостно истреблены; пароход выкрашен в серый цвет; на палубе установлены шесть орудий и приспособления для подъема и спуска минных катеров.

Под звуки оркестра на мачте взвился военно-морской флаг, и в состав Черноморского флота вступил первый в мире минный крейсер. У его бортов стояли катера: «Чесма», «Синоп», «Наварин», «Минер».

Крейсер вышел в море. Вначале не все удавалось: тросы лопались, шлюпбалки гнулись; поднимая катера на палубу, «Константин» угрожающе кренился. Но Макаров не отступал, без устали он тренировал экипаж, и вскоре моряки наловчились подхватывать и спускать катера на ходу и в качку.

12 апреля 1877 года началась война с Турцией. На «Константине» объявили «большой сбор». Экипаж корабля и команда катеров построились на верхней палубе.

— Мы идем топить турецкие суда, — обратился к морякам лейтенант Макаров. — Знайте и помните, что наш пароход — самый сильный миноносец в мире и что одной нашей мины достаточно, чтобы утопить самый сильный броненосец. Клянусь вам честью, что я не задумаюсь вступить в бой с целой турецкой эскадрой и что мы дешево не продадим нашу жизнь!..

В ответ раздалось «ура».

«Константин» направился к турецким базам. Подойдя к Батуму, он спустил катера на воду. Заметив большой турецкий пароход, моряки атаковали его. Но мина, увы, не взорвалась, и вражеский пароход удрал. Он-то и принес Гоббарт-паше весть о появлении страшилища с минными катерами на палубе.

В ночь на 29 мая 1877 года «Константин» подошел к турецкому отряду, стоявшему у Сулина так близко, что команды катеров, быстро спущенных на воду, слышали голоса турецких моряков, перекличку часовых. Катер подкрался и ударил миной в днище броненосца «Иджалие», в воздух поднялся столб воды и обломков.

Притонувший, искалеченный броненосец еле доплелся до Константинополя.

Взбешенный Гоббарт-паша со своими офицерами срочно разработал план поимки и уничтожения «Константина». «Пусть только еще раз появится в море!..» — грозился англичанин в феске.

А «Константин» не отстаивался на якоре. В начале августа 1877 года он снова был у кавказских берегов. И хотя в этом походе ему не пришлось использовать мины, крейсер совершил подвиг.

Случилось так, что отряд русских войск, направлявшийся по кавказскому берегу на фронт, попал в беду: турецкий броненосец взял под обстрел единственный проход через горы. Макаров ринулся на выручку пехотинцев.

Заметив «Константина», броненосец полным ходом пошел навстречу. Турки, как потом стало известно, были уверены, что они наконец-то расправятся с этим пароходом, который носит на своем борту страшные минные катера. Макаров повернул в море: сражаться с закованным в броню, обладающим дальнобойной артиллерией кораблем было бы неразумно. Турки могли расстрелять «Константина» с дистанции, вдвое превышающей дальность выстрела его пушек.

Макаров задумал отвлечь броненосец от перевала. Началась погоня. «Константин» развил максимальную скорость — 11 узлов. Броненосец настигал. В эти минуты машинисты «Константина» сумели выжать 12 узлов. Пароход дрожал и трясся как в лихорадке. Броненосец приотстал. Макаров уменьшил ход — пускай турки не теряют надежды, что догонят. Броненосец вновь рванулся вперед. Так лейтенант Макаров заманил турок далеко в море, а затем, воспользовавшись дождем, скрылся.

Тем временем русские войска благополучно совершили переход. «Колонну рассвет застал в сфере огня со стороны броненосца, — телеграфировал командир отряда в штаб армии. — Она была спасена от страшных потерь пароходом «Великий князь Константин».

Но экипаж бредил минными атаками. А выход в море приходилось откладывать: по ночам так ярко светила луна, что турки заметили бы русских на дальних подступах к своим базам.

Экипаж с нетерпением ждал ночи на двенадцатое августа, когда ожидалось лунное затмение. Оно поможет «Константину» скрытно и неожиданно совершить нападение на вражескую эскадру.

Поздно вечером 11 августа 1877 года «Константин» незамеченным подошел к Сухуму и в шести милях от берега спустил на воду все четыре минных катера. И когда диск луны покрылся тенью, катера рванулись в атаку на броненосец «Шевкет». И надо же такому случиться — в этот самый момент на берегу вспыхнул пожар. Пламя осветило катера. С броненосца раздались орудийные и ружейные выстрелы. Невзирая на огонь, катера смело атаковали «Шевкет». Катер «Синоп» прорвался к броненосцу и ударил его насаженной на шест миной. Послышался взрыв, высоко поднялся столб воды, и броненосец повалился на борт. А катера поспешили к «Константину»; подняв их на борт, крейсер быстро удалился.

Гоббарт-паша пришел в ярость. А тут вдобавок подняли шум английские газеты: сколько денег вложила Англия в создание турецкого флота, а где результаты? Какой-то русский пароход держит в страхе все турецкие корабли!

Гоббарт-паша поклялся султану утопить «Константина». В море отправилась пара мощных броненосцев. На мостике головного стоял английский офицер в красной турецкой феске — Монторп-бей. Хитрый англичанин не повел корабли в Севастополь; там можно было нарваться на «Константина», а это значило не только потерять солидный счет в оттоманском банке, но и, возможно, голову с феской. Обстреляв беззащитный приморский поселок Анапу, Монторп-бей удрал в Константинополь, и там сокрушенно доложил: «Константин» уклонился от встречи с моими кораблями.

Гоббарт-паша немедля настрочил в Лондон, в газету «Таймс», телеграмму: «Русские избегают встречи с моим флотом».

А Макаров готовился к новому походу. В ночь на 14 января 1878 года «Константин» направился к Батуму — там стояла эскадра Гоббарт-паши. В пяти милях от Батума Макаров остановился и спустил на воду катера «Чесму» и «Синоп».

Катера взяли курс в бухту. Вскоре моряки увидели сквозь туман семь турецких кораблей. Приблизившись к одному из них на пятьдесят метров, лейтенанты Зацаренный и Шешинский пустили торпеды, или, как в то время говорили, самодвижущиеся мины.

Почти одновременно раздались два взрыва, стена воды на мгновение заслонила торпедированный корабль. «Затем слышен был сильный треск от переломившихся частей судна и глухие вопли и крики многочисленной команды, — доносил Макаров о потоплении турецкого корабля «Интибах». — Пароход лег на правый борт и быстро погрузился на дно с большей частью своего экипажа. Громкие крики «ура» команд обоих катеров известили эскадру Гоббарт-паши, что его сторожевой пароход потоплен. От взрыва мин до того, как скрылись мачты, прошла одна или две минуты. Небольшая часть людей, оставшихся на поверхности, хваталась за плававшие обломки и разные вещи с утонувшего парохода, которые образовали около места потопления правильный круг».

Потопление «Интибаха» вызвало среди турок панику. Даже в своих портах они не чувствовали себя в безопасности.

Война закончилась победой. Было создано новое славянское государство Болгария, независимость обрели Сербия, Черногория и Румыния.

А «Константин» снова стал мирным, пассажирским пароходом.
Когда «Шутка» не шутит

— В нашем доме, — рассказывал молодой человек, — по проспекту Римского-Корсакова вмурованы в стену какие-то загадочные мраморные доски. Что-то на них написано, а что — не поймешь...

— Дом двадцать два?

— Он самый. Такой старинный, красного кирпича.

— А-а, понятно, понятно, — ответил сотрудник музея. — Да там до революции был гвардейский флотский экипаж. А мраморные доски... Впрочем, если хотите, пойдемте, и я покажу вам модель корабля, который «повинен» в появлении этих досок...

Глядя на модель, редкий посетитель удерживал улыбку. Улыбнулся и молодой человек: не кораблик, а прямо-таки рыба-меч, да и название-то «улыбчивое» — «Шутка».

Весной 1877 года разразилась война с Турцией, а вскоре русские войска вышли к Дунаю и стали готовиться к переправе через эту широченную, быструю реку. Им помогал прибывший из Петербурга отряд моряков гвардейского флотского экипажа. Матросы обучали солдат сооружать лодки и плоты, обследовали места, где предполагалось наводить понтонные мосты.

Турецкий султан самоуверенно заявил: русской армии не преодолеть Дунай. У него, султана, на этой реке сорок шесть кораблей. И каких! Броненосные корветы, мониторы, канонерские лодки, вооруженные пароходы. А у русских ни одного. Что тут сделают моряки, даже если они и гвардейцы?

Но с Балтийского флота один за другим на Дунай по железной дороге следовали паровые и гребные катера. Здесь их вооружили восьмиметровыми шестами, на конце которых крепили медные цилиндры, начиненные взрывчаткой. Чтобы взорвать вражеский корабль, нужно было ткнуть цилиндром-миной в его днище, воспламенив заряд электрическим током. Носовой шест назывался таранным, а кормовой — несколько комически: лягательным.

Конечно, атака шестовыми минами требовала недюжинной отваги. Нужно подойти к вражескому кораблю почти вплотную и, конечно, под огнем. К тому же взрыв мог повредить и сам катер.

Катера носили имена боевых кораблей Балтики, которым они принадлежали: «Петр Великий», «Кремль», «Варяг», «Не тронь меня», «Генерал-адмирал».

Ждали еще катер, предназначенный гвардейцам, но он почему-то запаздывал. Наконец Петербург сообщил: «Отправлена шутка». Подумали — телеграфная ошибка. Но на исходе мая матросы увидели огромную колымагу, которую с трудом волокла по ухабистой дороге шестерка ломовых лошадей. На повозке стоял привязанный канатами катер «Шутка».

За колымагой скрипели телеги, груженные черной трубой, паровым котлом, машиной, якорем.

Гвардейцам достался прогулочный катер. Полированное дерево каюты, изящные скамейки — все говорило о том, что он был рожден отнюдь не для боевой службы.

Экипажи других судов свысока посматривали на «Шутку». За ними, мол, громкая слава знаменитых кораблей, дальние походы, а на этой «Шутке» каталась петербургская знать по Неве и взморью, только и всего. «Надо б сменить название, — сокрушались моряки, — негоже кораблю такая кличка». Но гвардейцы отмахнулись:

— Ладно, и так хорошо! «Шутка» шутить не будет.

Восемь моряков — команда «Шутки» — старательно готовились к предстоящим боям: установили котел и паровую машину, способные дать одиннадцатитонному кораблику скорость в шестнадцать узлов; приделали к носу козырек от волн; прикрепили к бортам железные листы — защита от пуль. Труба, отводившаяся с помощью веревки назад (для прохода под невскими мостами), позволяла «Шутке» маскироваться среди прибрежных кустов и камышей.

И вот «Шутка» развела пары, матросы насадили на кончик шеста цилиндрическую мину...

Как раз в те дни у матросов-гвардейцев гостил известный художник Верещагин; он писал картины о войне. Узнав, что «Шутка» отправляется в боевой поход, Верещагин попросился на катер.

— Я вам не буду помехой, — убеждал Василий Васильевич. — Флотское дело знаю, пригожусь...

Верещагин в свое время окончил Морской корпус. Командир охотно согласился пополнить экипаж катера моряком-художником.

Рано утром 7 июня 1877 года отряд катеров направился к острову Мечка ставить минное заграждение в районе, намеченном для переправы русских войск. Из турецкой крепости Рущук тотчас выбежал пароход «Эрекли» с восемью пушками и сотней солдат на борту. Пароход шел самым полным, явно намереваясь смять катера.

Еще немного, и он врежется в вереницу катеров и шлюпок, потопит их, а солдаты перестреляют матросов.

Орудия «Эрекли» открыли по русским катерам стрельбу.

Вдруг у берега, заросшего камышами, поднялась высокая черная труба; густо задымив, она двинулась к середине реки. Через минуту показался и корпус катера. То была «Шутка».

Командир «Эрекли» криво улыбнулся: куда эдакой крошке тягаться с его пароходом! Но что такое? Кроха опустила шест с миной в воду.

— Весь огонь по катеру! — рявкнул командир.

Вода вокруг «Шутки» вскипела от картечи, по бортам, по машине, по палубе защелкали пули. Верещагина — он помогал матросам управиться с шестом — ранило в ногу; тяжело контузило механика Болеславского... Пробоина в носу, в левом борту... Но «Шутка» упрямо приближалась к пароходу. Оставалось несколько десятков метров.

Командир «Эрекли», оцепенев, судорожно сжимал поручни мостика. Солдаты, крича «Аллах!», «Аллах!», стали бросаться за борт.

Глухой удар в днище, но взрыва не последовало: пули перебили электрический провод. Положение было отчаянное. В пробоины с силой била вода. В поврежденном котле упало давление. Течение прижимало катерок к пароходу. Вот-вот турки начнут прыгать на его палубу. И только огонь из пистолетов, который вели Верещагин и Болеславский, заставлял турок как ужаленных отскакивать от борта.

Кое-как матросам все же удалось оттолкнуть катер от «Эрекли». Испуганный командир парохода не стал преследовать «Шутку», а поспешно повернул к крепости.

У берега «Шутку» восторженно встретили солдаты и матросы.

«На катере было собрано десять фунтов свинца от пуль, расплющившихся при ударе о железо, — писал современник. — А сколько пролетело мимо?»

Матросы быстро отремонтировали катер и опять пошли «шутить» с турками. 11 июня 1877 года они встретили монитор, пытавшийся напасть на русские катера, и рванулись в атаку. Монитор бешено отстреливался. Производя очередной маневр, «Шутка» выскочила на прибрежную отмель. Турки, не мешкая, навели на неподвижно стоявший катер орудия. Но гвардии матрос Антонов, великан и силач, прыгнул в воду и, поднатужившись, спихнул катер на глубину. «Шутка» опять ринулась к монитору, но тот, не приняв боя, бежал под прикрытие крепости Рущук.

«Шутка» надежно прикрывала переправы русских войск через Дунай, буксировала плоты и понтоны, несла сторожевую службу. Завидев катер, турецкие корабли пускались наутек.

В 1878 году за храбрость и мужество, проявленные в боях, матросы «Шутки» получили впервые учрежденный отличительный знак гвардии — оранжево-черные ленты для бескозырки. Оранжевый цвет — символ пламени, а черный — порохового дыма{4} .

После войны гвардейцы укатили в Петроград.

Но солдаты не забыли отчаянных матросов. Долго гадали, какой бы трофей послать морякам в знак признательности за выручку в боях. И решили подарить им мраморные герб и доску, которые украшали главные ворота турецкой крепости Рущук. На доске были высечены стихи: мол, эта крепость — неприступная твердыня, через ее ворота никогда не пройдет ни один противник султана.

— А мы с матросами прошли! — говорили солдаты, снимая с арки каменные регалии.

А может, доску извлечь из стены дома, где раньше квартировал гвардейский экипаж да и поместить в музее?

Мы не раз подумывали об этом. Но решили все-таки оставить ее на старом месте, а рядом поместили небольшую табличку с надписью: «Подарок от солдат матросам-гвардейцам в знак боевой дружбы. 1877— 1878 гг.».
Подводный велосипед

Xотите посмотреть велосипед весом в шесть тонн, с багажником для опаснейшего груза? Да, да, были и такие! Один из них — он защищал морские ворота Петербурга — ныне стоит в музее.

Летом 1877 года, когда бушевала русско-турецкая война, на борт вооруженного парохода «Веста» поднялся быстрый худощавый человек с живыми пытливыми глазами.

— Волонтер Степан Джевецкий, — доложил он.

Волонтерами назывались добровольцы. Двадцатичетырехлетнему инженеру Джевецкому очень хотелось участвовать в морских боях с турками и, главное, поближе познакомиться с флотом. Он вырос на берегу моря, с детства полюбил корабли, а когда окончил техническое училище, изобрел несколько навигационных приборов.

Офицеры «Весты» радушно приняли волонтера. Молодец, полезные инструменты создал для флота! Только вот напрасно, совсем напрасно тратит время на изобретение подводной лодки. Многие пытались создать ее, а что вышло? Нет в русском флоте подводных лодок и не будет!

Подлодка непременно заблудится в морской пучине, утверждали скептики. И, не видя ничего впереди, идя на ощупь, она, чего доброго, взорвет свой же корабль. Нет, напрасно этот умница Джевецкий тратит время!

А волонтер считал — и с ним соглашались некоторые офицеры, — что подводная лодка станет грозным оружием будущих войн. Скрытно подойдя к вражескому кораблю под водой, она нанесет неожиданный и неотразимый удар... И вечерами Джевецкий что-то чертил, что-то рассчитывал.

11 июля 1877 года «Веста», крейсируя у берегов противника, встретила броненосный корвет «Фетхи-Буленд». Корвет превосходил пароход и артиллерией, и скоростью. Но команда «Весты», к удивлению, а затем и негодованию турок, не спускала флага — она вступила в бой.

В машинное отделение доносился грохот канонады, корпус содрогался от близких разрывов. По переговорной трубе то и дело поступали приказы об изменении скорости хода. Джевецкий быстро выполнял команды, он понимал: «Веста», маневрируя, уклоняется от снарядов.

Инженер-механик одобрительно поглядывал на волонтера: парень не робкого десятка. А Джевецкий думал: «Эх, подобраться бы к корвету под водой и взорвать».

Пять часов длилось сражение. Половина экипажа была убита или ранена, но «Веста» понудила корвет к отступлению.

Джевецкому за этот бой вручили Георгиевский крест.

— Конечно, — говорил Джевецкий, — конечно, бой-то мы выиграли. Но корвет все-таки остался жив. А вот имей бы мы подводную лодку...

Джевецкий знал, что над созданием ее за рубежам давно бьются. Предлагались лодки, двигающиеся сжатым воздухом. На других применялись весла-лопатки, напоминавшие утиные лапки, высунувшиеся из корпуса. На третьих винт вращали вручную. Но все это имело крупные недостатки: отработанный воздух пузырями взлетал на поверхность, выдавая местонахождение лодки; через кожаные манжеты в отверстиях для весел проникала вода, а вращать винт вручную было впору разве что галерным рабам...

Нет, нужен двигатель простой, удобный, надежный.

Через год после боя «Весты» на Одесском рейде произошло загадочное событие — взлетела в воздух большая баржа. Высылавшие на берег жители наперебой высказывали самые различные догадки. Но только немногие — члены специальной комиссии, внимательно наблюдавшие за рейдом, — знали истинную причину взрыва.

А произошло следующее. К барже подплыла пятиметровая железная подводная лодка. В ее чреве сидел... один человек. Он вовсю жал на педали велосипедного типа, а те через передачу вращали вал, на котором находился винт.

На уровне глаз подводного плавателя имелась башенка-рубка с иллюминаторами. За толстыми стеклами в зеленоватом мраке были видны стаи рыб, днище баржи, обросшее ракушками.

Из башенки высунулись руки в резиновых перчатках с резиновыми же нарукавниками. Они отстегнули от «багажника» мину и с помощью крючков прикрепили ее к подводной части баржи. Затем командир что было сил нажал на педали, лодка стала отходить, вытравливая электрический провод. Отплыв на безопасную дистанцию, подводник включил электрический заряд, питавшийся от небольшой аккумуляторной батарейки, мгновение спустя раздался взрыв...

Командир открыл вентили баллонов сжатого воздуха, раздалось шипение, воздух вытеснил воду из балластной цистерны — и лодка всплыла. Откинулся люк рубки, показался улыбающийся молодой человек. Ну, вы, конечно, давно догадались: это был Степан Джевецкий — конструктор, строитель и командир подводного велосипеда.

«Подобная лодка вполне пригодна для практических военных целей», — решила комиссия.

Через несколько месяцев Джевецкий построил лодку с четырьмя «велосипедистами», снабженными двумя минами. Она стала ходить быстрее. Усовершенствованный перископ позволял командиру наблюдать за поверхностью моря.

На лодке впервые была устроена регенерация — очистка воздуха: насос гнал испорченный воздух через раствор едкого натра, а тот поглощал углекислоту.

Подводный «велосипед» приняли на вооружение. В 1879—1881 годах в Петербурге построили пятьдесят таких лодок: тридцать четыре отправили железной дорогой на Черное море, шестнадцать оставили оборонять морские подступы к Петербургу.

Морские державы Европы встревожило появление в России столь большого количества подводных лодок. Ведь эти «малютки» можно поднять на борт парохода, доставить в любой район и опустить на воду. Додумались же русские возить на пароходе «Константин» минные катера.

А Джевецкий продолжал работать. В 1884 году он заменил «велосипедистов» электромотором мощностью в лошадиную силу с питанием от аккумуляторной батареи. Это была первая в мире подводная лодка с электродвигателем...

А потом сбылись и опасения зарубежных адмиралов, считавших, что русские могут перебрасывать «малютки» на судах в другие районы. В 1900 году на пароходе «Дагмар» одна из лодок Джевецкого «поехала» из Либавы в Порт-Артур. Капитану транспорта было сказано: лодку не скрывать, непременно зайти в японский порт Нагасаки, чтобы там ее заметили.

Переброска лодки за десять тысяч миль была сенсацией.

В Порт-Артуре к лодке пристроили два аппарата для стрельбы торпедами.

А что же с изобретателем подводного «велосипеда» Степаном Джевецким? Волонтер с «Весты» прожил девяносто пять лет — он умер в 1939 году, — создал ряд других, более совершенных подводных лодок.
«Пойдем смело в бой»

Удивительный путь совершили многие реликвии, прежде чем попали в музей. Небольшой шлюпочный флажок находился в январе 1904 года на крейсере «Варяг», он — свидетель героического сражения, о котором поется в бессмертной песне:

Наверх вы, товарищи! Все по местам!
Последний парад наступает.
Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,
Пощады никто не желает!

А поступил этот флажок из... редакции французской газеты «Пти паризьен» ( «Маленький парижанин»).

Когда началась русско-японская война, крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» стояли в нейтральном корейском порту Чемульпо. Командовал крейсером капитан первого ранга Всеволод Федорович Руднев.

26 января 1904 года к порту подошла японская эскадра — шесть крейсеров и восемь миноносцев. Контр-адмирал Уриу прислал Рудневу ультиматум: либо русские корабли выйдут в море и сдадутся в плен, либо он расстреляет их в порту.

Два против четырнадцати! Но русские матросы не испугались.

Утром 27 января на палубе крейсера построились комендоры, машинисты, трюмные, рулевые, сигнальщики, электрики.

— Братцы! — обратился к ним Всеволод Федорович. — Мы вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна ни была. Мы не сдадим ни крейсера, ни самих себя и будем сражаться до последней капли крови. Пойдем смело в бой!

Экипаж — 570 моряков — ответил громовым «ура!».

«Варяг» снялся с якоря и взял курс в море. За ним следовал «Кореец».

На рейде стояли иностранные военные корабли. Команды французского крейсера «Паскаль», итальянского «Эльба» и других судов восхищались храбростью русских моряков. Французы приветствовали «Варяга» мощным «ура!», итальянцы исполняли русский марш. Только на палубе американской канонерской лодки «Виксбург» было безлюдно.

Японская эскадра рванулась наперерез «Варягу». На мачте адмиральского броненосного крейсера «Асама» взвился флажной сигнал: новое предложение сдаться.

«Варяг», не отвечая, продолжал идти навстречу врагу.

— Стрелять по «Асаме»! — приказал Руднев. — Бронебойными!

Шестидюймовые снаряды кромсали японский флагман. Контр-адмирал Уриу растерялся: он торжественно обещал императору привести новейший русский крейсер в качестве трофея. А тут... Русские снаряды снесли мостик, повредили кормовую башню, вызвали пожар... Убит командир «Асама», сражены осколками десятки матросов.

Море вокруг «Варяга» бурлило от взрывов снарядов. Крейсер получил множество прямых попаданий, на палубе лежали убитые. Разрушения в корпусе оказались настолько тяжелыми, что продолжать сражение было немыслимо. Моряки решили открыть кингстоны, чтобы «Варяг» не попал в руки врага.

На помощь варяжцам — среди них было около двухсот раненых — вышли катера и шлюпки с иностранных кораблей. Только американцы не принимали никакого участия в спасении героев. Когда одна из шлюпок, наполненная ранеными, поравнялась с канонерской лодкой «Виксбург», с мостика послышался резкий окрик ее командира капитана второго ранга Маршалла: «К борту не подходить!»

Зато горячее участие в спасении наших моряков приняли французы. Кочегар крейсера «Паскаль» Эжен Салон под обломками разрушенной надстройки нашел кока Степана Прилешского, истекавшего кровью. Салон наскоро перевязал матроса, перетащил его на катер.

Но когда катер отошел от «Варяга», Прилепский неожиданно бросился в воду и поплыл к покачивающейся на волнах, изрешеченной осколками снарядов шлюпке, на корме которой развевалось небольшое белое полотнище с синим крестом.

— Флаг! — кричал Прилепский. — Надо снять флаг!

Эжен Салон не знал русского языка, но понял: матрос не хочет, чтобы врагу достался даже маленький шлюпочный флажок. Что ж, благородно! Но русский очень ослабел, его может затянуть в водоворот. И французский матрос поплыл на помощь смельчаку.

Сняв со шлюпки флаг, Прилепский, бережно поддерживаемый Салоном, снова взобрался на катер.

Прилепского доставили в госпиталь. Спасенный флаг он спрятал на груди, под форменкой.

Эжен Салон часто навещал друга. Увы, здоровье его ухудшалось. В один из дней 1904 года Прилепский передал Салону спасенный флаг.

— Его нужно вернуть в Россию, — сказал он. — Обещаешь это сделать?

— Флаг будет возвращен на твою родину! — ответил Салон.

Когда крейсер «Паскаль» вернулся во Францию, Салон направился в редакцию газеты «Пти паризьен», поведал о подвиге русского друга. Газета опубликовала его рассказ, а флаг «Варяга» передала русскому посольству в Париже, откуда он и был доставлен в музей.

А что с «Варягом»? Японцы подняли его и в 1916 году продали России. В начале 1917 года «Варяг» совершил переход в Англию для капитального ремонта. Когда в Ливерпуль, где стоял крейсер, пришла весть о победе Октябрьской революции, матросы объявили корабль частицей Советской республики. Лорды приказали тотчас арестовать команду, а крейсер включили... в состав королевского флота.

На запросы советских властей английские правители отвечали враньем: то «Варяг» якобы потоплен немецкой подводной лодкой, то вроде бы разбился на камнях... Так и не вернули лорды молодой Советской республике легендарный русский корабль.

Имя «Варяг» стало синонимом мужества и верности флагу. Ныне на Тихом океане плавает советский ракетный крейсер «Варяг». Гвардейский флаг, поднятый на нем в день вступления в строй, выставлен в музее рядом с маленьким флажком, спасенным Степаном Прилепским.


О чем напомнила картина

В рассветном полумраке над вспененным морем сверкают вспышки орудийных выстрелов. Русский корабль «Страшный» ведет неравный бой с шестью японскими. Картина изображает сражение 13 апреля 1904 года. История поступления батального полотна в музей необычна, но об этом позже...

По традиции имя особо отличившегося корабля в свое время присваивается новому боевому судну. Со «Страшным» произошел единственный в летописях русского флота случай, когда подвиг его был увековечен в названиях... четырех боевых кораблей.

Темным, пасмурным апрельским вечером 1904 года из Порт-Артура вышло восемь русских миноносцев. Боевой приказ гласил: разыскать и атаковать японские корабли.

В отряде шел и быстроходный миноносец «Страшный». Им командовал капитан второго ранга Константин Юрасовский.

(И эсминец, и командир были новичками на этом театре военных действий. Доставленный из Петербурга по железной дороге частями, 240-тонный корабль был собран в Порт-Артуре и всего лишь два месяца назад вступил в строй. Тогда-то и принял этот эсминец Юрасовский, прибывший с Балтики, где плавал двадцать лет; в Кронштадте остались его жена и семеро детей).

Миноносцы шли с потушенными огнями. Командир и сигнальщики «Страшного» пристально всматривались в сырую темень. Одновременно не упускали из виду силуэт впереди идущего корабля.

Над морем низко нависли тяжелые тучи. Потом полил холодный сильный дождь. Толстые струи хлестали по лицам моряков, стоявших у орудий и торпедных аппаратов. Переваливаясь с вала на вал, миноносец продолжал путь.

Вскоре видимость уменьшилась настолько, что впереди идущий корабль скрылся за полосой дождя. Юрасовский продолжал вести корабль по прежнему курсу.

Когда ливень немного утих, моряки увидели лишь темную линию горизонта: кораблей не было. Может быть они прибавили ход, может быть, изменили курс...

Несколько часов «Страшный» бороздил море. Потом сквозь дождь и мрак сигнальщики заметили шестерку кораблей. Свои? С мостика «Страшного» замигал фонарь: кто идет, сообщите пароль. Ответа не последовало. Не разобрали сигнал?

Через полчаса забрезжило. Юрасовский снова запросил пароль. Ответом были... орудийные выстрелы! Японцы! Они намеренно не ответили на первый запрос, чтобы заманить русский корабль подальше в море.

Четыре орудия «Страшного» послали снаряды концевому вражескому миноносцу. С горящим мостиком и сбитой мачтой тот отвалил в сторону.

Ведя сильный огонь, японцы ринулись окружать русский миноносец.

— Матросы! — воскликнул Юрасовский. — Погибнем, но не сдадимся!

Снаряды рвались рядом, засыпая эсминец осколками.

Вдруг близ мостика раздался взрыв, вслед — другой, и «Страшный» повалился на левый борт.

— Убит командир! — пронеслось по кораблю.

Командование миноносцем принял лейтенант Малеев.

Орудия «Страшного» продолжали стрелять. То на одном, то на другом японском корабле взлетали обломки надстроек. Но и в русский миноносец попало уже около десятка снарядов. Горели каюты, из пробоин в палубе валил густой пар. Внутри корабля было сплошное железное месиво, лишь в одном котле клокотало пламя. Инженер-механик Павел Дмитриев, казалось, чудом заставлял покалеченную машину вращать гребные винты.

Японский корабль приблизился к «Страшному» в надежде пленить его...

— Минный аппарат к выстрелу изготовить! — крикнул лейтенант Малеев.

Он сам встал у аппарата и, когда вражеский корабль оказался в прицеле, дернул спусковую рукоятку. Торпеда, шипя, скользнула в воду и стремительно пошла на японца. Тот рванулся вперед, но поздно: торпеда врезалась в борт, гулко грохнул взрыв, корабль окутался дымом и паром.

К «Страшному» направился еще один японский корабль. Моряки бросились к кормовому аппарату, прицелились, но в торпеду попал снаряд, и все, кто были на корме, погибли.

Шла сороковая минута сражения.

Инженер-механик Дмитриев убит, — доложили Малееву.

А вскоре вышла из строя последняя машина. «Страшный» потерял ход. Японские корабли снова сунулись к нему, рассчитывая пленить. Но израненный, весь в пламени миноносец отогнал их орудийным и пулеметным огнем. Стреляли лишь две уцелевшие пушки. У одной из них — пятиствольной, захваченной моряками «Страшного» на японском судне месяц назад, — действовал тяжело раненный лейтенант Малеев. Он бил и бил по японцам до тех пор, пока не упал на палубу, сраженный осколком.

Палубу эсминца усеяли убитые и раненые. Оставшиеся в живых вели огонь по противнику из пулеметов, не давая возможности японцам подойти к кораблю. Тем временем мичман Андрей Акинфиев сжигал сигнальные книги и секретные карты — они не должны попасть в руки врага. Разорвавшимся снарядом Акинфиев был убит. Старший рулевой Владимир Баранович быстро сунул документы в мешок, прикрепил балластину и швырнул за борт.

«Страшный» погружался...

И вдруг японские корабли бросились наутек — к погибавшему миноносцу шел крейсер «Баян».

На месте боя «Баян» подобрал всего лишь пятерых израненных моряков, остальные — их было пятьдесят один — погибли вместе со «Страшным».

Весть о подвиге его экипажа облетела Россию. Повсюду начался сбор средств на постройку нового боевого корабля, который бы носил это славное имя.

Спустя год в штат кораблей Балтийского флота зачислили эскадренный миноносец «Страшный». Он был почти втрое крупнее предшественника.

В тот же день — 15 апреля 1905 года — в состав Балтийского флота был включен новый эсминец «Инженер-механик Дмитриев», а в Сибирскую флотилию — «Капитан Юрасовский» и «Лейтенант Малеев». Два последних корабля были построены в Петербурге, доставлены по железной дороге во Владивосток, там собраны и опущены в море.

Накануне Великой Отечественной войны Краснознаменный Балтийский флот получил первоклассный эскадренный миноносец, на борту которого сияли литые медные буквы: «Страшный». Экипаж его защищал морские подступы к городу Ленина, огнем орудий уничтожил множество фашистских солдат, танков, бронемашин.

А чем же примечательна история картины, отображающая бой «Страшного» в Японском море? Ее написал ученик знаменитого Айвазовского Сахаров, написал вскоре после боя по рассказам непосредственных участников. А музею подарила картину семья героя — лейтенанта Е.А. Малеева: да ведают потомки, как сражались наши моряки.
Портрет командира

— Фотографию отца? — На другом конце провода задумались. — Ну что ж, согласен! В ближайшие дни возьму машину, привезу.

На «Авроре» недоумевали: машина для фотопортрета?

А все началось от того дня, когда к трапу крейсера подошел седоусый старый человек.

— Бывший электрик «Авроры» Андрей Павлович Подлесный, — представился он часовому. — Приехал в Ленинград посмотреть родной корабль. Разрешите подняться на палубу?

Часовой вытянулся, взял карабин, «на караул» и впился глазами в пришедшего. Сколько раз он слышал о подвиге Подлесного в Цусимском сражении — подвиге, спасшем корабль. Герой, оказывается, жив...

Через несколько минут о приезде Подлесного знала вся команда. Каждому хотелось посмотреть на человека, имя которого навсегда вошло в летопись корабля.

У дверей каюты боевой и революционной истории крейсера, которую осматривал Андрей Павлович, толпились матросы.

Потом была встреча в кубрике.

— Понравился мне ваш музей, — сказал Подлесный, — только вот об участии «Авроры» в Цусимском сражении материалов маловато. А ведь даже в том безнадежном бою команда крейсера геройски выполняла свой долг. И в этом немалая заслуга командира капитана первого ранга Егорьева, погибшего тогда смертью храбрых. Боевой был офицер, крепко уважали его матросы. Надо обязательно поместить в музее его портрет.

В дождливый октябрьский день 1904 года «Аврора» в составе 2-й Тихоокеанской эскадры вышла из Либавы на Дальний Восток сражаться с японцами. На ее мостике стоял капитан первого ранга Евгений Романович Егорьев — старый, опытный моряк. Он хмурился: странно выглядела наспех укомплектованная, слабо обученная эскадра. «Аврора» да еще несколько кораблей — хороши, а остальные — допотопные скороходы. «Мы похожи на конвойных большого верблюжьего каравана», — с грустной усмешкой сказал он вахтенному офицеру, обозревая растянувшуюся на несколько, миль вереницу «престарелых» броненосцев, громоздких транспортов, санитарных судов, буксирных пароходов.

В Танжере к «Авроре» подошел английский миноносец. Рядом с его командиром стоял адмирал. А флага адмиральского на мачте не было... Егорьев громко возмущался грубым нарушением морской традиции.

— По-воровски, тайно приблизиться к эскадре, подглядеть и, конечно, сообщить японцам... И это делают моряки, кичащиеся своим рыцарским благородством...

Знал командир «Авроры», что впереди смертельный бой, и упорно готовил к нему команду. То и дело на крейсере звучал горн, сигналы боевой тревоги звали матросов к орудиям.

Егорьев дотошно проверял, как быстро подаются из погребов снаряды, насколько точно комендоры наводят пушки. Лазил в кочегарки, в трюмы, наблюдая учения по заделке пробоин, по тушению пожаров.

Все удивлялись неутомимости командира. Когда он только отдыхает? И всегда бодрый, с белоснежным воротничком, подтянутый.

Моряки уважали Евгения Романовича за человечность: никогда не повысит голос на матроса, во всем разберется справедливо. Среди офицеров и кондукторов были любители по всякому поводу пускать в ход кулаки, но они боялись Егорьева, знали — не простит издевательства над «нижними чинами», спишет с корабля.

Поход был тяжелым. Изнурительные погрузки угля, недостаток пресной воды, плохое питание делали жизнь матросов невыносимой. Но они самоотверженно несли службу. Евгений Романович не раз спускался в кубрики, чтобы поблагодарить их за верность воинскому долгу. И теплее становилось на душе у людей: командир ценит их труд. А они не подведут в бою...

Вся команда знала, что Егорьев с нетерпением ждет встречи с единственным сыном, служившим во Владивостоке мичманом на броненосном крейсере «Россия». Евгений Романович открыто радовался и гордился, что Всеволод пошел по его стопам, что будет продолжена в русском флоте фамилия Егорьевых. Только вот писем от мичмана давненько не было. Известно, Владивостокский отряд крейсеров, в составе которого плавала «Россия», подолгу не стоял в гавани. Как-то показал себя в боях молодой Егорьев?..

В ночь на 13 мая 1905 года эскадра подходила к Цусимскому проливу. Радисты крейсера доложили командиру, что в эфире непрерывно слышатся сигналы японских радиостанций. Значит, враг рядом.

Евгений Романович прошелся по кубрикам.

— Наш крейсер носит славное имя, — говорил он матросам. — Не посрамим его честь, будем драться до конца!

Матросы по традиции помылись в бане, надели чистое белье. Всю ночь моряки стояли у орудий.

Утром сигнальщики заметили японский разведывательный крейсер.

— Корабль к бою изготовить!

В полдень из-за островов показалось девять японских крейсеров. Они начали обстреливать транспорты.

— Право руля! — скомандовал Егорьев. — Открыть огонь!

Оставляя за кормой пенный след, «Аврора» пошла к транспортам и заслонила их собой. Жерла шестидюймовых орудий с грохотом выбросили оранжево-багровые снопы пламени.

Девятка японских кораблей сосредоточила огонь по «Авроре». Искусным маневром Егорьев уводил корабль от вражеских снарядов, а комендоры били и били из орудий, не допуская противника к беззащитным пароходам. И японцы удалились.

Через полчаса сражение возобновилось. На стороне врага было громадное превосходство в численности кораблей и орудий, в скорости хода. Один из снарядов разорвался вблизи ходового мостика, веер осколков ударил в просвет боевой рубки. Егорьев упал...

Весть о гибели командира мгновенно разнеслась по кораблю. Еще более посуровели лица моряков, и казалось, еще яростнее загремели пушки. Окутанный черным дымом, с развороченными надстройками, с зияющими пробоинами в трубах, крейсер продолжал бой. Командира не было, но его воля чувствовалась во воем, обученные им моряки сражались и стойко и умело. Снаряды «Авроры» поражали то один, то другой японский крейсер.

Вдруг корабль завертелся на месте — что-то случилось с рулем... Электрик Подлесный, не ожидая приказания, побежал в боевую рубку. Над палубой рвались снаряды, осколки впивались в надстройки, но матрос не думал об опасности, он спешил спасти корабль: японцы уже пристрелялись, снаряды кучно ложились рядом с «Авророй».

Так и есть: перебит бронированный кабель электрического управления рулем. До крови обдирая руки об острую рваную броню, он моментально устранил повреждение.

Сражение продолжалось. «Аврора» получила восемнадцать прямых попаданий, многие моряки погибли или были тяжело ранены. Но японцам не удалось сломить сопротивление крейсера.

После боя тело доблестного командира под залпы погребального салюта было предано океану.

— В память о том сражении я берегу Георгиевский крест, которым меня наградили тогда за исправление кабеля, а также бескозырку... Передаю их в ваш музей.

Андрей Павлович помолчал и добавил:

— А портрет Евгения Романовича Егорьева хорошо бы поместить тот, что матросы преподнесли семье командира после возвращения «Авроры» в Россию зимой 1906 года... Он хранился у сына Егорьева, Всеволода, который, кстати сказать, участвуя в боях, за храбрость три ордена и лейтенантское звание получил. Перед Октябрьской революцией был в большом чине, но сразу встал на сторону трудового народа. По слухам, живет в Ленинграде...

Разыскать Всеволода Евгеньевича Егорьева было не трудно. Контр-адмирал, доктор военно-морских наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, почетный член Географического общества — столько «титулов» получил сын командира «Авроры» в годы Советской власти.

И вот телефонный разговор...

Через несколько дней к трапу «Авроры» подошла легковая машина, из нее вышел Всеволод Евгеньевич и попросил матросов поднять на борт завернутый в белое полотно большой, тяжелый предмет.

Когда сняли покрывало, стало понятно, почему Подлесный настаивал именно на этом портрете. Вместе с фотокарточкой матросы подарили семье героя... кусочек опаленной боем «Авроры»: рама портрета была сделана из досок обгорелой палубы и куска бортовой брони, пронзенной осколком вражеского снаряда. Из пробоины, окаймленной завитушками стали, смотрело лицо Евгения Романовича Егорьева.
«Бравый» поднимает змей

— Почему же о «Бравом» в музее ничего нет? Ведь замечательный был миноносец! В Цусимском бою сражался. Говорите, ничего не сохранилось? — Старик улыбнулся, словно что-то вспоминая, и добавил: — Взяли бы воздушный змей и поместили в витрину...

Потом задумался, не торопясь вынул из внутреннего кармана пиджака бережно свернутую ленточку с матросской бескозырки, на ней сверкнуло золотом: «Бравый».

— Полвека хранил... Теперь пусть полежит в музее.

— Вы служили на «Бравом»?

— Старший машинист Александр Павлович Варзанов.

Шла русско-японская война. 2 октября 1904 года из Либавы на Дальний Восток двинулась эскадра. Вместе с броненосцами и крейсерами шел и миноносец «Бравый».

В Индийском океане «Бравый» попал в жестокий шторм. Волны легко, как мячик, подбрасывали миноносец. Палуба нередко скрывалась под водой.

В эти часы тяжело было всем, но особенно машинистам. В наглухо задраенных кочегарках матросы теряли сознание от невыносимой жары и духоты. Их обливали водой, они вновь становились на вахту.

В другой раз «Бравый» мог бы убежать от приближавшегося тайфуна, но оторваться от эскадры не имел права. А в ее составе, наряду с новыми кораблями, были суда с черепашьей скоростью хода. Зарываясь в гороподобные волны, миноносец много часов «топтался» вокруг старых «сундуков», еле выгребавших против ветра.

Тяжелы были не только бури. Повинуясь Англии, некоторые государства отказались снабжать русские корабли, не разрешили заходить в свои порты. Уголь и продовольствие приходилось грузить с транспортов, вдали от берегов, на океанской зыби.

Обожженные тропическим солнцем матросы «Бравого» работали по 16—18 часов в сутки. И днем и ночью, в любую погоду моряки неустанно упражнялись в наводке орудий и торпедных аппаратов. Знали: впереди сражение.

220 дней продолжался этот беспримерный в истории переход. «Бравый» прошел более 18 тысяч миль.

14 мая 1905 года русская эскадра вошла в Цусимский пролив, началось сражение с японским флотом. «Бравый» шел рядом с эскадренным броненосцем «Ослябя». Его пушки беспрерывно стреляли по японским миноносцам, пытавшимся подойти к броненосцу и выпустить по нему торпеды.

«Ослябя», получив тяжелые повреждения от артиллерийских снарядов, повалился на левый бок. Множество моряков оказались в воде. «Бравый», под ураганным огнем шести японских крейсеров ринулся на помощь.

Над поверхностью моря висела удушливая пелена: из труб броненосца, почти лежавших на воде, выходили громадные клубы черного дыма. Задыхаясь, матросы стали поднимать на борт моряков «Ослябя».

Корпус миноносца содрогался от близких разрывов снарядов. Раскаленные осколки пробивали корпус, надстройки. Многие уже были ранены, но продолжали спасать товарищей. Матросы прыгали в воду, чтобы помочь выбившимся из сил людям добраться до борта.

Вдруг корпус «Бравого» содрогнулся: прямое попадание. Из машинного люка со свистом вырвался густой пар.

— Разбит котел! — доложили на мостик.

Но «Бравый» продолжал спасать людей. Моряки миноносца были верны правилу: «Сам погибай, а товарища выручай».

Японский адмирал приказал уничтожить русский миноносец, дерзнувший приблизиться к гибнущему броненосцу. По «Бравому» вели огонь уже десять кораблей, вокруг него беспрерывно вздымались столбы воды.

Еще один снаряд врезался в борт миноносца. Ооколки разрушили паровую магистраль, вышел из строя второй котел.

На палубе бушевало пламя, но морями, отстреливаясь из всех своих шести пушек, подбирали раненых и обожженных товарищей. Только забрав всех, кто держался на воде — сто восемьдесят три человека, почти в три раза больше своего экипажа, — миноносец вышел из-под огня японских крейсеров.

На море спускалась ночь. Вдали показался крейсер «Владимир Мономах». «Бравый» направился к нему, но не догнал: при двух оставшихся в действии котлах миноносец развивал скорость не более одиннадцати узлов.

Перегруженный людьми, поврежденный, корабль легко мог стать добычей японской эскадры. Командир принял решение самостоятельно прорываться во Владивосток.

У орудий дежурили комендоры: в случае встречи с вражескими судами моряки будут драться до последнего снаряда.

Крутом мелькали огня — рыскали японские крейсера и броненосцы. Густая темнота пока скрывала «Бравый». Но что будет на рассвете?

— Срубить мачту! — приказал командир.

Раздались удары кувалд, мачта рухнула в воду.

Теперь «Бравый» выдавали лишь четыре почерневшие от пожара высокие трубы. Матросы живо развели мел для чистки медных деталей, добавили малость сажи и пустили в ход малярные кисти. Трубы превратились в серые.

Настало утро. На горизонте показались японские корабли; они не заметили «Бравого». Вскоре вражеская эскадра осталась далеко за кормой.

Однако над «Бравым» нависла новая опасность: кончалось топливо. А до Владивостока далеко...

В угольных ямах матросы тщательно выметали каждую горсточку антрацита. Но пламя в топках затихало. Тогда стали ломать деревянную обшивку кают, табуретки, стулья, ящики из-под продовольствия. В топки бросали все, что могло гореть: чемоданы, матросские сундуки, книги, старую одежду.

Скорость неумолимо снижалась. Пять, три узла...

Утром 17 мая вдали показались очертания острова.

— Аскольд! — воскликнул штурман. — До Владивостока три десятка миль.

А миноносец беспомощно закачался на волнах: котлы погасли.

— Передайте во Владивосток: нуждаемся в экстренной помощи! — приказал командир.

Над палубой быстро протянули аварийную антенну, застучал ключ радиотелеграфиста. Депеша была передана. Ответа не было. Еще раз передали зов о помощи. И снова молчание.

— Наши сигналы не доходят до Владивостока, — доложил радиотелеграфист. — Нужна высокая антенна.

А где же ее взять? Мачта давно на дне океана...

Внезапно усилился ветер. На черной, шипящей воде замелькали белые злые гребешки — предвестники шторма. Матросы с тревогой следили за дрейфом корабля: «Бравый» сносило в сторону минных полей, прикрывавших подступы к Владивостоку. Неужели кораблю, совершившему столь далекий и трудный переход, избежавшему японского плена, суждено взорваться на собственных минах?

Две с половиной сотни моряков напряженно думали, как выйти из положения, что предпринять.

— А если змей? — предложил машинист Варзанов. — Обычный воздушный змей, на тонком лине, и к нему прикрепить конец антенны...

Все так и ахнули: ну и молодчина Саша Варзанов! Вот голова-то!

Из тонкой деревянной планки сделали рейки, к ним прикрепили кусок морской карты. Порывистый ветер мгновенно поднял змея над кораблем. Радиотелеграфист снова застучал ключом. И Владивосток принял депешу! Ответили: «Высылаем миноносец».

Моряки ликовали:

— Качать Варганова!

Смущенного машиниста несколько раз подкинули на руках.

Теперь, когда надобность в «летающей» радиоантенне миновала, змей подтянули к палубе, прицепили к нему военно-морской флаг и снова отпустили.

Часа через два со стороны Владивостока показался миноносец. Приняв с него топливо, «Бравый» направился в бухту Золотой Рог. Над ним реял боевой флаг.

Жители Владивостока горячо приветствовали израненный, но не сдавшийся врагу миноносец.

Вскоре многим членам экипажа «Бравого», в том числе и машинисту Варзанову, за мужество и храбрость вручили Георгиевские кресты.

Так «Бравый» и остался служить во Владивостоке.

Корабль прожил долгую жизнь.

В 1917 году матросы «Бравого» участвовали в установлении Советской власти в Приморье.

В период гражданской войны многие моряки миноносца сошли на сушу сражаться с интервентами, с белогвардейскими бандами.

Каких только захватчиков не повидал Владивосток в те годы! Японцы, американцы, англичане, итальянцы... И все старались увести «Бравый». Но корабль стоял в гавани с разобранными машинами, без руля и гребных винтов, — матросы надежно упрятали все это от глаз интервентов.

25 октября 1922 года Владивосток был очищен от врагов. В тот же день на «Бравом» застучали молотки. Водолазы подняли со дна бухты затопленные части машин и орудий. Миноносец в кратчайший срок был введен в строй.

«Бравый» стал первым боевым кораблем советского Военно-Морского Флота на Тихом океане.
Мачты «Потемкина»

Всмотритесь в фотографию броненосца «Потемкин». Видите, какие у него толстые мачты? Это клепаные полые трубы диаметром в полтора метра; снаружи — скобтрапы, внутри — металлическая винтовая лестница.

Так вот, совсем недавно я поднимался на фок-мачту «Потемкина», на которой в июльские дни 1905 года гордо реял революционный красный флаг. Да-да, на ту самую мачту, где в девятьсот пятом подняли флаг Революции.

С октября 1900 года — момента спуска на воду — «Потемкин» был взят охранкой «на учет». «Дело» 46-орудийного стального гиганта с экипажем в 750 человек непрерывно пополнялось новыми и новыми донесениями тайных агентов: матросы создали подпольную социал-демократическую организацию, матросы читают «Искру»...

«Кровавое воскресенье» — расстрел безоружных питерских рабочих 9 января 1905 года — еще сильнее и глубже всколыхнуло душу моряков. На броненосце начали готовиться к восстанию; его решили начать после летних маневров, когда сосредоточится вся эскадра. Но революционный порыв матросов был так велик, что восстание вспыхнуло раньше намеченного срока.

14 июня «Потемкин» находился в море, у острова Тендра. Из Одессы на корабль доставили мясо, оказавшееся тухлым. Матрасы отказались от обеда.

Экипаж построили на верхней палубе. Командир пригрозил виселицей. Старший офицер, обходя фронт, опрашивал каждого, будет ли есть борщ. Первые три десятка матросов ответили отрицательно.

— Накрыть их, мерзавцев, брезентом и расстрелять! — рассвирепел командир.

Офицеры и кондукторы{5} принесли брезент.

— К оружию, братцы! — раздался вдруг клич одного из матросских вожаков, Афанасия Матюшенко.

Старший офицер, выхватив из кобуры револьвер, смертельно ранил руководителя подпольной революционной организации Григория Вакуленчука.

Загремели выстрелы. Офицеры, пытавшиеся сопротивляться, были убиты. На мачте «Потемкина» взвился красный флаг.

Броненосец пошел в Одессу — там рабочие строили баррикады, вели уличные бои с казаками.

В торжественных похоронах Вакуленчука участвовало почти все население города.

А командующий войсками засел с жандармами в городском театре, разрабатывал план действий против рабочих и моряков. И вдруг выстрелы с моря: ударили орудия «Потемкина».

«Буржуазия трепетала, и власти метались в страхе перед революционными пушками, — вспоминал участник событий. — Спешно ставились батареи в гавани, на бульваре и на высотах по берегу моря. Буржуа забирали деньги и драгоценности и тысячами выезжали. На вокзале элегантные дамы усаживались в товарные и в грязные вагоны четвертого класса. Всех их гнал ужас перед бомбами 12-дюймовых орудий «Потемкина».

Для усмирения мятежного броненосца царь послал эскадру. Восставший исполин с развевающимся красным флагом прошел сквозь строй кораблей. Эскадра молчала: никто не стрелял по броненосцу.

Но «Потемкин», отрезанный от портов, нуждался в топливе, пресной воде и продовольствии. Надеясь пополнить запасы в заграничном порту, он зашел в Констанцу. Румынские власти отказали. Броненосец взял курс на Феодосию. И здесь не удалось получить ни топлива, ни воды. Неделю спустя «Потемкин» вернулся в Констанцу. Матросы сдали корабль румынским властям, а сами сошли на берег как политические эмигранты.

«...Броненосец «Потемкин» остался непобежденной территорией революции», — писал Владимир Ильич Ленин.

Менее известна дальнейшая судьба «Потемкина». Писатель Виктор Шкловский в своей книге «Жили-были» утверждает: «Опальный броненосец был сперва переименован, потом уничтожен». Да, Румыния вернула броненосец царской России, и 12 октября 1905 года его переименовали в «Святой Пантелеймон». Но броненосец не уничтожали, на него набрали новую команду, и корабль по-прежнему находился в составе эскадры.

Не прошло и недели, как жандармам пришлось заводить «дело» на «Святого Пантелеймона». Ведь, кажется, так тщательно проверяли каждого «нижнего чина», выясняя, не связан ли с социал-демократической рабочей партией. И вот ни тебе: обнаружены листовки «Смерть тиранам!», «Пора кончать!», матросы намерены поддержать севастопольских рабочих-забастовщиков. Охранка посоветовала убрать ударники от орудий: без них пушки как немые.

15 ноября 1905 года команда броненосца присоединилась к восставшим кораблям, которыми командовал лейтенант Шмидт. Боевая матросская группа бросилась на берег за ударниками к орудиям. «Потемкин» задал бы жару царским карателям, но, к несчастью, им удалось потопить катер, перевозивший ударники...

«Дело» «Святого Пантелеймона» пухло. Года не проходило, чтобы с корабля не списывали политически неблагонадежных. А в 1912 году на броненосце снова запахло восстанием. Пронюхав об этом, жандармы потребовали удалить с корабля революционно настроенных матросов.

Наступил февраль семнадцатого. Матросы броненосца первыми из черноморцев подняли красный флаг и вернули кораблю прежнее название, а вскоре на борту корабля появилось новое имя: «Борец за свободу».

Весной восемнадцатого года немецкие войска подошли к Севастополю. На палубе броненосца зазвучал горн: большой сбор. Отряд матросов отправился на сухопутный фронт.

А дальше? Энциклопедия говорит: «В 1918 году в связи с угрозой захвата кораблей германскими империалистами «Потемкин» вместе с другими кораблями Черноморского флота был по приказу Советского правительства затоплен у Новороссийска».

Нет, судьба славного броненосца сложилась иначе. Он остался в Севастополе, так как его машины были разобраны, и попал в лапы оккупантов, которые тотчас соскоблили с борта его имя «Борец за свободу».

15 ноября 1920 года Красная Армия освободила Севастополь. Моряки бросились в Южную бухту, где стоял «Потемкин». Они увидели взорванные машины, исковерканное железо... Восстановить броненосец было невозможно.

В 1924 году пришли газорезчики. Но мачты они не тронули. Мачты сняли и положили на причале. А потом перегрузили на пароход «Ингул», который взял курс в Днепро-Бугский лиман. Там, на небольшом островке, стоял прежде маяк — указатель пути кораблям, следующим в Николаев и Херсон. Отступая, интервенты разрушили маяк. На его место и были поставлены мачты «Потемкина».

Осенью сорок первого года фашисты подвергли потемкинский маяк ожесточенной бомбежке. На железных стенках появились пробоины, вмятины, шрамы.

Когда гитлеровцев разгромили, потемкинские мачты вновь вступили в строй. Но на остров уже завозили камень и цемент: начиналось строительство нового маяка. А от старой мачты отрезали шестиметровый кусок и отправили в Ленинград, в Морокой музей.
Флаг «Свирепого»

Высокий, седой мужчина приходил в музей два-три раза в год и всегда задерживался у того красного флага, что полвека назад реял на мачте восставшего миноносца «Свирепый». Наверно, он служил тогда на этом корабле!

— Нет, нет, — улыбнулся посетитель, — в то время я мальчишкой был. А вот бой «Свирепого» с царскими войсками видел и даже спас одного раненого матроса.

Но однажды, придя в музей, он увидел: стяг миноносца снимали.

— В Москву! — сказали ему сотрудники.

Он спросил, зачем, а когда ему объяснили, задумчиво, как бы про себя, сказал:

— Знали б матросы «Свирепого»...

Весной 1903 года на Черное море с Балтики пришел миноносец «Свирепый» — новый быстроходный корабль, вооруженный пятью артиллерийскими орудиями и двумя торпедными аппаратами. Производя смотр, командующий Черноморским флотом вице-адмирал Чухнин признал: корабль в отменном порядке. А какой переход совершила команда! Зимняя Атлантика лютовала, даже крупные суда стремились укрыться в портах... Молодцы!

И все-таки адмирал хмурился: из Питера пришел миноносец, а там известно, что делается, — волнения, стачки... Не принес ли этот, радующий глаз свежей краской и до блеска надраенной медью, корабль революционную крамолу? Сходя на берег, Чухнин буркнул командиру: смотреть за матросами построже.

Смотрели недреманно и офицеры, я жандармы. А в кубриках из рук в руки ходили потертые на сгибах, зачитанные до дыр ленинская газета «Искра», листовки и прокламации Российской социал-демократической рабочей партии, призывавшие готовиться к вооруженному восстанию против ненавистного царизма. На миноносце возник подпольный революционный кружок, им руководил матрос Мартыненко. Собираясь в тесных, душных кочегарках, в угольных ямах, матросы горячо обсуждали положение в стране, ждали своего часа.

Однажды на сходку тайком пробрался моряк с броненосца «Потемкин», большевик Иван Сиротенко. Он был членом Центрального флотского комитета военной организации РСДРП, к его словам матросы особенно прислушивались. Сиротенко предупреждал: восстание назревает.

В октябрьский день 1905 года на «Свирепый» пришла весть: матросы, солдаты и рабочие Севастополя потребовали освобождения политических заключенных. Полиция открыла огонь по демонстрантам.

Команда собралась на верхней палубе.

— В город! — раздались возгласы. — Поддержим рабочих!

Матросы «Свирепого» участвовали в митингах, слушали пламенные речи лейтенанта Шмидта. В ночь на 15 ноября они арестовали офицеров и захватили миноносец. На мачте взвился красный флаг.

Утром моряки увидели — кумачовые полотнища реяли на крейсере «Очаков», минном крейсере «Гридень», канонерской лодке «Уралец», миноносце «Заветном»... А на мачте «Очакова» еще колыхался на ветру флажный сигнал: «Командую флотом. Шмидт».

«Свирепый» направился к «Очакову». Вдруг на пересечку курса вышла канонерская лодка «Терец».

— Застопорить машины, иначе открою огонь! — крикнул в рупор старший офицер канлодки.

— Дорогу миноносцу, иначе мину пущу! — ответили со «Свирепого».

«Терец» поспешно отвернул.

Команда «Очакова» приветствовала «Свирепый» громким «ура». В воздух взлетели бескозырки, оркестр заиграл марш.

Лейтенант Шмидт перешел на палубу миноносца. Его встретили с почестями, полагающимися адмиралу: команда стояла в строю, был отдан рапорт.

Шмидт поднялся на мостик, приказал следовать на рейд.

Заработали машины. «Свирепый» взял курс к крейсерам и броненосцам. На его палубе играл оркестр.

«Миноносец шел медленно, — вспоминает очевидец. — Шмидт стоял без фуражки, с развевающимися волосами и к каждому кораблю обращался с призывом присоединиться к восставшим, поддержать трудовой народ в борьбе за свободу».

Матросы «Свирепого» восхищались мужеством «красного адмирала». Миноносец подходил почти вплотную к кораблям. На их палубах стояли не только сочувствовавшие восстанию. Офицеры демонстративно хватались за оружие, с мостиков раздавались злобные угрожающие выкрики. В любую секунду мог прозвучать предательский выстрел. Но контрреволюционеры не осмелились, они видели — пушки и торпедные аппараты «Свирепого» наготове.

Правительство стягивало в Севастополь войска для расправы с восставшими моряками. Адмирал Чухнин предложил кораблям немедленно спустить красные флаги.

«Я не сдамся», — просемафорили с «Очакова». «Я не сдамся», — повторил «Свирепый».

«Красный адмирал» направил на «Свирепый» Ивана Сиротенко, назначив его командиром отряда революционных миноносцев.

Правительственные войска и корабли открыли по восставшим жестокий огонь.

«Атаковать броненосцы Чухнина», — передали на «Свирепый» с «Очакова».

Сиротенко приказал дать самый полный. Открыв стрельбу из орудий, миноносец с изготовленными к бою торпедными аппаратами стал занимать позицию для атаки.

Обнаружив, что «Свирепый» готовится к торпедному залпу, враги сосредоточили на нем огонь десятков орудий. Вода вокруг клокотала от разрывов снарядов. Стреляли и с кораблей, и с берега. Тяжелый снаряд разрушил машину, окутанный клубами пара миноносец потерял ход.

— По «Свирепому» бейте! — приказал Чухнин. — Потопить его! Потопить во что бы то ни стало!

Миноносец горел...

Упал, сраженный осколком, Сиротенко. В огне гибли комендоры, машинисты, сигнальщики, минеры... Оставшиеся в живых продолжали сражаться.

Многие матрасы взрывными волнами были сброшены за борт и пытались вплавь добраться до берега. По ним строчили пулеметы.

Бой длился более двух часов.

«Свирепый» красного флага не спускал, — говорилось в обвинительном акте по делу восставших, — и продолжал стрелять до тех пор, пока не получил таких повреждений, что потерял способность двигаться, причем были разрушены все надстройки его палубы».

Жандармам не удалось захватить красный флаг «Свирепого». Один из моряков забрал и сохранил революционную реликвию. После Февральской революции 1917 года стяг передали в Морской музей.

В Кремле начинал свою работу Двадцатый съезд Коммунистической партии Советского Союза. И вдруг встали убеленные сединами ветераны партии, герои гражданской и Великой Отечественной войн, ученые, рабочие, колхозники: в зал вносили прославленные знамена. Среди них был и флаг «Свирепого».

После съезда флаг снова вернулся в музей.

Но человек, который в детстве был свидетелем боя «Свирепого», в музее не появлялся. Ни фамилии, ни адреса его мы, к сожалению, не знали. А он нам был очень нужен: работая над изучением восстания, мы прочитали воспоминания современника: «Собравшаяся толпа была свидетелем героического поступка. Один из раненых матросов тонул. Нашелся мальчик четырнадцати лет, который сел в первый попавшийся ялик, среди разрывавшихся снарядов подплыл к утопавшему матросу и спас его».

Может быть, это был он?

После восстания израненный, обгорелый корабль загнали в дальний угол гавани. Только спустя длительное время он был отремонтирован и введен в строй.

В семнадцатом году матросы «Свирепого» устанавливали Советскую власть в Крыму, потом сражались на сухопутных фронтах.

После гражданской войны комсомольцы восстановили корабль. На его борту засверкало новое имя: «Лейтенант Шмидт». На нем получили морское «крещение» сотни советских моряков, многие из которых стали адмиралами, прославились в Великую Отечественную войну.

Черноморцы берегли революционный корабль, но годы и плавания давали себя знать: в тридцатых годах миноносец разобрали.

А в это время создавался проект нового «Свирепого». В десять раз крупнее своего предшественника, он сошел со стапеля на берегах Невы. Его матросы пришли в музей и у революционного стяга первого «Свирепого» поклялись верно служить Советской Родине.

В период Великой Отечественной войны ленинградцы часто слышали басовитый голос второго «Свирепою».
Призы «Тюленя»

В связке книг и бумаг, лежавших на чердаке дома, в котором когда-то жил старый моряк, ребята нашли фото: подводная лодка тащит на буксире... громадную двухмачтовую шхуну. На обороте надпись: «Тюлень». 1916 год. Севастополь».

Фотографию принесли в музей. Для парней все в ней было загадочным и удивительным.

— Что за «Тюлень»? — спрашивали они. — Разве были подводные лодки-буксиры?

Нет, конечно, ни в России, ни в других странах не строились специальные подлодки-буксиры. Лодки создавались для торпедных атак. Но черноморской субмарине «Тюлень», изображенной на фото, в первую мировую войну не раз приходилось, напрягая моторы, ходить в буксирной упряжке. И не свойственную для подводных лодок эту работу экипаж выполнял с превеликой охотой.

В 1916 году «Тюлень» часто покидал Севастополь для охоты за турецко-германскими судами. Вооруженная двенадцатью торпедными аппаратами, двумя артиллерийскими орудиями и пулеметом, лодка крейсировала у берегов противника. И не без успехов. В один майский день она отправила ко дну четыре судна с военными материалами. А вскоре, когда «Тюленю» надлежало возвращаться в свою базу, моряки увидели на горизонте крупнотоннажную двухмачтовую шхуну, под всеми парусами летевшую к Босфору.

Моряки решили вернуться домой с «гостинцем»...

Внезапное появление на поверхности моря русской подлодки привело турок в замешательство. Спустя минуту с борта шхуны раздались винтовочные выстрелы, над рубкой лодки визгнули пули. Но, увидев, что субмарина приближается, команда парусника бросилась в баркас и удрала в сторону берега.

На шхуну высадилась группа подводников. Сорвав турецкий флаг, они подняли русский. Один моряк встал у штурвала, другие принялись управлять парусами. Курс — Севастополь.

А «Тюлень» пошел рядом. Через несколько часов ветер уменьшился, шхуна начала отставать. Пришлось взять приз — так раньше называли захваченные суда противника — на буксир.

Шхуна была приведена в Севастополь и включена в состав Черноморского флота.

Числились за «Тюленем» и другие победы. Но все потопленные или захваченные им суда были транспортными, а экипажу лодки хотелось изловить боевой корабль, да не какой-нибудь, а грозный турецко-германский крейсер «Бреслау». Эта громадина, вооруженная 12-дюймовыми орудиями, появлялась у берегов Крыма и Кавказа... под русским флагом. Зверски обстреляв какой-нибудь беззащитный городок, крейсер скрывался.

«Тюлень» терпеливо караулил его у входа в пролив Босфор. Однажды подводникам удалось увидеть «Бреслау», но догнать его было немыслимо — «крейсер развивал скорость 27 узлов, за кормой клокотал двухметровый белый бурун. А у «Тюленя» «самый полный» — 8 узлов...

И все-таки подводники «достали» «Бреслау». Хотя о боевом соприкосновении лодки с крейсером в военных сводках за 1916 год не упоминается, факт остается фактом: «Тюлень» пленил группу моряков с «Бреслау», а самому крейсеру нанес такой удар, что тот в течение многих недель не мог выйти в море.

Случилось это так. В начале октября лодка готовилась выйти в боевой поход к турецким берегам.

— Будьте внимательны, возможна встреча с крупным, хорошо вооруженным артиллерией военным транспортом, — предупредили командира «Тюленя» в штабе флота. — «Бреслау» опять без топлива. А снабдить его может лишь большой пароход. Возить ему уголь на парусниках — что слона кормить из чайной ложки...

Уголь для боевых кораблей, стоявших в Константинополе, турки доставляли из Зунгулдака, расположенного в восточной части побережья. Туда и направился «Тюлень». Втайне моряки мечтали, что «Бреслау» выйдет из Босфора охранять угольщики.

Вечером 11 октября, когда «Тюлень» находился в надводном положении, старшина Дементьев обнаружил неприятельский пароход, шедший со стороны Босфора. Затаившись на фоне окутанных мглой холмов, «Тюлень» изготовился к атаке.

— Похож на «Родосто», — промолвил командир.

«Родосто» был одним из самых крупных турецких углевозов. За рейс он мог обеспечить топливом не только «Бреслау», но и еще несколько кораблей.

«Тюлень» произвел предупредительный выстрел из орудия, означавший приказ: «Застопорить ход». Но пароход увеличил скорость, с его палубы загремели пушки. Вокруг «Тюленя» стали рваться снаряды.

Артиллерия на судне была сильнее, чем на подлодке. Но комендоры «Тюленя» стреляли лучше, они влепили в пароход подряд несколько снарядов. Выпуская из трубы длинные космы дыма, углевоз повернул к берегу, — под прикрытие турецких батарей. «Тюлень», стреляя почти в упор, заставил его отойти в море.

Пароход снова и снова пытался прорваться к берегу, но «Тюлень» отгонял его в море.

Бой продолжался около часа. На пароходе была повреждена корма, но он продолжал маневрировать и отстреливаться.

Моряки волновались: боезапас на исходе, а турки, видимо, не намерены сдаваться.

— У кормовой пушки вышли снаряды, — доложили комендоры. — У носовой осталось семь штук.

«Тюлень» подошел к пароходу на дистанцию три кабельтовых и выпустил шесть снарядов. Все попали в цель, на судне начался пожар. Зарядили седьмой, последний...

И вдруг турки прекратили стрельбу. Пароход, окутанный клубами дыма и пара, остановился. Были слышны вопли барахтавшихся у борта людей. Подойдя к транспорту, моряки подняли из воды незадачливых вояк. В числе спасенных оказалось шестеро немцев, и почти все с... »Бреслау».

Как и предполагали подводники, это был военный транспорт «Родосто» водоизмещением более шести тысяч тонн.

Пленные сообщили, что «Бреслау» — в Константинополе, с потушенными котлами: ждет угля, его должен доставить «Родосто». Не имея возможности встретить транспорт, командир «Бреслау» направил на углевоз своих лучших артиллеристов, в надежде, что они отобьют атаки русских.

— На крейсере берегут каждый пуд угля, — жаловались немцы. — Даже для камбуза не хватает, экипаж сидит без горячей пищи.

— Пусть сухари погрызут, — сказал старшина Дементьев. — Борща попробовать им придется не скоро.

Подводники задумались: что делать с «Родосто»? Топить — жалко: пароход большой, машины хорошие. А что, если привести его в свою базу? На транспорт высадились боцман, мотористы, электрики, трюмные. Конечно, нелегко им пришлось — корабль надводный, механизмы незнакомые. Но моряк всегда моряк! Настоящий матрос управится с любым кораблем. Подводники потушили пожар, откачали воду из трюма, стали к машинам, к рулевому штурвалу и повели корабль в Севастополь. «Тюлень» шел рядом, то под водой — на поверхности был виден лишь кончик перископа, — то всплывал для смены команды приза.

Сорок часов вели моряки пароход в Севастополь.

Тысячи горожан пришли посмотреть трофей «Тюленя». Все удивлялись: в истории русского флота еще не было случая, чтобы подводная лодка захватила судно в десять раз больше ее по водоизмещению.

А вскоре «Тюлень» пленил большой турецкий парусник. Подводники улыбались: до чего ароматен приз! На шхуне оказалась тысяча пудов отменного турецкого табака.

В Севастополе моряки узнали, что табак предназначался для германских кораблей. Пленные с «Родосто» качали головой:

— Табака совсем нет на «Бреслау»...

— Обходятся без борща, обойдутся и без табачка, — ответил боцман «Тюленя». И под общий смех добавил: — А впрочем, пусть «Бреслау» выйдет в море, мы дадим ему прикурить...

— А что с «Тюленем»? — спросили ребята.

— «Тюленя» давно уже нет, — ответил сотрудник музея. — А флаги захваченных им турецких судов хранятся в нашем музее и поныне.
Посылка с Балтики

Это произошло в первую мировую воину.

Ветреным ноябрьским утром 1916 года эстонские рыбаки, выйдя на берег моря, поразились: всюду валялись выброшенные прибоем обломки шлюпок, обрывки такелажа, спасательные круги, ящики с сигнальными флагами... И трупы, множество трупов — все в форме германских матросов и офицеров.

Рыбаки пристально вглядывались в горизонт: что за бедствие постигло морские силы кайзера? Шторм? Нет, Балтика последние сутки была спокойна, только с полуночи ветер засвежел. Бой с русским флотом? Но русские корабли стоят в своей базе.

А волны, набегая на отлогий берег, с глухим рокотом выбрасывали и выбрасывали на песок бушлаты и военные флаги, офицерские шинели и обрывки морских карт, брезентовые чехлы для пушек и деревянные щиты для заделки пробоин.

Вскоре из Ревеля приехали флотские офицеры. Они долго ходили по берегу, внимательно рассматривали выброшенные морем предметы, записали в книжечки номера немецких кораблей, нанесенные желтой краской на шлюпках и спасательных поясах; потом подняли один из спасательных поясов, на нем было выведено «У-76».

— Самый новейший миноносец, — сказал кто-то из офицеров.

Спасательный пояс упаковали в ящик. Адрес на посылке гласил: «Петроград. Морскому музею».

— Итак, совершенно точно установлено, что русские корабли ночами выходят в устье Финского залива...

Главнокомандующий германским флотом Балтийского моря гроссадмирал принц Генрих Прусский — высокого роста, с длинным костистым лицом, — заложив руки за спину, ходил по кабинету, где собрались высшие штабные офицеры.

— Мы должны доказать: флот кайзера — господин Балтийского моря. Я утверждаю план боевой операции по уничтожению русских кораблей. Благодарю за тщательную разработку этого превосходного документа.

Наконец-то флот Германии покажет себя! Да, были роковые неудачи... Принцу не давала покоя ставшая известной многим оценка боевой деятельности флота императором Вильгельмом II. Когда ему доложили о гибели на минах крейсера «Бремен» и ряда других кораблей, кайзер недовольно изрек: «Война на Балтийском море очень богата потерями без соответствующих успехов».

Это был сильный удар по престижу флота, по самолюбию главнокомандующего. Генрих поклялся перефразировать своего брата-кайзера: «Очень богата успехами без соответствующих потерь».

Тогда и была задумана операция по разгрому русских кораблей.

Как и всякой боевой операции, ей предшествовала разведка с участием аэропланов и подводных лодок. Разведка доложила: наблюдается оживленное движение русских транспортов, особенно в ночное время.

В темноте встреча с противником происходит внезапно, на коротких дистанциях. Успех боя решает молниеносная торпедная атака, высокий темп артиллерийского огня. «Операцию выполнят миноносцы», — решил принц Генрих.

И вот лучшая в германских военно-морских силах флотилия миноносцев в составе одиннадцати новейших быстроходных, превосходно вооруженных кораблей сосредоточилась в районе Либавы.

Казалось бы, все было изготовлено, все проверено, все учтено. Наконец с флагмана поступил сигнал: начать движение.

Шли строем кильватера, колонна растянулась почти на две мили. В середине буравили воду винты крейсера «Страсбург» под флагом адмирала Лангемюра. Пройдя сотню миль, крейсер застопорил машины: он остался прикрывать миноносцы в случае атаки их с тыла. С мачты «Страсбурга» замигал огонь: «Адмирал желает счастливого плавания».

Головным шел миноносец «S-56». На его мостике стоял командир 10-й флотилии офицер Витинг. Сосредоточенно хмурясь, он то и дело склонялся над картой. Корабли идут уже три часа. По данным разведки, именно в этом районе должны быть русские. А их нет...

Вдруг в конце колонны раздался глухой взрыв. Из-за темноты рассмотреть, что произошло, было невозможно. Витинг не успел запросить по радио о случившемся, как получил радиограмму с миноносца «U-75»: «Имею минную пробоину». А через минуту стали известны подробности: котельное и машинное отделения затоплены, корабль потерял ход. Витинг разгневался: еще не встретились с противником, а один корабль уже потеряли. Но что делать с миноносцем? Его могут захватить русские.

«Снять экипаж, потопить корабль торпедой», — приказал Витинг командиру миноносца «S-57», шедшему в кильватере «U-75».

«S-57» принял шлюпки с оставшимися в живых членами экипажа, а затем почти в упор выпустил торпеду.

Но не успел «S-57» занять место в кильватерной колонне, как сам от киля до клотика содрогнулся от мощного взрыва. Пробоина в корпусе была так велика, что в нее можно было «въехать» на шлюпке. Нос ушел в воду, корабль «встал свиньей» — говорят в таких случаях моряки; корма поднялась, бешено вращались винты; по палубе, калеча людей, с грохотом катились приготовленные для стрельбы артиллерийские снаряды.

Шедший следом миноносец снял с подорвавшегося на мине корабля остатки двух экипажей, выпустил по нему торпеду. Перегруженный людьми, он не мог продолжать участие в операции и получил приказ идти к крейсеру «Страсбург».

Через несколько часов адмирал Лангемор мрачно смотрел, как раненые, обожженные, в мокром обмундировании моряки лихорадочно-торопливо перебирались на палубу крейсера. Многих несли на носилках. Слышались стоны.

Восьмерка миноносцев продолжала идти на северо-восток. Взбешенный потерей двух кораблей Витинг едва не метался на мостике. Черт подери, где же русские корабли?

Флотилия долго бороздила море. Русских транспортов не было. Тогда Витинг направился к населенному пункту вблизи Ревеля. Корабли открыли ураганный артиллерийский огонь по беззащитным мирным жителям. Запылали деревянные дома...

Выпустив полторы сотни снарядов, корабли повернули обратно. Место гибели двух миноносцев Витинг решил обойти севернее. Но и здесь он напоролся на мины. Первые корабли прошли благополучно, не коснувшись рогатых шаров. А концевой «U-72» подорвался. Корабль остановился в резком крене. Экипаж пытался заделать пробоину, но безуспешно. Шедший рядом миноносец «U-71» снял с него моряков и решил расстрелять тонущее судно из носовой пушки, — торпедой в такую темень промажешь. Мрак разорвали вспышки выстрелов. Несколько снарядов попали в миноносец, но он почему-то не тонул. Снаряды сбили трубу, разворотили мостик, пробили борт. Из-за туч выглянула луна; обезображенный корабль все еще колыхался на волнах. Тогда командир «U-71» распорядился ударить по нему из всех орудий.

А капитан Витинг принял эту канонаду за боевую.

— Русские! — крикнул он. — Наконец-то они появились! К бою!

Миноносцы устремились на вспышки выстрелов.

— Что они делают? — схватился за голову командир «U-71». Прекратить огонь! Дать сигнал: «Мы на минном поле. Ваш курс ведет к опасности!»

Но было уже поздно. Первым наскочил на мину миноносец «S-90». Корабль окутался клубами дыма и пара. Шедший рядом «С-59» принял с него команду, а миноносец потопил торпедой.

Капитан Витигаг, вцепившись в поручни мостика, в бессильной ярости наблюдал гибель своей флотилии. Взрывы следовали один за другим, миноносцы шли на дно.

Теперь Витинг мечтал лишь об одном — не встретиться с русскими кораблями.

На рассвете к крейсеру «Страсбург» подошло три миноносца.

Узнав о гибели семи миноносцев 10-й флотилии, Генрих Прусский пришел в бешенство.

— Русские снова нас провели, — горько упрекал принц адмиралов генерального штаба. — Никаких кораблей в устье Финского залива не оказалось.

— Но, ваше высочество, мы имели неопровержимые данные о движении русских кораблей по ночам, — робко оправдывался адмирал разрабатывавший план операции.

Адмирал говорил правду: русские корабли действительно выходили по ночам в море — они ставили мины.


Часть вторая.
Принимаю бой

«Идем за Лениным»

— «Аврора» в Неве!..

Эта весть 7 ноября 1947 года быстро разнеслась по Ленинграду. И тотчас со всех концов города к мосту лейтенанта Шмидта ринулись тысячи горожан: первый раз за последние семь лет «Аврора» вошла в Неву для участия в Октябрьских торжествах.

Люди волновались: как-то выглядит легендарный крейтер? Все знали, что в годы войны этот корабль, находясь в Ораниенбаумской гавани, подвергался неимоверно жестоким обстрелам и бомбардировкам и, получив ряд пробоин, лег на дно...

«Аврора» стояла на своем «штатном» месте, том самом, с которого она вечером 25 октября 1917 года произвела выстрел по Зимнему. Стояла свежепокрашенная под цвет балтийской волны. И только опытные моряки заметили заплаты на корпусе и надстройках. К борту крейсера подошел катер, на палубу поднялся невысокий, худощавый человек.

— Здравствуй, «Аврора»! — дрогнувшим голосом произнес он и представился дежурному по кораблю: — Механик «Ленэнерго» Белышев!

Молодой моряк улыбнулся:

— Позвольте выяснить цель прибытия на корабль?

Белышев протянул бумагу. Дежурный по привычке вначале бросил взгляд на дату документа: «24 октября 1917 года. 12 ч. 20 м. дня».

А к трапу уже спешил командир корабля. Он-то хорошо знал владельца мандата...

— Морской министр приказал немедленно выйти в море для испытания машин, — волнуясь, говорил командир крейсера «Аврора» лейтенант Эриксон стоявшему перед ним матросу. — Немедленно!

— А я вам повторяю: без разрешения Центробалта крейсер из Петрограда никуда не пойдет!

— Но вы, как председатель судового комитета, не имеете права отменять приказ морского министра, — кипятился Эриксон.

— Я комиссар корабля!

— Комиссар?! — Лицо Эриксона покрылось пунцовыми пятнами.

— Так точно! — твердо отчеканил машинист Александр Белышев. — Военно-Революционный комитет Петроградского Совета только что назначил меня комиссаром крейсера, и без моей санкции ни один ваш приказ отныне не имеет никакой силы.

Этот разговор происходил 24 октября 1917 года.

В тот день «Аврора» стояла в Петрограде у стенки Франко-Русского завода. Еще утром матросы узнали, что Петроградскому Совету грозит прямая опасность: в город стягиваются юнкера и ударные батальоны контрреволюции...

Матросы рвались на берег. Требовали кончать с правительством Керенского. На палубе начался митинг.

— Товарищи, соблюдайте революционную дисциплину, — обратился к морякам председатель судового комитета Белышев. — В нужный час партия большевиков прикажет, и мы пойдем в бой.

Авроровцы прислушались к голосу двадцатичетырехлетнего машиниста. Спокойный, рассудительный, с твердым характером, он пользовался большим влиянием среди команды. В прошлом токарь, Белышев еще при царе вел революционную пропаганду среди рабочих, а потом и матросов. Это он вместе с товарищами-подпольщиками в феврале семнадцатого поднял над крейсером красный флаг и тогда же первым вступил в партию коммунистов.

А через час после митинга на «Аврору» явился связной из Смольного: представители судового комитета приглашались к товарищу Свердлову.

В путь отправились Белышев и член судового комитета большевик машинист Николай Лукичев. Взяли с собой винтовки — на улицах свирепствовали юнкера.

Яков Михайлович сидел за столом, накрытым большой картой Петрограда. Он попросил Белышева показать, где стоит крейсер; потом узнал, какова мощь его артиллерийского огня.

Белышев обстоятельно доложил о состоянии корабля — ремонт окончен, крейсер готов к боевой службе.

— А как настроение команды?

— Идем за Лениным!

Свердлов заявил, что Центральный Комитет партии большевиков надеется на команду крейсера, и вручил Белышеву мандат о назначении его «комиссаром от Военно-Революционного комитета при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов на крейсер «Аврора».

— Держитесь в полной боевой готовности, — напутствовал Свердлов. — Ждите приказа!

Вернувшись на корабль, Белышев сразу собрал судовой комитет, рассказал о встрече с Свердловым.

На крейсер, не мешкая, стали грузить снаряды, матросы запасались винтовочными патронами.

А Эриксон твердил свое: надо скорее выходить в море на пробу машин. Эриксон и упрашивал и грозил. Белышев прекрасно понимал, что Временное правительство пытается во что бы то ни стало выдворить корабль из Петрограда, ослабить силы большевиков. «Аврора» — это тридцать с лишним артиллерийских орудий, более пяти с половиной сотен революционных матросов.

— Последний раз говорю: корабль из Петрограда не уйдет! — отрезал Белышев.

Эриксон мрачно заперся в своей каюте.

Наступила ночь на 25 октября. Крейсер, готовый к бою, ждал приказа из Смольного. Матросы знали: там, в Смольном, находится Владимир Ильич Ленин, он рассчитывает на «Аврору»...

Юнкера развели Николаевский мост через Неву, чтобы красногвардейские отряды и воинские части, находившиеся на Васильевском острове, не смогли пройти в центр города. «Аврора» получила приказ из Смольного восстановить движение по мосту.

— Надо пройти вверх по Неве и бросить якорь у моста, — предложил Белышев судовому комитету.

Комитет согласился, но Эриксон воспротивился:

— Фарватер давно не чистили. Рисковать вверенным мне крейсером не могу.

— Поведем сами! — ответил Белышев и приказал посадить командира под арест.

Старшина сигнальщиков Сергей Захаров на шлюпке промерил глубины. Заработали машины. И командир попросил у Белышева разрешения подняться на мостик: понял, что вполне могут обойтись и без него; к тому же знал — с саботажниками матросы церемониться не станут.

«Аврора» пошла...

— Включить прожектор! — приказал Белышев. — Осветить мост!

Яркий луч, прорезав ночную мглу, заскользил по пролетам моста. Юнкера бросились врассыпную.

Авроровцы свели фермы, рабочие и солдаты хлынули к Зимнему дворцу.

Днем на «Аврору» принесли из Смольного написанное Владимиром Ильичом Лениным воззвание «К гражданам России» для передачи по радио. Белышев немедленно направился в радиорубку.

— Передавай! — приказал он радисту Федору Алонцеву. — Всем, всем, всем!

Алонцев застучал ключом: «Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Военно-Революционного комитета, стоящего во главе Петроградского пролетариата и гарнизона...»

В тот день комиссар не отдохнул ни минуты: формировал отряды для поддержания революционного порядка в городе, отправлял катера для охраны Смольного со стороны Невы, держал связь с кораблями Балтийского флота, пришедшими в Неву на помощь питерскому пролетариату.

А «временные» не сдавались. Засевшие в Зимнем дворце под охраной юнкеров, казаков и ударного батальона члены правительства Керенского ждали подхода контрреволюционных войск.

В конце дня Белышеву сообщили из Смольного: если члены Временного правительства к девяти часам вечера не сдадутся, то Зимний будет взят штурмом. По сигналу Петропавловской крепости — на ней поднимут красный огонь — «Авроре» надлежит сделать холостой выстрел в сторону Зимнего, который послужит сигналом к началу наступления революционных войск.

«Я отправился на бак, там у шестидюймового орудия стояли вахтенные комендоры, — вспоминал потом Белышев. — Напряжение все усиливалось. С берега доносилась стрельба. А Петропавловская крепость не давала о себе знать. Уже тридцать пять минут десятого, а красного огня все нет.

— Огонь, огонь! — раздались голоса.

Во мгле за мостом показался багровый огонь. Было девять часов сорок минут. Я отдал команду:

— Носовое, огонь! Пли!

Мелькнула вспышка выстрела, прокатился грохот над Невой, над набережными, над площадью Зимнего дворца. Мы прислушивались. В ответ на выстрел сквозь перестук пулеметов послышалось громовое «ура». Это наши пошли на штурм. Я отдал приказ зарядить орудие боевым снарядом: мало ли что...

И вот стало тихо.

— Прожекторы, живо!

К мосту бежал связной, махавший бескозыркой:

— На «Авроре»! Больше не стрелять. Наши в Зимнем!

— Ура, товарищи! Да здравствует Советская власть!»

В 1948 году «Аврора» стала на вечный якорь у Петроградской набережной. А немного позднее на ней был создан музей. На самом видном месте поместили мандат первого комиссара.

С тех пор по праздникам, когда личный состав выстраивается на верхней палубе для торжественного подъема флага, на правом фланге, рядом с командиром, можно видеть пожилого человека в гражданской одежде, на лацкане его пиджака сверкает орден Ленина. Это Александр Викторович Белышев.

— Флаг и гюйс поднять!

На носу крейсера поднимается гюйс — красный флаг с пятиконечной звездой в центре. А на корме — военно-морской флаг с изображением орденов Красного Знамени и Октябрьской Революции.

«Аврора» — единственный в нашей стране корабль, награжденный двумя орденами. Единственный в мире корабль, награжденный орденом, в центре которого изображен сам корабль — символ Великого Октября.
Кортик прапорщика

Под стеклом музейной витрины лежал старый морской кортик. Обычный кортик с потемневшей от времени костяной ручкой, в потертых кожаных ножнах. Но фамилия владельца заставила меня остановиться. «Принадлежал участнику Октябрьского вооруженного восстания 1917 года прапорщику Балтийского флота Семену Степановичу Синицыну».

Синицыну? Неужели тому самому?

Вспомнился весенний день 1943 года. Тяжелая морская артиллерийская батарея, стоявшая на окраине Ленинграда, готовилась к стрельбе по скоплению фашистских танков. Кляцнули многопудовые затворы.

— За Синицына! — воскликнул командир.

Раздались выстрелы, снаряды полетели в сторону врага.

— За Семена Степановича!

И снова оглушительный залп.

«За Синицына!» Этот возглас я слышал не раз, когда орудия линейных кораблей, крейсеров, эскадренных миноносцев били по врагу. Семен Степанович Синицын, известнейший на флоте офицер-артиллерист, пал смертью храбрых в бою с фашистами.

Но тогда я ничего не знал о революционном подвиге прапорщика. Я стал искать друзей и знакомых Синицына. И вот что мне рассказал его друг, старый большевик-подпольщик, участник штурма Зимнего Василий Спиридонович Кузнецов-Ломакин.

Семнадцатый год, ночь на 25 октября. На кораблях учебно-артиллерийского отряда, стоявших в Биорке, что недалеко от Выборга, до рассвета горели огни: матросы ждали приказа Кронштадтского Совета о походе в Петроград на помощь восставшим рабочим.

— Пушки на «Верном» готовы? — тихо спросил Кузнецов-Ломакин прапорщика Синицына.

— Полный порядок!

Василия Кузнецова-Ломакина и Семена Синицына связывала многолетняя дружба. Оба начинали матросами-комендорами, оба с 1912 года числились в списках политически неблагонадежных. Большевика Кузнецова-Ломакина за революционную работу в конце шестнадцатого года посадили в тюрьму, потом отправили в штрафной батальон. Только после февраля семнадцатого года комендор вернулся на флот.

Косо посматривали офицеры-монархисты на Синицына, только прицепиться не могли. К тому же удивительно талантлив был этот простой мужик из-под Твери. Лучше его никто не шал корабельные пушки. А как мастерски он обучал молодых матросов!

Унтер-офицер Синицын очень хотел учиться артиллерийскому делу, но где там — происхождение не позволяло. Лишь после того, как скинули царя, ему позволили сдать экзамены на звание прапорщика.

И вот настал последний, решающий...

Утром 25 октября был получен приказ: выступить «в полном боевом снаряжении в Петроград для защиты революции».

На палубах забурлил бушлатный поток. На митинге по предложению большевиков решили послать в столицу учебный корабль «Верный» с десантным отрядом в 160 человек. Командиром назначили Кузнецова-Ломакина.

— В помощники прошу Синицына! — сказал Василий.

— Согласны! — раздались голоса. — Наш человек!

«Верный» вышел в море.

Нелегким был этот рейс. Контрреволюционно настроенный командир корабля несколько раз пытался повернуть назад — то якобы рулевое управление отказало, то машины капризничают. В кубриках ядовито и зло шипели затесавшиеся в состав команды меньшевики и эсеры, они стращали матросов казацкими нагайками; эти были способны на всякую пакость. Еще перед походом они вдруг начали выгружать артиллерийские снаряды на баржу: у корабля, мол, недопустимо увеличилась осадка...

— Смотри за пушками в оба! — повторял Василий.

Синицын отвечал коротко:

— Готовы к бою!

На «Верном» стояло восемь орудий. Они были небольшими, самые крупные имели калибр 75 миллиметров, их снаряд весил около пяти килограммов, дальнобойность — до пяти километров. Но если защитники Керенского будут сопротивляться, «Верный» сумеет надежно поддержать рабочих и солдат: у пушек стояли самые лучшие ученики Синицына. Уж они-то покажут скорострельность...

Синицын, с циркулем в руках, рассматривал карту Петрограда: выходило, что «Верный» сможет поразить из своих орудий многие важные пункты столицы.

В 20 часов 15 минут «Верный» вошел в Неву и отдал якорь рядом с «Авророй». Кузнецов-Ломакин направился с десантным отрядом на берег.

— Зимний держать на прицеле! — предупредил он Синицына. — Приказ получишь с «Авроры».

— Есть держать «временных» на прицеле!

О дальнейшей судьбе прапорщика мне рассказали участники Великой Отечественной войны.

После победы Октября Синицын продолжал служить в артиллерийском отряде: он обучал комендоров для молодого красного флота. Его ученики сражались с белогвардейцами и интервентами на Балтийском море, Северной Двине, Волге, Каме. В девятнадцатом году Синицын тоже ушел на фронт — драться с Юденичем.

А после гражданской войны учился. И наконец исполнилась мечта — его пригласили на испытания образцов тяжелой морской артиллерии. При виде орудийных стволов у Синицына забилось сердце: вот это пушечки! И Синицын стал хлопотать у орудий, проверяя каждую деталь, каждый механизм. Конструкторы и крупнейшие ученые уважительно вникали в советы Синицына: за короткий срок он внес ряд ценных предложений, улучшающих боевые качества пушек крупного калибра.

«Артиллерийского деда» — так ласково называли Синицына моряки — знали на многих кораблях. Это он помог освоить новые дальнобойные орудия на крейсерах «Киров» и «Максим Горький».

И вот война...

Осенью 1941 года фашистские полчища подошли к Ленинграду. Один из бронетанковых полков врага остановился в 25 километрах от линии фронта для заправки горючим. И вдруг на него обрушились снаряды невиданной мощности. Взрываясь, они корёжили сразу несколько машин. И неудивительно: каждый снаряд весил 748 килограммов.

Это стреляла одна из «любимиц» Синицына — 356-миллиметровая пушка.

Могучая флотская артиллерия, в создание которой вложил столько сил Семен Степанович Синицын, наносила фашистам огромный урон.

Гитлеровские генералы запросили Берлин о присылке сверхмощного орудия. К Ленинграду тотчас, прогибая рельсы, отправился железнодорожный транспортер с «Толстой Бертой» — 420-миллиметровой мортирой. Она стреляла 800-килограммовыми снарядами на 12 километров.

И тогда вступила в бой наша 406-миллиметровая — вторая «любимица» Синицына. Она била на дистанцию почти 46 километров снарядами весом 1108 килограммов! От ее огня фашисты не могли укрыться за самыми толстыми железобетонными стенами.

Подразделение, в котором служил Синицын, вело напряженные артиллерийские бои с противником. Офицер сутками не отходил от орудий. Однажды Синицына направили на наблюдательно-корректировочный пост. Фашисты начали ураганный обстрел поста. Невзирая на опасность, Синицын продолжал выполнять боевое задание. И погиб на боевом посту.

Узнав о гибели героя Октября, артиллеристы многих батарей и кораблей флота произвели залпы «За Синицына». В этом артиллерийском хоре звучали голоса и пушек «Верного». Старый корабль (он назывался по иному «Ленинградсовет») стоял на Неве, отражая атаки фашистской авиации на город.

Спустя полвека после Октября в музей пришел Кузнецов-Ломакин. Увидев свой портрет, сказал:

— А что же о моем друге Семене Синицыне ничего у вас нет?

И посоветовал поместить в музее кортик революционного прапорщика, с которым он стоял на палубе «Верного» 25 октября 1917 года.

— Кортик хранится у сына Семена Степановича, кстати, тоже участника боев с фашистами, — продолжал Кузнецов-Ломакин. — Уверен, он передаст его вам — пусть и молодые знают «артиллерийского деда».
Самовар

— Ищите на крейсере самовар! — приказал английский генерал Пуль командиру отряда морских пехотинцев.

— Простите, сэр, тот, что из Глазго? — почтительно уточнил офицер.

— Да, да, тот самый, — недовольно поморщился генерал. — Найти во что бы то ни стало, доставить лично мне!

14 июля 1918 года советский крейсер «Аскольд», стоявший на Мурманском рейде, окружили английские корабли. Более полутысячи солдат забрались на его палубу. Матросов построили на юте, заставили открыть сундучки, чемоданы.

— Где самовар? — допытывался английский офицер у председателя судового комитета.

— В кают-компании. Где же ему быть!

— Вы прекрасно понимаете, о каком самоваре идет речь, — мрачно возразил офицер. — Я спрашиваю: где тот самовар, серебряный, с надписью?

Англичане старательно шарили в кубриках, в машинных отделениях, в орудийных башнях. Тщательно осматривали дальномерный пост, угольные ямы, лазарет.

Самовар словно канул в воду.

Завидев на горизонте пять дымов в ряд, сигнальщики уверенно определяли: идет крейсер «Аскольд». Его невозможно было ни с кем спутать, только он один в русском флоте имел пять труб — дымоходы восемнадцати котлов, пар которых вращал три громадных бронзовых винта.

В каких только морях не дымили трубы 36-пушечного «Аскольда»! Весной 1902 года он совершил поход с Балтики в Тихий океан. Когда разразилась русско-японская война, оборонял морские подступы к Порт-Артуру. В феврале 1904 года на нем держал флаг адмирал Макаров, летом «Аскольд» участвовал в бою с японским флотом, прорвался в Шанхай, а после войны пришел во Владивосток.

В первую мировую войну пятитрубный красавец дымил в Индийском океане, конвоируя английские и русские транспорты, ходившие в Китай, Японию, Америку, потом совместно с английским и французским флотами действовал на Средиземном море.

Но с корабля в Петербург шли не только сообщения о боевых успехах, шли тайные, тревожные донесения о революционных настроениях среди матросов. «Нижние чины» выказывали недовольство империалистической войной.

В январе 1916 года «Аскольд» пришел на ремонт во французский порт Тулон. А вскоре старший офицер положил на стол командира стопку большевистских прокламаций, изданных русскими эмигрантами.

— Кто принес?

— Вон эти, — зло прошипел старший офицер, указывая на сновавших по палубе мастеровых в беретах и промасленных комбинезонах. — И как только они столковались: ведь ни один из наших матросов ни бельмеса по-французски...

Через некоторое время стало известно: на корабле действовал революционный кружок, матросы установили связи с большевиками-эмигрантами, получавшими задания Ленина.

А тут еще сногсшибательное известие из Петрограда: начальник Архангельского губернского жандармского управления предупреждал, что по сведениям из «негласных источников» на «Аскольде» готовится бунт.

Командир направил в Петроград шифрованную телеграмму с просьбой поскорее перевести «Аскольд» из Тулона в другое место, подальше от зловредного влияния французских мастеровых.

Многие офицеры крейсера требовали принятия к матросам суровых мер. Корабельный священник Антонов заявил: «Надобно повесить человек десять, тогда все будет спокойно».

Пока подыскивали тихую гавань для корабля, сторонники «пастыря божьего» искали повод для расправы с революционно настроенными матрасами. Повода не было, и тогда они его сфабриковали. Ночью 21 августа 1916 года на «Аскольде» произошел взрыв малокалиберного снаряда. Он был произведен умело — ни повреждений, ни жертв. Но провокаторы добились своей цели: четверо матросов были расстреляны, более сотни, как политически неблагонадежные, отправлены под конвоем в Россию и посажены в плавучую тюрьму.

Наконец и Тулон оставили, перешли для ремонта в английский порт Гринок.

И что же? Не прошло и недели, как командиру доложили: матросов видели в клубе горняков, в местной организации британской социалистической партии, на рабочих сходках в Глазго и Ливерпуле.

Офицеры-монархисты негодовали: и здесь мастеровые подбивают матросов. Ну, понятно, экспансивные французы, у этих любовь к свободе, к республике в крови. Но англичане — флегматики, чопорные, с консервативными традициями, — кто бы мог подумать, что они придут на корабль, будут сочувствовать по поводу расстрела в Тулоне, а потом будут поздравлять матросов с падением царизма и на «Аскольде» будут объятия, пылкие речи.

Чем дальше — тем хуже. Матросы установили связь с большевиком Максимом Литвиновым, с лидером рабочего движения Уильямом Галлахером. Начались митинги, собрания. Несколько сот моряков вместе с рабочими участвовали в демонстрации, над колонной плыл лозунг: «Да здравствует свободная Россия!»

13 мая 1917 года большая группа аскольдовцев выехала в город Глазго. Здесь на митинге — над многотысячной толпой реяли красные флаги — матросы и рабочие выступали против войны, призывали к борьбе с капиталистами. Над площадью звучала песня:

Отречемся от старого мира,
Отряхнем его прах с наших ног...

Полицейские получили приказ разогнать митинг но, увидев, рослых, сильных моряков, вложили дубинки в футляры.

Горняки Глазго торжественно вручили матросам «Аскольда» два красных флага. Один они просили передать пролетариату Петрограда, второй — Петроградскому Совету. А экипажу крейсера рабочие подарили серебряный самовар, очень красивый, похожий на искусно выполненную вазу. На нем была выгравирована надпись: «Подарено рабочими и социалистическими организациями Глазго нашим русским товарищам с «Аскольда» в память их пребывания в Глазго. Шотландия, май 1917 года».

Английским властям это очень не понравилось. Они обвинили офицеров крейсера в отсутствии дисциплины на корабле. «А где были ваши полицейские, когда рабочие вместе с матросами ходили по улицам Глазго и распевали революционные песни?» — оправдывались те.

На «Аскольд» прибыли представители английского правительства. Команду построили на верхней палубе. Пока господа представители увещевали матросов не вмешиваться в политику, сыщики проворно обыскивали кубрики. Они нашли красные флаги, врученные рабочими, упрятали под плащами и унесли. А самовар, как ни шарили, не обнаружили.

Английские власти предложили «Аскольду» покинуть гавань. 13 июня 1917 года крейсер взял курс в Мурманск.

Команда «Аскольда» шла за большевиками. В октябрьский день, получив известие о победе вооруженного восстания в Петрограде, корабль передал в эфир: «Комитет и команда крейсера «Аскольд» стоят на стороне власти Советов и такое свое решение будут поддерживать всеми имеющимися средствами».

Враги революции, окопавшиеся в штабе Мурманского отряда кораблей, всячески пытались ослабить боеспособность «Аскольда». Под различными предлогами они списали с крейсера сотни преданных Советской власти матросов, а сам корабль хотели сдать на долговременное хранение в порт.

В марте 1918 года английские интервенты высадили в Мурманске десант. Оставшаяся на «Аскольде» группа матросов готовилась дать решительный отпор захватчикам. Тогда английский генерал Пуль приказал захватить крейсер и арестовать матросов. А заодно изъять наконец тот самовар, который не сумели найти и отобрать в Англии.

Самовар искали долго. Взламывали каюты, склады, залезли в судовую кассу. Нет и нет!

— Осмелюсь предположить, сэр, — докладывал генералу Пулю командир отряда морской пехоты. — Самовар большевики уничтожили.

В 1920 году интервенты, удирая из Мурманска, увели «Аскольд» с собой.

Так и не вернулся пятитрубный морской скиталец на свою Родину.

А самовар матрасы сумели-таки вынести с корабля и в перерывах между боями — многие аскольдовцы сражались с интервентами на суше, — попивая чаёк, тепло вспоминали английских друзей. Морякам было известно, что английские рабочие требовали немедленного прекращения интервенции, по всей стране проходили бурные демонстрации под лозунгом: «Руки прочь от России!»

Когда интервентов и белогвардейцев вышвырнули с Севера, матросы доставили самовар в Морской музей.

Поныне эта реликвия интернациональной пролетарской солидарности стоит в нашем музее.
Каспийские ловушки

Однажды известный советский флотоводец Иван Степанович Исаков долго и внимательно рассматривал хранящиеся в музее модели военных судов.

— Богатая коллекция, — сказал он. — Досадно, что не хватает в ней одного очень интересного корабля.

— Крейсера? — спросил историк флота и моделист Сергей Федорович Юрьев. — Сторожевика? Новой подводной лодки?

— Не угадали, — улыбнулся Исаков.

Взяв лист чистой бумаги, он стал рисовать... парусную рыбницу.

— Но наш музей — военно-морской, — недоуменно промолвил Юрьев.

А Исаков продолжал рисовать. Он тщательно вывел корпус, мачту, косой парус, изобразил даже сельдяные бочки на палубе и спущенный за борт кусок рыболовной сети. И вдруг карандаш, соскользнув вниз, к самому килю шхуны, начертал такое, что Юрьев ахнул.

— Да-с, вот так-то, — сказал Иван Степанович. — А предложил это инженер-механик Каспийской военной флотилии Валерьян Людомирович Бжезинский. В последние годы я потерял его из виду...

Весной 1920 года белогвардейские корабли, действовавшие в Каспийском море, панически шарахались от простых безобидных рыбниц. Едва завидев парус, сразу поворачивали и давай бог ноги. И лишь отойдя кабельтовых на тридцать, открывали по суденышку ураганный огонь. И стреляли непременно на большом ходу, часто меняя курс...

А все началось с таинственного исчезновения вспомогательного крейсера «Князь Пожарский». Вышел он на подступы к красной Астрахани заградить минами фарватер большевистским кораблям из Волги в Каспий и пропал. Пропал, как его и не было! Катера и самолеты много дней обшаривали море, но не нашли никаких следов. Словно бы испарился «Князь Пожарский».

И стали белые гадать: что ж приключилось? Кораблекрушение? Кой черт, на море царил штиль. Следовательно, крейсер потопили? И притом потопили мгновенно — радист не послал в эфир даже короткого сигнала. Господи, неужели опять эта дьявольская рыбница?..

В конце девятнадцатого года один из белогвардейских кораблей встретил в море рыбницу. Несколько деникинцев на катере подошли к паруснику. На палубе суденышка подрагивала пара увесистых осетров, из корзин торчали судаки и сазаны.

— Рыбу забрать! — приказал офицер. — Судно осмотреть!

— Господин офицер! — обратился к нему старший из рыбаков. — Оставьте что-нибудь: ВРДЬ дома жены, дети, есть нечего...

— Молчать! — рявкнул офицер. — Встать здесь!

Трое рыбаков и худенький подросток сгрудились на корме.

Стуча сапогами, солдаты осмотрели трюмные отсеки, рубку, забрали медный чайник, .кружки, брезентовый плащ. Юный рыбак с нескрываемой ненавистью глядел на грабителей.

— Почему не выпускаем? — шепнул он капитану.

Офицер заметил, как тот порывисто сжал руку подростка.

— Что ты сказал? — накинулся деникинец. — А ну повтори! Чего выпускать?

Мальчик молчал.

— Осмотреть шхуну еще раз! Каждый уголок прощупать!

Снова шарили в трюмах, в рубке.

— Ничего особого, господин капитан!..

Набежавшая волна вдруг сильно накренила парусник. Офицер — он оставался на катере — увидел: под килем у шхуны что-то тускло блеснуло. Деникинец ухмыльнулся: ах вот они где самую крупную рыбку прячут...

— Всем стать к борту! — закричал он. — Взять рыбаков под прицел!

Судно накренилось, и лицо офицера вдруг побелело от страха: под днищем виднелось длинное, блестящее сигарообразное тело: торпеда!!!

Рыбаков связали, доставили в Петровок. Конечно, оказались они красными матросами, коммунистами. А мальчонку взяли для маскировки: обучаем, мол, промыслу.

— В каком затоне вооружаются рыбницы? — допрашивали белые. — Сколько торпед на астраханском складе? В какие районы направляются суда-ловушки?

Моряки молчали. Белые зверски истязали пленников, вновь и вновь повторяли вопросы. В ответ — ни звука. И только когда белый атаман спросил, сколько же рыбниц вооружены торпедами, самый старший из «рыбаков», человек с упрямым подбородком, сплевывая кровь, ответил:

— Все! Не отведать вам больше каспийской рыбки, буржуи проклятые!

Комиссара и его «рыбаков» казнили. А командирам кораблей строго приказали: не подпускать рыбницы на пушечный выстрел.

С тех пор белые бешено палили по каждой рыболовецкой шхуне, палили без предупреждения. Еще бы: такая рыбница-торпедница может бесшумно подкрасться ночью к самому крупному кораблю и запросто отправить на дно. А то врежется вместе с торпедами (у захваченной шхуны их оказалось две) в борт крейсера, взорвет и себя и корабль.

Но белогвардейские корабли продолжали исчезать. Бесследно пропал нефтевоз, переоборудованный в боевой корабль. На его палубе стояли шестидюймовые пушки, а бортовые цистерны залиты бетоном, такую плавучую крепость могла потопить только торпеда. Пропал и крейсер «Князь Пожарский»...

Сергей Федорович Юрьев изготовил модель парусника, вооруженного торпедами.

Стали разыскивать Бжезинского.

— А не тот ли Бжезинский, что участвовал в создании первых советских крейсеров и эсминцев? — предположил кто-то из сотрудников музея.

Позвонили Валерьяну Людомировичу.

— Да, я служил на Каспии, — был ответ. — Рассказать о рыбницах-торпедницах?

Еще до встречи в музее мы узнали от старых моряков биографию Бжезинского. В марте 1917 года он, будучи мичманом, был избран балтийскими матросами членом Кронштадтского Совета. А летом того же года был направлен в Мурманск механиком на крейсер «Аскольд», участвовал там в борьбе с меньшевиками и эсерами. Потом Каспий. Был делегатом X и XI съездов большевистской партии. В годы пятилеток строил корабли.

И вот в музей пришел высокий, седоволосый человек.

— Белогвардейцы имели в то время на Каспии более десятка вспомогательных крейсеров, — рассказывал Бжезинский. — Они часто грабили рыбаков. Чтобы отобрать улов, подходили к шхуне вплотную. Вот и подумалось: а не попотчевать ли любителей нежной осетринки стальной рыбиной?

Оборудование рыбниц велось в глубокой тайне, в глухом волжском затоне, повыше Астрахани. Не хватало материалов, инструментов. Выручала матросская смекалка. Среди матросов нашлись и плотники, и токари, и слесари.

Однажды в затоне побывал командующий Южным фронтом Михаил Васильевич Фрунзе, он похвалил моряков за боевую инициативу...

— Да, теперь — как же действовали наши торпеды? — продолжал Валерьян Людомирович. — Обе торпеды прикреплялись к днищу металлическими бандажами. Чтобы выстрелить, надо было вынуть искусно замаскированную заглушку в корпусе и специальным ключом — пять поворотов — ослабить бандажи, и по приказу капитана дернуть за упрятанный на дне кончик тонкого металлического канатика, прикрепленного к торпеде. Срабатывала система сжатого воздуха, и торпеда устремлялась вперед. Прицеливание, понятно, велось всем корпусом рыбницы.

На груди Бжезивского выделялась ленточка ордена Боевого Красного Знамени. Кто-то спросил, когда и за что получена эта награда.

— В гражданскую войну. За Каспий.

Он немного помолчал, потом продолжил:

— Адмирал флота Исаков не случайно вспомнил рыбницу-ловушку. В девятнадцатом году он командовал на Каспии эсминцем «Деятельный» и принимал самое активное участие в подготовке торпедниц к боевым действиям. А вот командиром той шхуны, которую захватили белые, был лучший друг Исакова, Миша Костин. Славный был человек и погиб с честью...
Корабль из легенды

Эта пушка была гордостью нашего музея, около нее постоянно толпились посетители. В годы войны с фашистами она стояла на мониторе «Железняков». А этот Корабль овеян легендами, как и человек, именем которого он назван.

Ветераны вспоминали, как монитор уничтожал вражеские батареи, сражался с танками, расстреливал пехоту на речных переправах.

Пожилой колхозник из-под Новороссийска даже спел нам песню, популярную на юге в военные времена:

На Тамани, на Кубани
Славу русских моряков
Отстоял в боях с врагами
Монитор «Железняков»

И все расспрашивали о судьбе монитора. А что тут скажешь? Стоит «демобилизованный по ранению» в одном из южных портов, стоит без флага, без пушек и пулеметов, корпус используется как пристань для речных судов, и пассажиры даже и не предполагают, что они на палубе знаменитого корабля.

Нет, говорить об этом не хотелось. Отвечали коротко, неопределенно: находится, мол, где-то на юге...

Однажды сотрудники музея решили написать о боевом пути монитора в тот город, где строился «Железняков». Может быть, молодежь займется кораблем-героем, придумает, как воздать ему должное?

Осенью 1934 года на киевском судостроительном заводе «Ленинская кузница» был заложен 240-тонный речной бронированный военный корабль. Пока клепали корпус, киевляне и моряки подбирали ему имя.

— Назовем его «Железняков», — предложили черноморцы.

Анатолий Железняков, балтийский матрос, командир отрада, штурмовавшего Зимний, после победы Октябрьского восстания сражался с белогвардейцами на юге России. В одном из боев, командуя бронепоездом, он получил смертельное ранение. Железнякова похоронили в Москве, но в легендах, сложенных народом, матрос остался там, где погиб. Это о нем писал поэт Михаил Голодный:

В степи под Херсоном
Высокие травы.
В степи под Херсоном курган.
Лежит под курганом,
Заросшим бурьяном,
Матрос Железняк партизан.

Предложение моряков горячо поддержали судостроители.

Монитор «Железняков» служил на Днепре, а накануне Великой Отечественной войны перешел на Дунай, где на протяжении более 120 километров проходила государственная граница Советского Союза.

На рассвете 22 июня 1941 года речную тишину разорвал грохот орудий: противник внезапно открыл огонь по нашему берегу. Корабли советской флотилии тотчас ответили. Особенно метко били орудия «Железнякова».

Через два дня «Железняков» завязал бой с пятью вражескими кораблями, пытавшимися прорваться к нашему берегу. «Железняков» решительно пошел на сближение с ними. Враг почувствовал — таранит, сам погибнет, но не пропустит, и фашисты повернули вспять.

Противник даже приуныл: где там перебраться через Дунай, когда даже на своем берегу поплескаться в воде не дает этот плавучий большевистский форт.

А лето было знойное, река манила свежестью и прохладой. Фашисты задумали искупаться ночью. Темень была хоть глаз выколи. Предвкушая наслаждение, гитлеровцы разделись, тихонько вошли в воду. Не успели окунуться, как река озарилась вспышками выстрелов.

«Железняков» стрелял всеми шестью орудиями. Многие купальщики навсегда остались в воде.

Вместе с другими кораблями флотилии «Железняков» отбивал попытки фашистов форсировать Дунай. Почти месяц они не могли перешагнуть нашу дунайскую границу.

Наконец, ценою больших потерь, врагу удалось переправиться через реку Прут и выйти в тыл флотилии. Фашисты ликовали: теперь-то экипаж монитора должен либо сдаться, либо затопить свой корабль. К Черному морю не пройти, да и делать там нечего плоскодонному речному судну, крутая морская волна перевернет его.

Но, к изумлению фашистов, «Железняков» взял курс к устью Дуная. На десятках километров пути от порта Рени до порта Измаил противник подготовился к встрече с монитором. В прибрежных кустах, почти у самой воды, притаились противотанковые пушки, чуть подальше — самоходные и полевые орудия, минометы.

Позиции врага скрывались за деревьями и строениями, а «Железняков», стоило ему появиться на речной глади, был бы как на ладони.

И вот он появился. Тотчас вокруг него начали рваться снаряды, осколки застучали о броню. Когда огонь был особенно плотен, «Железняков» поворачивал к берегу, стрелял в упор. Бросая пушки, вражеские солдаты и офицеры разбегались...

А через несколько дней фашистские летчики доставили в штаб аэрофотоснимки. Генералы не верили своим глазам: монитор шел по штормовому морю, шел в Николаев.

А потом был Южный Буг. Матросы искусно замаскировали пятидесятиметровый корпус корабля. На мачте трепетала листвой молодая березка, на стальной палубе лежал ковер из свежей осоки и камышей, на артиллерийских башнях кудрявился кустарник. Пахло вялой зеленью и пороховым дымом: корабль беспрерывно находился в боях.

Фашисты хотели переправиться через Южный Буг у села Варваровка. И вдруг от противоположной стороны реки тихо отплыл зеленый островок и обрушил на них ливень снарядов и пуль. Гитлеровцы отступили.

В другой раз противник установил в районе Херсона батарею для обстрела наших войск. «Железняков» незамеченным подобрался вдоль берега и уничтожил ее.

Поэт Михаил Голодный написал стихотворное приветствие экипажу, оно стало песней:

Соленый ветер Черноморья
Разносит песню моряков.
На радость нам,
Врагу на горе —
Здесь монитор «Железняков».
Заткнул он глотку батарее,
С врагом закончил разговор.
И красный флаг,
Победно рея,
Под ветром хлопает в простор.
Он грозным именем героя
Был назван много лет назад.
Стихи слагая,
Песню строя,
Я это имя вспомнить рад.

Монитор наносил большие потери фашистским войскам. Командующий гитлеровской армией потребовал уничтожить корабль силами авиации.

Гм, уничтожить... Попробуй найди-ка его! Он маскируется то под небольшой зеленый островок, то под мысок. Воздушный разведчик обнаружил зеленый мысок, который на карте не значился. Прилетели «юнкерсы», сбросили уйму бомб. А мысок-то оказался настоящим.

Воздушным разведчикам приказали летать ниже, чтобы лучше разглядеть неуловимый корабль. Один из летчиков снизился над островком, а тот как ударит по самолету из всех орудий и пулеметов, и пилот так и не успел сообщить по радио о том, что островок был монитором.

Но однажды фашисты все-таки нащупали «Железнякова». Бомбежка продолжалась несколько часов. Противник объявил монитор потопленным. А он был лишь ранен: снаряды повредили дальномер, артиллерийскую башню, руль. Моряки исправили повреждения, корабль спустился в устье Днепра, обогнул Крымский полуостров, вошел в Азовское море.

Летом 1942 года «Железняков» — им командовал капитан-лейтенант Алексей Харченко — сражался на Кубани. В августе он попал в тяжелое положение: враг отрезал путь в Азовокое море. Взорвать корабль? На палубе собрались коммунисты. Они призвали экипаж спасти монитор, пробиться к морю.

Путь был один — через узкую мелкую речку Пересыпь, каждый метр которой простреливался артиллерией противника.

И «Железняков» пошел... Рвавшиеся вблизи монитора снаряды обрушивали на палубу тонны песка.

Чтобы уменьшить осадку, все матросы, за исключением мотористов и комендоров, сошли с палубы и брели рядом в воде, готовые подтолкнуть корабль. И вдруг толчок — монитор врезался в косу... А в воздухе появились бомбардировщики. «Железняков» открыл по ним ураганный огонь, а матросы лопатами и ломами расчищали путь родному кораблю...

Монитор прорвался в Азовское море. Но и там досталось! Сильный шторм выбросил его на мель, сломал руль. Моряки приделали деревянный, корабль направился в Черное море. Когда проходили Керченский пролив, фашисты выпустили по монитору более трехсот снарядов.

Тяжело раненный, усталый от непрестанной борьбы со штормами, «Железняков» добрался до Поти. Стоявшие в порту корабли приветствовали его длинными гудками.

В сентябре 1944 года «Железняков» снова прибыл на Дунай, он участвовал в освобождении Болгарии, Румынии, Югославии.

За время войны «Железняков» прошел с боями по рекам и морям свыше сорока тысяч километров, отразил 127 воздушных атак, уничтожил 13 артиллерийских и минометных батарей, 4 батальона пехоты, немало танков, бронемашин.

Обо всем этом работники музея и написали киевлянам. А через некоторое время авторов письма вызвал начальник музея.

— Звонили из Киева, — сказал он, — с завода «Ленинская кузница».

— По поводу нашего письма?

— Дошло ваше послание, дошло, — улыбнулся начальник. — Готовьте пушку с «Железнякова» к отправке в Киев.

Сотрудники переглянулись. Как! Отдать другому музею ценную боевую реликвию?

— Орудие будет установлено на «Железнякове», — продолжал начальник. — Киевские комсомольцы вместе с теми, кто строил монитор и кто сражался на нем, восстанавливают корабль, каким он был в годы Великой Отечественной войны.

Так музей лишился орудия с легендарного монитора. Зато на вопросы посетителей о судьбе корабля экскурсоводы теперь отвечают: «Железняков» в строю!»

Снова над кораблем прославленный в боях военно-морской флаг, снова грозно глядят жерла его орудий.

«Железняков» взлетел в Киеве на огромную бетонную волну — постамент и замер там на века, олицетворяя воинское мужество и беспредельный ратный героизм моряков.

А со стапеля «Ленинской кузницы» был спущен на воду новый «Железняков» — большой океанский траулер, построенный по последнему слову техники. Эстафета боевого корабля перешла к мирному труженику морских просторов.

— Он назывался «Туман»...

Так обычно начинают экскурсоводы рассказ о сторожевике Северного флота, вступившем в неравный поединок с тремя фашистскими эсминцами. А каким он был, этот корабль? Экскурсоводы называли водоизмещение, длину, ширину и осадку судна, мощность машин и скорость хода. Но цифры оставались цифрами, а люди хотели представить облик корабля-героя. К сожалению, у нас не было ни одной фотографии «Тумана», а сам он, искореженный вражескими снарядами, уже давно лежал на дне Баренцева моря под толщей холодных вод.

И вдруг «Туман»... появился в музее.

До Великой Отечественной он носил другое имя.

Когда фашисты нашали на нашу Родину, многих рыбаков-североморцев призвали в ряды военного флота, призвали вместе с их промысловыми судами. Мобилизационную повестку получил и траулер «Лебедка». Это было судно-труженик, около десятка лет оно бороздило полярные моря. И всегда возвращалось в Мурманск с трюмами, наполненными треской, пикшей, сельдью, морским окунем, зубаткой. «Лебедка» была передовым траулером, она перевыполняла планы по добыче рыбы. О ней писали в газетах, ее ставили в пример всем командам, награждали почетными грамотами.

На второй день войны с траулера сняли промысловое оборудование — тралы, сети, столы для разделки рыбы, выгрузили бочки. Поставили на палубу две пушки, на крылья мостика — два пулемета, а трюмы заполнили артиллерийскими снарядами и глубинными бомбами. Траулеру присвоили воинский чин — сторожевой корабль, дали новое имя — «Туман». 26 июня 1941 года на нем подняли военно-морской флаг.

А через три дня, находясь в дозоре, «Туман» принял первый бой с фашистскими бомбардировщиками. Снизившись, гитлеровцы хотели позабавиться расправой с бывшей рыболовной посудиной. «Туман» так метко полоснул пулеметными очередями, что «юнкерсы» бросились врассыпную.

Вскоре, взяв на борт более сотня солдат, «Туман» вместе с другими кораблями пошел туда, где фронт упирался в море. Вплотную к берегу подойти оказалось невозможно — мешали камни. Солдаты приготовились прыгать в ледяную воду. А ведь им после того предстояло идти в атаку...

Боцман Александр Саблин и матрас Филипп Марченко упредили пехотинцев, сами прыгнули за борт.

— Давай сходню! — крикнул Марченко...

Стоя по грудь в воде, они положили на свои плечи тяжелый, сколоченный из толстых досок, трап, и десантники, подняв пулеметы, ящики с патронами, начали высадку.

Противник обстреливал корабль. Осколком был ранен Марченко, его заменил старшина второй статьи Иван Волок.

Холод пронизывал моряков до костей, но трап на живых опорам действовал до тех пор, пока на сушу не сошел последний солдат.

— Спасибо, моряки! — кричали пехотинцы.

Такими были матросы с «Тумана».

В августе 1941 года «Туман» заступил в дозор — охранять подходы к Кольскому заливу между полуостровом Рыбачьим и островом Кильдин.

Фашистские корабли и самолеты не раз пытались проникнуть в залив: там на рейде стояли транспорты, там был Мурманск — главный порт советского Севера. Корабль-часовой давал отпор врагу. В вахтенном журнале об этих стычках записывалось кратко: «Обнаружена подводная лодка противника. Сброшено десять глубинных бомб», «Появились два самолета противника. Высота 1500 метров. Выпущено двенадцать снарядов каждым орудием».

Так было четверо суток. На пятые рано утром в облаках показался фашистский самолет-разведчик. Покрутился высоко над кораблем и ушел.

— Кого-нибудь вызвал, — определил командир «Тумана» старший лейтенант Лев Шестаков. — Бомбардировщиков или подводную лодку... Усилить наблюдение!

Прошло около часа.

— На горизонте дымы! — не отводя глаз от бинокля, крикнул помощник командира лейтенант Леонид Рыбаков.

— Наших кораблей там нет, — нахмурился Шестаков. — Это немец!

Моряки встали к орудиям, из погреба подали боезапас.

Вскоре показались мачты, мостики, трубы. К «Туману» приближалась тройка эскадренных миноносцев. Сверкнули вспышки орудийных выстрелов, над «Туманом» провыли снаряды.

«Обстрелян тремя вражескими эсминцами, — радировал лейтенант Шестаков в штаб. — Принимаю бой».

Это была последняя радиограмма с «Тумана»: осколок снаряда перебил антенну.

На каждом фашистском миноносце стояло по пяти 130-миллиметровых орудий, а на «Тумане» — две 45-миллиметровки. Эсминцы имели скорость 36 узлов, а сторожевик — 10. Но «Туман» принял неравный поединок.

Эсминец «Байтцен» попытался подойти к «Туману» на короткую дистанцию, но, получив несколько снарядов — видно было, как взметнулись обломки мостика, — бросился прочь.

На мостике головного фашистского корабля стоял адмирал.

— На траулере, однако, не торопятся спускать флаг, — проворчал он. — Спятили, что ли, — сопротивляться трем новейшим эсминцам!

«Туман» продолжал бой. Не давая фашистам пристреляться, он бросался то вправо, то влево, то стопорил ход, когда снаряды должны были падать по курсу, то давал самый полный, когда грозило накрытие.

Вокруг «Тумана» бушевал огненный смерч. Вдруг сторожевик дрогнул и осел: снаряд попал в палубу, изрешетил ходовой мостик. Командир и комиссар упали. Лейтенант Рыбаков склонился над ними. Убиты...

— Принимаю командование кораблем! — услышали моряки.

И снова ослепительная вспышка, грохот: снаряд снес трубу.

Рыбаков приказал зажечь дымовые шашки. Укрыться в завесе не удалось — сильный, порывистый ветер мгновенно развевал ее.

Еще несколько попаданий. Корабль горел, в пробоины рвалась вода.

— Флаг! — раздался чей-то голос. — Сбит флаг!

Рулевой Константин Семенов быстро поднялся на грот-мачту, поймал конец перебитого фала, прикрепил бело-голубое полотнище. Иссеченный осколками, флаг снова реял над кораблем.

Фашисты нервничали. Адмирал стиснул зубы: эта посудина, которая по всем законам плавучести давно должна была уйти на дно, сражалась. Траулер не только задержал отряд, но и нанес кораблям повреждения.

— Не умеете стрелять, олухи! — гаркнул адмирал. — И это матросы фюрера!

Снаряды корежили корпус «Тумана». Почти половина команды погибла, но пушки... пушки все еще не умолкали.

Когда сторожевик погрузился почти до самой палубы, Рыбаков приказал матросам перейти на шлюпки.

Тридцать два моряка под огнем эсминцев направились к ближайшему берегу. Они молча смотрели на уходивший в пучину родной корабль. Прощай, «Туман», прощайте, погибшие герои...

Рыбаков записал координаты места гибели «Тумана»: «Широта 69 градусов, 31 минута северная, долгота 33 градуса, 39 минут восточная».

А из Мурманска вышли в погоню за эсминцами советские боевые корабли. В небе мчались наши бомбардировщики, мчались мстить за «Туман».

Настигнув эсминцы, самолеты спикировали. Тяжелая фугаска врезалась в палубу «Байтцена», корабль окутался клубами дыма. А бомбы продолжали падать...

Двадцать лет спустя — 10 августа 1961 года — из Кольского залива вышел новый, недавно спущенный с верфи сторожевой корабль. У него еще не было имени.

Разрезая острым форштевнем волны, сторожевик шел в район, где сражался и погиб «Туман».

Матросы и офицеры корабля были одеты в парадную форму.

Щелкнул динамик радиотрансляции, поступила команда:

— Личному составу построиться на верхней палубе!

Штурман доложил командиру:

— Находимся в точке гибели «Тумана».

Корабль лег в дрейф.

— В память моряков «Тумана», отдавших свою жизнь за свободу и независимость Советской Родины, — звучал голос командира, — флаг приспустить!

Флаг дрогнул и медленно пошел вниз.

Потом был зачитан приказ. Слова: «В честь корабля-героя присвоить сторожевому кораблю имя «Туман» — были встречены матросским «ура».

Раздались орудийные залпы, моряки сбросили на волны венки из живых цветов.

Однажды в музей пришел офицер, служивший на Краснознаменном Северном флоте.

— А хорошо бы сделать модель первого «Тумана», — оказал он.

Начальник модельной мастерской согласился, но прибавил, что для этого нужна техническая документация по бывшему рыболовному траулеру.

— Я нарисую, как выглядел «Туман», — предложил офицер и набросал на листе бумаги очертания корпуса, мачты, мостик, трубу...

— Э, нет, — улыбнулся начальник мастерской. — Мы строим модели только по чертежам самого корабля. А их-то и нет. Сколько ни пытались, не могли их найти. Наверное, погибли вместе с кораблем...

— Чертежи должны храниться в Мурманске, — заявил офицер. — Постараюсь их разыскать.

— Будут чертежи — будет и «Туман»!

Вскоре, к радости модельщиков, в музей прибыли чертежи «Лебедки». На «стапеле» началась работа.

И вот на музейном стенде появилась модель рыболовного траулера, вооруженного пушками и пулеметами. На его мачте развевается военно-морской флаг.

— Таким был «Туман», — с гордостью говорят теперь экскурсоводы, показывая посетителям музея модель корабля-героя.
На свехсрочной службе

— Ровно метр! — восхищенно воскликнул парень. — Никакой снаряд не пробьет.

Он измерял толщину борта, часть которого выставлена в музее. 256-миллиметровая броневая плита, около 600 миллиметров дубовой прокладки и снова сталь...

— Таким был русский броненосец «Петр Великий», заложенный в Петербурге в 1869 году, — сказал экскурсовод. — И представьте, он участвовал в обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

Помните, линейный корабль «Париж» бомбическвми 68-фунтовыми пушками громил в Синопской бухте турецкий флот? Но вскоре и эти мощные орудия устарели. На смену гладкоствольным, заряжавшимся с дула, пришли орудия с нарезными стволами. Они стали стрелять тяжелыми снарядами с острозаточенной передней частью. Такие снаряды были тяжелее ядер в пять-шесть раз. Поясок, надевавшийся на снаряд, при выстреле вжимался в нарезы ствола и, двигаясь по этим винтообразным канавкам, придавая полету устойчивость. Кучность стрельбы сразу возросла.

Увеличение ударной мощи артиллерии заставило «оковывать» корабли металлом. Так появились броненосцы.

Англия считала, что она превзошла другие страны в постройке «окованных» кораблей. Ее мониторы слыли самыми сильными в мире. И вдруг известие из России: на берегах Невы построен по проекту адмирала Попова невиданной мощи броненосец.

И действительно, «Петр Великий» был велик! Десять тысяч тонн водоизмещения — столь крупного корабля не было в мире. Низкобортные английские броненосцы с устаревшей гладкоствольной артиллерией казались маленькими и неуклюжими в сравнении с этим гигантом. Броневой пояс достигал 356 миллиметров; на английских кораблях — не более ста. А еще стеной возвышался броневой бруствер, защищавший основание дымовой трубы, котельные вентиляторы, рулевую рубку. Из двух бронированных башен глядели стволы четырех нарезных 12-дюймовых пушек. Поэтому броненосец называли брустверно-башенным.

Конечно, такой «утюг» не сдвинули бы с места никакие паруса. На нем установили паровые машины мощностью в восемь с лишним тысяч лошадиных сил. Два трехлопастных винта двигали корабль со скоростью более четырнадцати узлов.

Английские броненосцы могли действовать лишь вблизи берега: даже при малом волнении амбразуры башен захлестывало и приходилось прекращать стрельбу. «Петр Великий», как бастион, возвышался над водой, он мог плавать в шторм. Команду корабля-великана составляли 440 моряков.

Лорды Адмиралтейства стали утверждать: русские не могли создать такой превосходный корабль, его спроектировал... английский инженер Рид. Достопочтенных лордов посадил в лужу сам Рид. 9 октября 1872 года он выступил в газете «Таймс»: «Позвольте мне опровергнуть сообщение, будто я составил проект русского броненосца «Петр Великий»... Это поразительное судно, самое могущественное во всем свете. Чертежей его я даже не видал... Было бы для нас пагубным самообольщением думать, что прогресс во флотах других держав исходит из Англии».

|»Петр Великий» много лет был флагманом отрядов броненосных кораблей Балтийского флота. В 1896 году на нем держал свой флаг командующий эскадрой вице-адмирал Степан Осипович Макаров.

Почти тридцать лет бороздил моря броненосец. Он уже устарел для морских сражений, на флоте появились более совершенные корабли. А что же было делать с «грозой морей»? Корпус ветерана, сработанный из уральской стали, по-прежнему был крепок. Корабль решили зачислить на сверхсрочную службу. Его капитально отремонтировали, на палубе установили новые артиллерийские орудия и назначили учебным кораблем. Каждый год в Финском заливе с весны до глубокой осени гремели его пушки. Тысячи и тысячи балтийских комендоров научились на нем искусству меткой стрельбы. Среди них были и моряки «Авроры», которые вечером 25 октября семнадцатого года произвели исторический выстрел, послуживший сигналом к штурму Зимнего.

Но и на этом его история не кончилась. Броненосцу еще пришлось ходить в атаки. Он атаковал... тяжелые льды.

В начале 1918 года германские войска стремились захватить суда Балтийского флота, стоявшие в Ревеле. Владимир Ильич Ленин приказал морякам немедленно перейти в Кронштадт. Финский залив был покрыт толстым ледяным панцирем, а ледоколов не хватало. И тогда в атаку пустили «Петра Великого». Могучим корпусом он крошил торосы, а вслед за ним двигались миноносцы, подводные лодки, сторожевики.

После гражданской войны многие корабли сдавались на слом: разоренной стране остро требовался метали. Дошла очередь и до «Петра Великого»: пятьдесят лет отплавал, из его «ровесников» давно уже никого не осталось. Но инженеры, осмотрев корпус, броненосца, нашли его в прекрасном состоянии. И ни у кого не поднялась рука на ветерана. Броненосец был вторично зачислен на сверхсрочную службу — плавучим минным арсеналом.

Каждое утро на нем поднимался флаг. Моряки строго несли дежурную и вахтенную службу, пожалуй, даже строже, чем на других кораблях: ведь в трюмах сотни мин, малейшая неосторожность приведет к непоправимой беде.

В первый день Великой Отечественной войны к борту ветерана подошли сторожевики и заградители. Непрерывно работали лебедки, поднимая из погребов массивные, начиненные взрывчаткой рогатые шары.

— Передайте Гитлеру «гостинцы» от дедушки! — шутили моряки.

— Не беспокойтесь: вручим в полной сохранности...

Корабли выходили на морские дороги и сбрасывали «подарки» в пучину.

На минах с «Петра Великого» подрывались и тонули фашистские подводные лодки, транспорты, катера.

Гитлеровцы, возможно, догадывались о назначении старого броненосца: слишком уж часто они обстреливали его из тяжелых орудий. А на защиту «Петра Великого» спешили кронштадтские форты — они подавляли огонь вражеских батарей.

23 сентября 1941 года над Кронштадтом нависло более двухсот фашистских бомбардировщиков. Бомбы падали рядом с броненосцем, но его корпус выдержал страшные удары взрывных волн.

Как и экипажи боевых кораблей, моряки плавучего арсенала получили за мужество и отвагу ордена и медали.

Окончилась война, на палубу ветерана снова поднялись инженеры. Они тщательно обследовали семидесятипятилетнего «старика», но, кроме царапин от осколков, на его корпусе ничего не обнаружили. «Здоров, годен к службе», — решила комиссия. И «Петр Великий» в третий раз был оставлен на сверхсрочную.

Почти век броненосец беспрерывно стоял на боевом посту. Однако настал день, когда к его борту подошел подъемный кран, приступили к работе газорезчики, такелажники. «Дедушка» не сдавался. Казалось, никакими усилиями не оторвать броневые плиты, со скрежетом отделялись переборки, шпангоуты.

Вскоре остатки броненосца отдали жаркому пламени мартенов, — металл пойдет на новые, грозные корабли ракетные.

А часть борта доставили в Морской музей.
«Незаможник»

— А помнишь, как он в августе сорок первого «подарил» нам три танка? А как устроил «Феодосийскую побудку»?

Старые моряки, стоявшие у рулевого штурвала с эскадренного миноносца «Незаможник», говорили о корабле, словно о живом человеке.

И в самом деле, корабли как люди: у каждого своя неповторимая судьба.

Летом 1941 года фашистские полчища подошли к Одессе.

13 августа вражеские танки с солдатами на броне прорвались к берегу Черного моря.

Командир танкового батальона радировал: «Гусеницы моих танков омываются волнами Черного моря».

И вдруг испуганный возглас:

— Корабли! Русские корабли!

Впереди шел трехтрубный, низкобортный эсминец. Он сделал поворот, и с его палубы раздались частые орудийные выстрелы. Снаряды угодили в самую гущу машин. А корабль усилил стрельбу. Взлетали обломки моторов, гусеницы, орудийные башни. Пытаясь вырваться ив огневого капкана, танки сталкивались и загорались.

И тут послышалось мощное «ура!» — в атаку ринулась морская пехота. Фашисты бросились наутек, подальше от моря.

А вскоре на эскадренный миноносец «Незаможник» — это он вместе с другими кораблями навес удар по врагу — поступило сообщение с берега: подбито двенадцать фашистских танков, три уведены нами в Одессу на ремонт — они будут использованы в боях; уничтожено и рассеяно свыше двух рот вражеской пехоты; поддержка с моря позволяла занять важную позицию, захвачено более двухсот автоматов, винтовок. «Молодец «Незаможник»!» — заканчивалась депеша.

А «Незаможник» спешил в Одессу пополнить запас снарядов. У моряков было приподнятое, бодрое настроение. Когда подходили к порту, командир корабля улыбнулся:

— Внимание! Проходим вблизи своей бывшей могилы.

Стоявшие на мостике тоже заулыбались.

— Когда же все-таки «Занте» пойдет бить красных?

Генерал вперил тяжелый взгляд в стоявших перед ним офицеров белогвардейского флота.

— Ваше превосходительство, мы не можем укомплектовать экипаж: матросы к большевикам перешли...

— Обойдемся без них, — отмахнулся генерал. — Завтра получите полторы сотни самых лихих казаков, юнкеров, офицеров.

— Рабочие из рук вон плохо устанавливают механизмы...

— А нагайки зачем? — отрезал генерал.

Белым не терпелось поскорее ввести в бой эскадренный миноносец «Занте». Названный так в память победы адмирала Ушакова в 1798 году на острове Занте в Ионическом море, этот корабль был спущен на воду в 1916 году и находился в достройке. Оставалось закончить монтаж вспомогательных механизмов, и новехонький эсминец, вооруженный дальнобойными пушками, пойдет громить красных...

На «Занте» прибыли чубатые казаки, перетянутые ремнями юнкера, офицеры в сапогах с кавалерийскими шпорами. Новое место службы им сразу не понравилось: во-первых, палуба скользкая, того и гляди, нос расквасишь, эти мастеровые, конечно, нарочно полили ее машинным маслом; во-вторых, ничегошеньки обладатели нагайки не понимали в корабельном чреве, наполненном множеством каких-то сложных механизмов и приборов.

А Красная Армия быстро приближалась к Одессе. Белогвардейское командование распорядилось затопить «Занте», чтобы он не попал в руки большевиков. Казаки и юнкера с остервенением ломали надстройки, приборы, механизмы, бросали гранаты в котельные и машинные отделения. И вблизи Одессы отправили корабль на дно.

Два года лежал эсминец под водой. Осенью 1921 года обросший ракушками, облепленный илом корпус подняли, привели на Николаевский завод. Но как раздобыть средства на достройку эсминца? Время было тяжелое, в стране царила разруха. И тогда украинские крестьяне-незаможники (бедняки) взяли шефство над кораблем. Они послали рабочим и морякам хлеб, мясо, сахар, засеяли сотни «морских» гектаров пшеницы.

В марте 1923 года корабль был готов к боям и походам. На его корме сияли медные буквы: «Незаможник», — разве моряки могли забыть тех, кто, отрывая от себя по рублю, собрал деньги на достройку корабля!

Вся Одесса пришла в порт встречать «Незаможник». Играли духовые оркестры. Тысячи незаможных крестьян побывали на корабле.

В мировой печати появились сообщения о подъеме и восстановлении бывшего «Занте». Недобитые белогвардейцы, окопавшиеся за рубежом, пришли в ярость. Стали искать тех, кому было поручено уничтожить «Занте». Казаков обвинили в... »большевизме». Те твердили одно: не может быть, чтобы «Занте» восстановили, корабль был покалечен так, что его отремонтировать невозможно.

Но в 1925 году «Незаможник» пришел с дружественным визитом в Турцию, затем посетил Италию. Белые с нескрываемым изумлением глядели на сверкающий корабль.

Гитлер приказал взять Одессу к 20 августа 1941 года. В германском генеральном штабе было все рассчитано: пятикратное превосходство в живой силе, почти двадцатикратное в артиллерии. Начальник генерального штаба Гальдер торопил: «Войска, действующие в районе Днепра и Киева, требуют в среднем 30 эшелонов в день (боеприпасы, горючее). Эти грузы должны быть доставлены в течение 10 дней после занятия Одессы. В портах Варна и Бургас (на кораблях) имеется 65 тысяч тонн боеприпасов...»

На защиту Одессы встал «Незаможник». Ураганным артиллерийским огнем он поддерживал действия полков морской пехоты, уничтожал артиллерийские и минометные батарея.

Прошел август, сентябрь, начался октябрь, а «Незаможник» продолжал защищать Одессу.

Семьдесят три дня длилась героическая оборона Одессы, и все это время «Незаможник» был в боях. Фашисты яростно бомбили корабль. От близких разрывов бомб деформировалась бортовая обшивка, внутрь корабля поступала вода. Матросы, несшие вахту в котельном отделении, стояли по колено в воде, смешанной с мазутом, но держали нужное давление пара.

А потом была оборона Севастополя. Гитлер приказал командующему 11-й армией Манштейну взять Севастополь к 22 декабря 1941 года. Манштейн — в переводе «человек-камень» — уверенно ответил: будет сделано. На штурм города генерал бросил лучшие дивизии, они лезли напролом, не считаясь с потерями. Ряды защитников Севастополя таяли, Манштейн готовился доложить Гитлеру о захвате города. План «человека-камня» был сорван. 20 декабря «Незаможник» вместе с другими кораблями в Новороссийске принял части 79-й морской стрелковой бригады и направился в Севастополь.

Манштейн бросил против корабля армаду бомбардировщиков. У мыса Фиолент «Незаможник» атаковало свыше десятка «юнкерсов». Отстреливаясь, корабль шел сквозь столпы темно-зеленых всплесков. Прорвавшись в Севастополь, он высадил морских пехотинцев и тотчас открыл огонь по врагу.

Ни одна крупная боевая операция на Черном море не обходилась без участия «Незаможника». В том числе и знаменитая Феодосийская десантная...

Захватив этот курортный крымский городок, фашисты готовились к встрече нового, 1942 года. Гитлеровцы были уверены в безопасности — русские не рискнут выйти в зимнее штормовое море. К тому же подходы к порту минированы, а на берегу множество артиллерийских орудий, прожекторов.

29 декабря около четырех часов утра фашистов разбудил грохот орудийной канонады. Огонь был с моря... А затем произошло невероятное: «Незаможник» и другие корабли подошли прямо к причалам и высадили десант...

«Незаможник» сражался с фашистами все 1418 дней войны. Он одним из первых входил в освобожденные Севастополь и Одессу, помогал выбивать врага из портов Румынии. Все офицеры, старшины и матросы корабля были награждены орденами и медалями. И было за что: «Незаможник» прошел с боями 45 тысяч миль, участвовал в конвоировании 60 транспортов и танкеров. Артиллеристы эсминца потопили танкер противника, уничтожили 6 минометных и артиллерийских батарей. Зенитчики отравили более 60 воздушных атак, сбив 3 фашистских самолета.

8 июля 1945 года Советское правительство за мужество и отвагу экипажа наградило корабль орденом Красного Знамени.

После войны «Незаможник» еще долго плавал по Черному морю, на нем обучались молодые матросы.

9 мая 1948 года в день 25-летия вступления корабля в строй, на него пришли украинские комсомольцы — сыновья и дочери тех незаможных крестьян, что в трудные годы помогли возродить корабль. Они вручили экипажу шефское знамя.

Орденоносный корабль-ветеран верно служил Советской Родине, пока не сдал боевую вахту ракетоносцу. Частица «Незаможника» — рулевой штурвал был передан в музей на вечное хранение.
Старый «Меднис»

О буксирном пароходе «Меднис» на Краснознаменном Балтийском флоте ходили легенды. Это он в начале Отечественной войны выручил крейсер «Киров», проведя его по мелководному каналу. В другой раз «Меднис» бесстрашно подошел по минному полю к подорвавшемуся эскадренному миноносцу и отбуксировал его в базу...

И почти всегда, когда говорили об этом корабле, вставляли словечко — «старый».

Так вот, старый «Меднис», осыпаемый бомбами, доставлял боевым кораблям снаряды, под носом у гитлеровцев, окопавшихся в Петродворце, проводил в Ораниенбаум баржи с оружием. Словом, маленький мирный буксир оказался самым расторопным и неутомимым помощником линкоров, крейсеров, миноносцев, подводных лодок.

«Хорошо бы достать с «Медниса» какую-либо реликвию», — думали мы. И в том, что это необходимо, окончательно убедились, встретив в музее армейского генерала, Героя Советского Союза.

— Не скажете ли, — спросил он, — жив ли старый «Меднис»?

Снова «Меднис»... И конечно, старый... Откуда генералу известно об этом буксире?

— Как же мне не знать и не помнить старого «Медниса»? Да он, можно оказать, спас наш стрелковый полк...

Осенью 1941 года полк с тяжелыми боями отходил к берегу моря. Вскоре бойцы услышали грохот волн, разбивавшихся о гранитные скалы.

Фашисты торжествовали, сбрасывали с самолетов листовки: «Сдавайтесь в плен! Положение безвыходное».

И вдруг кто-то из красноармейцев закричал:

— Моряки идут! Подмога!

Вдали показался буксирный пароходик с цепочкой барж. Дул сильный порывистый ветер, начинало штормить, пароходик то взлетал на гребни, то скрывался, и тогда виднелся лишь кончик его мачты.

Борясь с волнами, пароходик подошел к берегу. Это был «Меднис». И по внешнему виду — палуба и надстройки поблекли, словно поседели от морской соли, — и по тому, как надтреснуто-хрипло, совсем по-стариковски звучал его гудок, как натужно стучала машина, чувствовалось: судно на плаву много-много лет.

Красноармейцы сразу окрестили буксир «самоварчиком» — за обилие до блеска начищенных медных кранов и краников, за то, что внутри что-то урчало, пыхтело и тонко присвистывало, как в старом бабушкином самоваре.

— Капитан Руткис! — представился командиру полка широкоплечий моряк. — Мы очень спешили. Начинайте погрузку.

Гитлеровцы заметили караван, вокруг «Медниса» стали рваться снаряды. В воздухе вновь появились вражеские самолеты.

Капитан Руткис невозмутимо отдавал приказания, а его матросы действовали деловито-спокойно, будто и не слышали грохота и воя смерти. Бойцы уважительно посматривали на экипаж «самоварчика»: храбрые ребята, видали всякие виды: не одну бомбу приняли на себя — вон сколько заплаток-то на корпусе.

Бойцы грузили пушки, минометы, пулеметы; баржи все глубже оседали в воду.

— Может, прекратим погрузку имущества? — обратился к Руткису командир полка. — Остальное уничтожим.

— Увезем все! — заверил капитан.

Дошла уже очередь до походных кухонь и повозок.

— Увезем ли? — снова забеспокоился командир полка. — Буксир-то, простите, не первой молодости...

— За пятьдесят, — улыбнулся Руткис. — Но здоровье, слава богу, хорошее.

Командир полка, в прошлом моряк, знал: веку буксиров — два, от силы три десятка лет, а этот полстолетия пенит воду...

Наконец все было погружено.

Капитан Руткис что-то крикнул в переговорную трубу. «Меднис» засопел, выпустил султан черного дыма, крутанул винтом — за кормой забурлила вода, еще раз крутанул, — вода забурлила быстрее. «Упряжка», толстый металлический трос, натянулась, и караван отошел от берега.

А шторм крепчал. «Меднис» зарывался носом в волны, буксирный трос то провисал, то натягивался в струну. Волны с громадной силой ударяли в низкие борта барж, перекатывались через палубы, потоки воды обрушивались в трюмы. Красноармейцы непрерывно «отливались» ведрами, котелками, касками.

Многие опасливо косились на «самоварчик». Казалось, буксир надсадно стонет, выгребая против встречной волны. Часто его нос проваливался между волнами, корма приподнималась, винт обнажался, и караван останавливался. А что, если старая машина не выдержит и шторм вынесет баржи на берег, прямиком в лапы противника? Кое-кто из армейцев уже подвязал к поясу гранаты, набивал карманы патронами, готовясь к последнему, решительному...

Но «Меднис» опять натягивал «упряжку» и опять ломил сквозь толчею волн, упрямо вел караван вперед. Однако баржи, заливаемые водой, оседали все ниже и ниже. Командир полка — он находился на одной из барж — подозвал матроса-сигнальщика.

— Передайте капитану: может, помочь буксиру — выбросить за борт часть груза?

С мостика «Медниса» тотчас сообщили: «Меднмс» выполнит боевую задачу. Капитан предлагал встать бойцам плотным строем на наветренном борту и преградить доступ воды на палубу.

Красноармейцы и командиры выстроились вдоль борта, встали на края плащ-палаток и натянули их до груди. Позади встала другая шеренга, крепко подпирая первую. И белогривый вал, ударив в этот сплошной людской вал, откатился.

— Приготовиться! — раздалось на баржах. — Волна!

И снова люди приняли на себя стремительный натиск.

С мостика «Медниса» передали флажным семафором: «Молодцы, так держать волну».

Отфыркиваясь, как морж, буксир дотащил баржи до порта. Пехотинцы с ходу отправились на передовую...

— Досадно, очень досадно, что у вас в музее ничего нет о старом «Меднисе», — взволнованно говорил генерал. — Ведь это ж настоящий герой войны!

Тогда мы и решили отыскать хоть что-нибудь с «самоварчика». Хоть какую-нибудь малость, потому что, как мы думали, самого-то кораблика давно уже нет: как-никак, а два десятка лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны. «Меднису» теперь было бы за семьдесят, а таких «старцев» никто на флоте не встречал.

Ни на что, собственно, не надеясь, мы позвонили в Балтийское государственное морское пароходство, спросили, нет ли какой-либо реликвии с «Медниса»?

— А что конкретно вы хотели бы получить? — спросили на другом конце провода.

— Рулевой штурвал, переговорную трубу, деталь машины, судовой колокол...

В трубке послышался смех.

— Много захотели! А как ему ходить без штурвала и переговорной трубы? «Меднис», товарищи, в строю. Экипаж перевыполняет план грузоперевозок, вот так-то.

Через три года мы снова напомнили о своей просьбе.

— Рановато, — был ответ. — Наш «Меднис» — долгожитель. Его моряки взяли новые социалистические обязательства.

Так музей и не получил ничего с «Медниса», потому что сам «Меднис» балтийские моряки решили сделать... музеем.

В дни, когда наша страна праздновала двадцатипятилетие Победы, радио Риги сообщило:

— Все корабли, стоявшие на рижском рейде, салютовали гудками буксиру «Меднис», когда на нем спускали Государственный флаг Советского Союза: закончился срок службы судна.

«Меднис» плавал около восьмидесяти лет. Война застала буксир в Риге. Вместе с другими торговыми судами он ушел в Ленинград, и все 900 дней и ночей блокады, как скромный солдат, служил героическим защитникам города. Его экипаж во главе с капитаном Артуром Руткисом участвовал во многих дерзких операциях Краснознаменного Балтийского флота.

Буксир поставили у берега седой Даугавы. На судне будет открыт музей боевой морской славы.
Ошибка фон Баумбаха

Фотография изображала громадный военный корабль, корпус которого был, казалось, из одних стальных заплат. Надстройки испещрены глубокими шрамами, а дымовая труба, изрешеченная осколками, напоминала решето. На палубе не было видно ни одного человека. Но на корме развевался военно-морской флаг! Когда же мы пристальнее всмотрелись в снимок, увидели — из стволов тяжелых орудий курятся дымки. Корабль стрелял...

В музей эта фотография попала так.

Изучая действия советского Военно-Морского Флота в боях с фашистами, мы решили еще раз познакомиться с планом разбойничьего нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. Гитлер назвал его «планом Барбаросса» — кличкой средневекового немецкого императора Фридриха I Барбароссы, стремившегося подчинить окружающие государства. Конечно, фашисты считали план тайной из тайн, только после войны он попал в наши руки.

В этом документе, утвержденном Гитлером, ставились задачи сухопутным армиям, воздушным эскадрам, военно-морским флотам. Но что это? «Штаб особого назначения». Какова его роль? Почему даже в таком сверхсекретном документе это засекречено? Заинтересовало нас и другое — этот «штаб» должен был выполнить приказ до начала нападения на СССР. И еще: «штаб» стоял в «плане мероприятий» на пятом месте, что говорило о важности операции.

Мы посоветовались с историками. Они сказали:

— Вице-адмирала Александра Герасимовича Ванифатьева знаете? В сорок первом году он командовал этим «штабом».

А Ванифатьев показал нам фотографию корабля.

— Вот он, пункт пятый «плана Барбаросса»...

В один из дней 1939 года в Германии, на судостроительном заводе в Киле, звучали бравурные марши. Спускали на воду тяжелый крейсер «Лютцов», водоизмещением шестнадцать тысяч тонн. Стальная громада медленно сползла со стапеля в воду.

В Англии с тревогой гадали, насколько быстро немцы введут «Лютцов» в строй. Фашистские крейсера-рейдеры уже успели нанести немалый урон судоходству «владычицы морей». Только броненосец «Дейчланд» в первые недели войны потопил и захватил в плен несколько пароходов. А «Лютцов» — это сорок орудий, двенадцать торпедных аппаратов, три самолета, скорость тридцать два узла.

Но внезапно Германия объявила о продаже «Лютцова». Корабль приобрел Советский Союз. В Англии облегченно вздохнули...

В майский день 1940 года буксиры втянули недостроенный крейсер в Неву. Он получил имя «Петропавловск».

А вскоре в Ленинград прибыла группа немецких инженеров и техников, чтобы участвовать в достройке корабля. И в тот же день приехал из Москвы германский военно-морской атташе капитан первого ранга фон Баумбах. Он долго о чем-то беседовал с немецкими специалистами. Сначала со всеми вместе, потом с каждым в отдельности, потом опять собрал всех. И, судя по выражению его лица, уехал он из Ленинграда в отличнейшем настроении.

«Лютцов» начали достраивать. Впрочем, работал лишь экипаж, а германские специалисты вдруг дружно... захворали. У одного объявился радикулит, у второго — ревматизм, у третьего — необычайно острый гастрит. Немцы часами толкались в поликлинике, кряхтели, стонали, охали и, если врачи не находили болезни, требовали консилиума. А те, кто не жаловался на состояние здоровья, просто слонялись по кораблю.

Советские моряки напоминали специалистам о договорных обязательствах, но те, что называется, и в ус не дули. «Ну и сачки! — возмущались наши матросы. — Вот тебе и хваленая немецкая аккуратность!»

А далеко, в Берлине, уже стряпали «план Барбаросса». Пятый пункт его предусматривал обезвреживание крейсера «Лютцов». Немецкий генеральный штаб зорко следил, чтобы корабль не вступил в строй.

С весны сорок первого года бездельники инженеры стали упаковывать чемоданы и поспешно убираться восвояси. К июню на корабле не осталось ни одного «спеца».

Фон Баумбах доложил в Берлин: задание выполнено. Это означало — в руках русских все! о лишь небоеспособный корпус. И в «плане Барбаросса» против пятого пункта поставили жирную «птичку».

А на «Петропавловске» вспыхивали огни электросварки, раздавалась неумолчная дробь пневматических молотков. Устанавливались орудия, монтировалась электростанция, механизмы подачи снарядов в артиллерийские башни. Судостроителям помогали шестьсот человек экипажа.

Представителя немецких фирм, когда они «работали» на крейсере, выражали крайнее недовольство чрезмерным, по их мнению, усердием моряков в сборке механизмов. Даже прятали от них чертежи. «Ваше дело принять готовый корабль», — фальшиво улыбаясь, говорили они.

Но балтийцы и тогда не теряли времени даром. И теперь трудились, не жалея сил.

И вот в начале сентября 1941 года, когда фашистские войска вышли на подступы к Ленинграду, с «Петропавловска» направились на сушу корректировщики артиллерийского огня.

7 сентября с наблюдательно-корректировочного поста сообщили: «На перекрестке дорог скопление фашистских танков, орудий и автомашин. Просим огня».

Крейсер дал залп, второй, третий...

— Отлично! — сообщали корректировщики. — Снаряды ложатся точно!

Крейсер усилил огонь. И хотя многие системы, многие механизмы смонтировали буквально за несколько часов до боя, действовали они безотказно.

Новое сообщение корректировщиков: в 35 километрах от Ленинграда, на железнодорожной станции, сгружается фашистский полк.

Пушки крейсера вновь загремели.

— Состав разбит и горит, много убитых и раненых, — сообщили с поста.

И так изо дня в день. От частой стрельбы на стволах орудий даже краска вспучилась.

Командование 18-й фашистской армией, штурмовавшей Ленинград, всполошилась — что за корабль наносят столь тяжелый урон частям вермахта? Воздушная разведка донесла: крейсер «Лютцов» стоит в Угольной гавани Ленинградского морского порта.

Командующий войсками немедленно сообщил об этом в Берлин. Там не поверили: ведь в «плане Барбаросса» против пятого пункта стоит «птичка», начертанная не кем иным, как главнокомандующим военно-морским флотом адмиралом Редером. Затем приказали: уничтожить крейсер немедленно.

Крейсер начали зверски бомбить. Самолеты шли с разных сторон на разных высотах. Но зенитные орудия корабля били так кучно и так дружно, что бомбовозы сворачивали с боевого курса.

Пушки «Петропавловска» продолжали посылать тяжелые снаряды по войскам. Дистанция стрельбы сокращалась. Двадцать пять, двадцать, десять и, наконец, три километра. Крейсер оказался на переднем крае обороны города. С палубы видно было, как скапливались немецкие танки и войска. Корабль стрелял прямой наводкой.

Из Берлина запрашивали — когда наконец будет потоплен «Лютцов»?

И вот гитлеровцы подтянули в район Лигова несколько тяжелых батарей, которые открыли по крейсеру бешеную стрельбу. Корабль не имел хода — машины не были смонтированы, — он защищался, стоя на якоре. Орудия противника были скрыты в лесу, «Петропавловск» вел огонь по вспышкам выстрелов.

Фашистам все же удалось пристреляться. Корпус крейсера вздрагивал от ударов бронебойных снарядов. Но и фашисты теряли одно орудие за другим.

— Морякам — «ура»! — передали солдаты, наблюдавшие эту дуэль.

Гитлеровцы подтащили в район боя новые орудия. Крейсер получил сорок пять прямых попаданий только из 8-дюймовых орудий.

Падали сраженные осколками офицеры, старшины, матросы. В пробоины рвалась вода, в верхних помещениях бушевал пожар. Пламя подбиралось к снарядному погребу, нависла угроза нарыва. И тогда, чтобы спасти корабль, командир приказал открыть кингстоны. Крейсер лег на грунт, над водой возвышались лишь орудийные башни, надстройки, мостик.

«Лютцов» потоплен»,— доложил в Берлин командующий 18-й немецкой армией. Против пятого пункта «плана Барбаросса» была поставлена вторая жирная галочка.

Между тем в Германию проникли слухи, что крейсер «Лютцов» нанес войскам фюрера большой ущерб. Эти слухи были крайне неприятны фашистским правителям. В газетах появилось «опровержение». А чтобы немцы забыли о продаже большевикам крейсера «Лютцов», его имя присвоили броненосцу «Дейчланд».

«Броненосец «Лютцов» готов сразиться с советским флотом», — хвастались фашистские газеты.

Со стороны казалось, что крейсер действительно мертв. Но моряки не покинули корабль, они лишь до времени притаились. Стоило на верхней палубе появиться матросу, как фашисты открывали орудийный и минометный огонь.

Внутри же, в незатопленных отсеках, шла упорная борьба за жизнь крейсера. Его буквально на глазах врага надо было поднять, отвести в Неву и снова всю мощь корабельных пушек обрушить на гитлеровцев.

Не знали тогда фашисты, что на «мертвом» крейсере, под самым носом, совершались невиданные дела. В глухие, темные ночи к кораблю подходили буксиры, сгружали насосы, сварочные аппараты, продовольствие. Водолазы опускались на дно и заделывали пробоины.

Однажды фашисты, видимо, что-то заметили, над крейсером появился самолет и «на всякий случай» сбросил 200-килограммовую бомбу. Она пробила палубу, разорвалась внутри корабля. К счастью, потерь в людях не было.

Наконец все исправлено. Моряки дожидались темной, беззвездной ночи. И когда она пришла, пустили в действие водоотливные насосы, которые в течение часа выбросили из корабля 1600 тонн воды.

Стальная махина — 212 метров длины, 22 метра ширины — дрогнула и медленно оторвалась ото дна. С буксира тотчас подали металлические тросы. Скорее в Неву! Но тут крейсер вдруг накренился и стал тонуть: в трюм поступало большое количество воды.

Быстро опустили водолазов. Оказывается, в той части днища, которая ранее упиралась в грунт, — пробоина. Пока заводили пластырь, забрезжил рассвет. Фашисты могли заметить приподнявшийся крейсер. Поступила команда: открыть кингстоны. Крейсер вновь лег на дно, точно в прежнем положении, а буксиры поспешно удалились в Неву.

Через несколько суток, дождавшись глухой безлунной ночи, опять заработали насосы. Крейсер всплыл, пять буксиров впряглись и потащили его. И снова неудача: через сотню метров корабль сел на мель — фашисты так перепахали бомбами и снарядами дно гавани, что изменился его рельеф.

С мели крейсер сняли лишь в три часа ночи, до рассвета вывести его из-под обстрела не удалось бы. Пришлось возвращаться на старое место и открывать кингстоны...

И только через неделю, в дождливую, пасмурную ночь, крейсер в третий раз оторвали ото дна и увели в Неву.

Утром фашисты оторопело рассматривали дамбу гавани: «Лютцова» не было...

А «Петропавловск» вскоре подал голос с Невы.

15 января 1944 года, когда войска Ленинградского фронта начали бои за полное освобождение Ленинграда от вражеской блокады, крейсер открыл огонь по Красному Селу — крупному узлу сопротивления противника. Расчищая дорогу наступавшей пехоте, он громил доты, уничтожал батареи, штабы, истреблял живую силу.

Десять суток подряд «Петропавловск» вел огонь по врагу. В эти дни он выпустил более тысячи крупнокалиберных снарядов, больше чем какой-либо другой корабль Краснознаменного Балтийского флота.

За мужество и отвагу все офицеры, старшины и матросы «Петропавловска» получили боевые награды.

А капитану первого ранга фон Баумбаху дорого обошлась ошибка. Как пишет в своих воспоминаниях бывший народный комиссар Военно-Морского Флота СССР Герой Советского Союза Н.Г. Кузнецов, в годы войны в германской печати проскользнула заметка, в которой говорилось, что фон Баумбах расстрелян по приказу Гитлера за неправильную информацию о советском флоте.

Что же с фашистским броненосцем «Лютцов» — бывшим «Дейчланд»?

В конце войны его разбомбили самолеты у города Свинемюнде. Оставшиеся в живых так поспешно бежали с корабля, что бросили флаги. Советские солдаты на лодках добрались до броненосца и забрали флаги. Один из них — громадное полотнище, увенчанное изображениями свастики, железных крестов и орлов, штандарт военного министра и главнокомандующего вооруженными силами фашистской Германии, — был прислан в Морской музей.


Нора ищет «Нору»

— 3дравствуйте, я приехала из Новосибирска, меня зовут Норой.

Высокая, светловолосая женщина явно волновалась.

— Я названа в честь канонерской лодки. Нет ли в музее ее фотографии? Что это был за корабль? Где он находится сейчас? Мама рассказала мне только об одном походе...

Мы кое-что слышали об этой истории... Так вот она какая, Нора Васильева, дочь корабля!

Летом 1941 года на Неве стояло приземистое, тупоносое необычное судно. Ходовой мостик, труба, надстройки сосредоточены на корме, а две трети корпуса занимала большая прямоугольная яма... без дна, в ней струилась вода. Впрочем, достаточно было нажать в машинном отделении рычаг, и яма плотно закрывалась снизу стальными створками.

Это была морская грунтоотвозная шаланда водоизмещением в тысячу тонн. Землечерпалка поднимает со дна грунт я передает его на такое вот судно. Нагрузившись песком, глиной, галькой, камнями, оно выходит на глубину, раскрывает створки, и содержимое обрушивается в пучину.

На борту судна виднелось имя: «Нора». Рядом стояли однотипные «Зея», «Бурея», «Бира», «Селемджа». Каравану предстояло трудиться где-то в Татарском проливе, поэтому суда носили имена дальневосточных рек.

Но началась война, и поход на Тихий океан пришлось отложить.

Фашистские войска рвались к Ленинграду. Ожесточенные бои начались и на побережье Ладожского озера. Нужно было создать озерную военную флотилию. А где взять корабли? И тогда вспомнили о шаландах.

На «Нору» пришли рабочие-судостроители. Над ямой соорудили стальную платформу для пушек. Скоро доставили и пушки. Да какие! Пятидюймовые, как на самых новых эсминцах. А для отражения воздушных атак установили шесть скорострельных зенитных орудий и три крупнокалиберных пулемета.

Так же поступили и с другими шаландами. Суда получили звания канонерских лодок, на их мачтах взвились военные флаги.

В начале августа 1941 года «Нора» направилась в Ладожское озеро. В это время у Шлиссельбурга было жарко: командующий гитлеровской армией генерал-фельдмаршал фон Лееб приказал во что бы то ни стало захватить город, форсировать Неву и на правом ее берегу соединиться с финскими войсками.

Орудия «Норы» открыли огонь по фашистам. Канлодка помогала солдатам сдерживать страшный натиск врага. Фашистам не удалось «разгрызть Орешек» — захватить Шлиссельбургскую крепость.

Ленинград был в блокаде. С Большой землей его связывало Ладожское озеро. По этой водной «Дороге жизни» «Нора» перебрасывала в город войска, боеприпасы, продовольствие, медикаменты. А обратно везла ленинградских женщин, детей, стариков. И в каждом таком рейсе звучал и звучал ее корабельный колокол, объявляя боевую тревогу.

В октябрьский пасмурный день к трапу «Норы» вместе с другими подошла и работница Дарья Петровна Васильева. На руках у нее была малютка. Матросы помогли молодой матери подняться по трапу, устроили ее поудобнее в кубрике.

— Как зовут? — спросил седоусый мичман.

— Нету имени, не успела... На Большой земле метрики получу.

Матросы наперебой предлагали Дарье Петровне сгущенное молоко, чай, борщ, принесли теплое одеяло для девчушки.

Взяв на борт несколько сот ленинградцев, «Нора» отошла от берега. И сразу на палубе раздались сигналы тревоги. Корабль атаковали семь бомбардировщиков. Частые выстрелы зениток, треск пулеметов, разрывы бомб...

Когда все стихло, в кубрик спустился мичман.

— Как дочка? — спросил он у Дарьи Петровны. — Не испугалась? А то мы тут пошумели малость...

— Ничего, спала. Спасибо, что отбились от разбойников.

А через полчаса снова объявили тревогу, снова орудийная пальба, снова взрывы. Потом тишина. И опять, опять грохот бомбежки. В кубрике было слышно завывание пикировщиков, от близких разрывов корабль резко кренился с борта на борт.

Дарья Петровна крепко прижала малютку к груди. Она видела, как по внутренним помещениям пробежали матросы, слышала возгласы: «Пробоина! В трюме пробоина!»

Израненный корабль дошел до восточного берега озера. Поднявшись на палубу, ленинградцы увидели распростертых матросов и офицеров. Они погибли, спасая их жизнь. Разве забудешь такое!

Добравшись до Вологды, Дарья Петровна обратилась в местный Совет за метриками для ребенка.

— Какое имя дадите? — спросили ее.

— Нора! В память корабля...

А «Нора» продолжала сражаться.

Гитлеровцы еще недавно злорадно говорили: «Большевики пустили в Ладожское озеро лапти», а теперь прикусили язык. Кто бы мог подумать, что какие-то шаланды превратятся в озерные «линкоры».

Командующий воздушным флотом получил приказ из Берлина — уничтожить ладожские канлодки. 28 мая 1942 года против «линкоров» бросили лучшую эскадрилью пикирующих бомбардировщиков. И что же? «Нора» и другие канлодки сбили три пикировщика, а сами ушли.

Фашисты решили перебросить из Ламанша бронированные «суда вторжения». Они предназначались для десанта в Англию, но эту операцию с кодовым названием «Морской лев» пришлось отменить — слишком плохи были дела на Восточном фронте.

Тридцать «судов вторжения» были разобраны и доставлены по железной дороге в Карелию. Здесь их собрали и спустили на воду. Фашисты загодя потирали руки: теперь-то советским озерным «линкорам» придет конец. Один вид «кораблей вторжения» устрашит русских.

В августовскую ночь 1942 года «Нора» сопровождала пароходы с баржами. Караван держал путь к Ленинграду.

— Справа силуэты... — доложил сигнальщик и замялся, — каких-то странных плавучек...

Капитан 3-го ранга Павел Турыгин посмотрел по указанному направлению. Вдали действительно двигались диковинные сооружения.

— Полный вперед! — приказал он.

В эту секунду «плавучки» полыхнули огнем, над пароходами пронеслись снаряды.

«Нора» тотчас прикрыла караван дымовой завесой, ведя ответный огонь по врагу. А затем пошла навстречу ему.

О, то были плавучие крепости! На двух больших, оснащенных мощными моторами понтонах — широкий помост; в середине помоста рубка и дальномер, а по углам четыре скорострельных орудия с броневыми щитами. Ворочая то влево, то вправо, «форты» вели бешеную стрельбу.

Отряд «фортов» в десять раз превосходил «Нору» количеством орудий и все же, попав под снаряды канлодки, отступил.

25 сентября 1942 года в ставке Гитлера совещались по поводу ладожских дел. Фюрер разносил адмиралов и генералов за их неспособность уничтожить ладожские корабли.

«Фюрер снова указывает, — записано в журнале военных действий Верховного командования, — на сильное движение русских по Ладожскому озеру. Это недопустимо. Он потребовал постоянного наступления на город и против движения судов на Ладожском озере».

Неудачи гитлеровцев на Ладоге стали известны главарю фашистской Италии Муссолини. Дуче злорадно посмеялся над гитлеровцами. «Тоже моряки, не могут справиться с какими-то озерными судами, поучились бы у итальянцев...» Он приказал срочно отправить на Ладогу четыре торпедных катера, отличившихся на Средиземном море в боях с английскими крейсерами. Итальянцы покажут, как нужно воевать!

Туманным утром 22 октября 1942 года соединенная германо-итало-финская эскадра — около сорока кораблей — под прикрытием авиации взяла курс к небольшому островку Сухо, расположенному вблизи «Дороги жизни».

Артиллерийская батарея, расположенная на острове, и несколько небольших наших судов завязали артиллерийскую перестрелку с вражеской флотилией. На помощь им спешила «Нора». С дистанции шестьдесят кабельтов она открыла ураганный огонь по противнику.

Вскоре к месту боя подоспели наши бомбардировщики.

Фашистские плавучие «форты» взрывались, горели, тонули. Пошли ко дну и хваленые итальянские торпедные катера.

Потеряв шестнадцать судов, фашисты повернули назад.

Итальянцы, погрузив на железнодорожные платформы два уцелевших катера и благодаря бога за спасение, укатили в свои края.

В конце ноября Ладога стала. Раздвигая льдины. «Нора» беспрерывно перевозила войска и боевую технику: фронт готовился к прорыву блокады, ему нужны были боеприпасы. Взбираясь широким полубаком на лед, «Нора» крушила торосы, прокладывала фарватер для пароходов и барж.

Последний ледовый рейс «Нора» совершила 8 января 1943 года. История плавания на Ладоге не знала столь поздней навигации.

А летом следующего года неутомимая «Нора» помогла десантникам освобождать от фашистов острова Финского залива.

— Теперь будет о чем рассказать сыну. «Норой» можно гордиться. Ее фотография будет висеть у нас на самом видном месте, — сказала посетительница нашего музея, бывшая маленькая пассажирка шаланды.

— А кстати, у вас тезка есть, — вступил в разговор один из сотрудников музея. — 15 октября сорок первого на «Норе», во время переброски ленинградцев через озеро, родилась девочка. И мать тоже назвала ее Норой, об этом так и записано в вахтенном журнале.

А что же сталось с «Норой»?

После войны она снова стала грунтоотвозным судном. О военных годах напоминали лишь стальные заплаты на корпусе да медная доска, укрепленная на рубке. На этой доске рассказывалось об участии корабля в боях с фашистами.
Звезда на рубке

В музее хранится много пятиконечных звезд: золотые Героев Советского Союза, маленькие латунные с бескозырок отважных матросов, алые с рукавов комиссарских курток. А эту стальную, весом в несколько килограммов, носила на своей рубке подводная лодка «К-21». Но что означает в центре звезды вырубленная из меди цифра «17»?

В начале Великой Отечественной войны «К-21» действовала в Норвежском море. В один из дней подводники обнаружили фашистский транспорт. Тяжело груженный пароход под охраной сторожевиков плыл в прифронтовой порт. Заметив перископ, капитан судна резко изменил курс, стал уходить к берегу. Но торпеда настигла пароход, над морем взметнулось пламя, раздался оглушительный взрыв, судно переломилось и пошло ко дну.

Матросы ликовали: потопить транспорт водоизмещением в десять тысяч тонн — это значит пустить под откос десять железнодорожных эшелонов.

А спустя некоторое время «К-21» потопила еще одно фашистское судно. Правда, и сама чуть не погибла. Уходя от преследования конвойных кораблей, она ударилась о подводный риф. Люди попадали с ног, погас свет. А вокруг рвались глубинные бомбы. Несколько раз лодка пыталась всплыть, но подвергалась атаке самолетов. И только ночью, когда ей удалось подняться на поверхность, командир увидел за кормой масляную полосу: бомбы повредили топливную цистерну, соляр вытекал, выдавая местонахождение субмарины.

С таким «хвостом» на позиции оставаться нельзя, лодка взяла курс на базу.

Когда показались гористые и суровые очертания родного берега, командир приказал:

— Орудие к выстрелу изготовить!

Совсем немного прошло с начала войны, но на флоте сложилась новая традиция: при входе в базу оповещать гарнизон о торпедировании вражеских кораблей выстрелами из пушки. Сколько побед, столько и выстрелов.

Пушка «К-21» грохнула дважды.

Но когда подошли к причалу, встречавшие задали вопрос: много ли отправили на дно гитлеровских судов?

— Стреляли же, надо было слушать, — улыбались подводники.

А вопрос о том, сколько потопили, продолжали задавать матросы береговой базы, солдаты караульного батальона, рабочие судоремонтного завода... Вначале матросы охотно отвечали, а потом надоело. Чашу терпения переполнил напитай буксира, задавший этот вопрос. Моряки досадливо отмахнулись.

— На лбу у вас не написано, — обиделся капитан, — вот и спросил... Подводники задумались: как сделать, чтобы все видели, сколько побед одержал корабль? Летчики в знак каждого сбитого фашистского самолета рисовали на фюзеляже звезду. Артиллеристы наносили звездочки на стволы орудий — по числу потопленных кораблей или уничтоженных батарей. А если лодке действительно отмечать свои победы «на лбу», на боевой рубке, в центре красной звезды — символа верности Советской Родине?

Так и решили. Мотористы вырубили из медного листа цифру «2» и приклепали ее в центре звезды. И уже никто не спрашивал, сколько торпедировали фашистских судов, достаточно было взглянуть на звезду.

«К-21» продолжала сражаться, цифра на звезде росла.

Был такой случай: прикрывая подступы к своим базам, фашисты выпускали в море целые флотилии катеров и мотоботов. Беспрерывно рыская, они мешали лодкам всплывать для зарядки батарей, наводили на наши корабли авиацию. Стрелять по ним было нецелесообразно — торпеда стоила дороже. К тому же поразить их было очень трудно.

Как-то Лунин заметил, что катера исчезли.

— Наверное, совещаются в своей базе, — пошутил вахтенный офицер.

— Удобный случай покончить с ними одним махам, — серьезно ответил Лунин.

База вражеских катеров укрывалась в глубине узкого извилистого пролива, на берегах которого находились наблюдательные посты. «К-21» пробралась в бухту. Катера, тесно сгрудившись, стояли у причала. Лодка произвела торпедный залп. Вместе с причалами катера взлетели в воздух.

Но самая памятная цифра была заработана экипажем 5 июля 1942 года. В тот день в Северном Ледовитом океане разыгрались события, о которых историки и поныне пишут книги, а кинематографисты снимают фильмы.

Из исландского порта Рейкьявик в Советский Союз шел конвой — тридцать шесть транспортов в охранении двадцати одного боевого корабля. Гитлер направил на перехват конвоя эскадру во главе с новейшим линейным кораблем «Тирпиц». Узнав об этом, британское адмиралтейство немедленно отозвало свои конвойные силы, бросив транспорты на произвол судьбы. Гитлеровские самолеты и подводные лодки начали топить беззащитные суда. «Тирпиц» и сопровождавшие его корабли должны были довершить разгром каравана.

|»К-21» находилась в море, когда капитан 2-го ранга Лунин получил радиограмму о появлении германской эскадры. Лодка немедленно стала искать врага.

Фашистские корабли вышли из норвежского порта в 15 часов, а в 16 часов 33 минуты вахтенный гидроакустик «К-21» матрос Сметании засек их.

— Справа по носу нарастающие шумы винтов!

Лунин направил лодку на сближение с противником. Торпедисты изготовили к залпу все восемь торпедных аппаратов.

Гул винтов нарастал.

Лодка подвсплыла. Лунин поднял перископ. Показались эсминцы — их было девять, — затем тяжелый крейсер «Адмирал Шеер», за ним вспарывала волны двухсотметровая громада «Тирпица».

«Тирпиц» был новейшим германским линкором: 53 тысячи тонн водоизмещения, восемь 380-миллиметровых орудий главного калибра, двенадцать 150-миллиметровых, пятнадцать 105-миллиметровых, шестнадцать 37-миллиметровых пушек, шесть торпедных аппаратов, четыре самолета...

Лунин решил стрелять в «Тирпица». И он, и другие члены экипажа отчетливо осознавали опасность подобной атаки.

Опасаясь удара из пучины, гитлеровская эскадра шла зигзагом, то есть через определенные промежутки времени меняла курс, чтобы подводная лодка не успела прицелиться.

Почти полтора часа Лунин терпеливо маневрировал, выбирая наиболее выгодную позицию. Пятнадцать раз пришлось высовывать из-под воды головку перископа, чтобы уточнить расчеты. Наконец в 18 часов 01 минуту «К-21» выпустила четыре торпеды. Через 2 минуты 15 секунд подводники услышали два глухих взрыва.

«К-21» нырнула на глубину. Экипаж приготовился выдержать бешеную бомбежку. Но... эскадра внезапно повернула назад.

Ошеломленные дерзкой атакой подводной лодки, фашисты не рискнули продолжать путь. Тяжко поврежденный «Тирпиц» укрылся в норвежских шхерах; он надолго был выведен из строя.

23 октября 1942 года Советское правительство наградило «К-21» орденом Красного Знамени.

К концу Великой Отечественной войны на звезде краснознаменной подводной лодки была внушительная цифра — «17».
Операция «Страна чудес»

С какими только вопросами не обращаются к экскурсоводу!

— Вы смотрели «Лично известен» и «Чрезвычайное поручение»?

— Смотрел, интересные фильмы.

— А Тонунц? Гурген Тонунц хорош в роли Камо?

— Согласен, хорош.

— Так, — улыбались экскурсанты.

— А знаете ли вы, — в свою очередь улыбнулся сотрудник музея, — что он был моряком, служил на корабле «Семен Дежнев», участвовал в бою с фашистским линкором?

Экскурсовод, бывший морской офицер, подвел слушателей к большой географической жарте. Указка поднялась к самой северной точке советско-германского фронта, а затем метнулась по голубому полю Северного Ледовитого океана далеко вправо. И остановилась возле небольшого островка у входа в Енисейский залив.

— Вот здесь. Видите? Почти на меридиане Новосибирска...

Летом 1942 года Гитлер срочно вызвал к себе главнокомандующего военно-морским флотом Редера и группу адмиралов. Фюрер был не в духе: ни Мурманска, ни Архангельска захватить не удалось, а, как показывает аэрофоторазведка, эти порты принимают множество судов с военными грузами. Вот и сегодня получена шифровка из Японии: с Дальнего Востока Северным морским путем отправилось двадцать больших грузовых судов. Представляете, сколько оружия и боеприпасов доставят они на фронт? Фюрер ударил кулаком по столу — до каких пор германский флот будет терпеть движение русских транспортов по морям Ледовитого океана?

— Мой фюрер! — обратился Редер. — Мы пошлем в Ледовитый океан тяжелый крейсер «Адмирал Шеер», он встретит русский караван над куполом Сибири...

Адмирал Редер изложил план похода. Броненосный гигант скрытно подкрадется к острову Диксон, где находится основной опорный пункт судов, курсирующих по Северному морскому пути. Здесь они заправляются углем, здесь ждут ледоколов, здесь, наконец, мощный радиоцентр, штаб всей трассы. «Адмирал Шеер» окажется у Диксона в момент подхода туда дальневосточного каравана, он расстреляет суда, частично захватит в плен. Крейсер возьмет десантный отряд отборных эсэсовцев. Они высадятся на суда и заставят команды взять курс на наши базы. В трюмах пароходов могут оказаться самые неожиданные вещи. Известно, эта Сибирь — чудесная шкатулка: золото, пушнина, алмазы...

Адмирал Редер видел радужные картины. Несомненно, десантникам удастся захватить много золота, а также оружия, которое вывозится по Енисею из глубин Сибири. После разгрома, который учинит «Адмирал Шеер» на Диксоне, русские забудут свой Северный морской путь.

Каждая боевая операция ради секретности получает шифрованное название. Поход «Адмирала Шеера» закодировали — «Вундерланд», «Страна чудес». 16 августа 1942 года Гитлеру доложили: операция «Вундерланд» началась.

В тот день из норвежского порта Нарвик, захваченного фашистами, вышел большой военный корабль. Это был «Адмирал Шеер». Стоявший на его мостике капитан первого ранга Меенсен Больхен с гордостью поглядывал на орудийные башни. Скоро им придется крепко поработать!

«Адмирал Шеер» был специально построен для дальних океанских плаваний и считался одним из сильнейших кораблей гитлеровского флота: шесть 280-миллиметровых, восемь 150-миллиметровых, шесть 105-миллиметровых, восемь 37-миллиметровых орудий, восемь торпедных аппаратов, два самолета, экипаж — 926 человек. Его называли еще рейдером (от слова «рейд» — «набег»).

А какая громкая слава у «Адмирала Шеера»! Англичане боялись его как огня. Два года назад, действуя в Атлантическом океане (дальность плавания 21 500 миль, скорость 28 узлов), он потопил и захватил около двух десятков английских транспортов общим водоизмещением почти полтораста тысяч тонн. Фашисты часто передавали по радио магнитофонную ленту с записями сигналов бедствия английских судов, завидевших «Адмирала Шеера»...

«Адмирал Шеер», обогнув с севера Новую Землю, вышел в Карское море. Вскоре фашисты увидели ледяные поля. Взмыл самолет, его летчик нашел разводы, и корабль продолжал двигаться на восток.

Капитан 1-го ранга Меенсен Больхен предвкушал легкую победу. Внезапное появление крейсера в глубоком тылу — две тысячи километров за линией фронта — вызовет панику, русские разбегутся, а он войдет в порт, разнесет все в прах, захватит пленных, много пленных...

У Диксона в это время находился сторожевой корабль «Семен Дежнев». «Воинский чин» он получил в июне 1941 года, а прежде был обычным работящим грузо-пассажирским судном. Правда, и на «гражданке» у него был «чин» — он считался ледокольным пароходом.

Ледокол пробивает фарватер для торговых судов. А ледокольный пароход еще и груз песет на себе. Пояс из крепкой стали позволял «Семену», как дружески величали его моряки, сражаться со льдами в одиночку.

«Семен Дежнев» ходил в самые отдаленные места Арктики. В августе 1940 года (в те дни, когда в Атлантике пиратствовал «Адмирал Шеер») он даже открыл островок в море Лаптевых; по просьбе экипажа его назвали ласково: «Октябренок».

В начале Отечественной войны ледокольный пароход мобилизовали на военную службу: поставили четыре 76-миллиметровых и столько же 45-миллиметровых пушек, на борту вывели «СКР-19» — сторожевой корабль № 19.

В ночь на 27 августа он принимал уголь. Вдруг сообщение: к порту подходит враг. Боевая тревога!

Случилось так, что командир «ОКР-19» старший лейтенант Гидулянов находился в штабе. Но медлить нельзя было ни минуты. Помощник командира старший лейтенант Кротов приказал выходить на рейд.

Матрос Гурген Тонунц, совсем еще молоденький курсант училища, встал у пулемета, пристально вглядываясь в серую мглу. Сердце его билось учащенно: ведь предстоял первый бой.

Сильно и резко подул ветер, словно гигантской метлой сдвинув стену тумана, и Гурген увидел очертания... крейсера. Фашистский корсар открыл огонь. Вокруг сторожевика стали рваться снаряды. Осколок разбил пулемет. Тонунц бросился к пушке — помогать комендорам.

Орудия сторожевика заговорили. С кормы, где находились дымовые шашки, потянулся густой шлейф дыма.

«Адмирал Шеер» усилил огонь. Вокруг сторожевика все так и кипело. Вдруг чудовищный удар сотряс судно: прямое попадание в надстройку, повреждена палуба.

«СКР-19» продолжал двигаться вперед, закрывая дымовой завесой порт. Там, у причала, стоял пароход «Кара» — в его трюмах 250 тонн взрывчатки. Если в «Кару» угодит снаряд...

У орудия, к которому подбежал Гурген, вышел из строя почти весь расчет.

— Тонунц, снаряды! — крикнул единственный оставшийся в живых наводчик Никандров.

Вокруг сторожевика бушевал огненный смерч. Осколки хлестали по надстройкам, падали убитые, падали раненые. Тонунц подавал снаряды к орудию.

— Давай, давай! — кричал Никандров.

Тугая, горячая воздушная волна сбила Гургена с ног, он почувствовал жгучую боль в руке, закружилась голова, потемнело в глазах. Но пушка должна стрелять! Превозмогая боль, Тонунц подтаскивал снаряды.

— Молодец! — крикнул ему старший лейтенант Кротов.

Капитан 1-го ранга Меенсен Больхен, выглядывая в прорезь бронированной боевой рубки, недоумевал: тихоходный, вооруженный легкими пушками пароход... явно атаковал крейсер. Этот сумасшедший так надымил, что приходятся стрелять наугад.

А пароходик, накренившийся, с простреленными надстройками, с пробоинами в бортах, с горящей кормой, неумолимо сближался. Уж не на таран ли? Командир крейсера вдруг почувствовал страх.

— Весь огонь по судну! — приказал он.

Но пароходик, внезапно изменив курс, исчез за дымовой завесой. Но вот он как вынырнул да и рявкнул всеми пушчонками!

И вновь ушел под завесу. Орудия «Шеера» били вслед.

А через несколько минут сторожевик вынырнул из дымовой завесы в другом месте и клюнул «Адмирала Шеера» четырьмя снарядами.

С берега гулко ударило 130-миллиметровое орудие. Снаряд врезался в палубу крейсера...

И капитан 1-го ранга Больхен дрогнул. Он отдал приказ отходить.

— Посмотрите на эти огромные клубы дыма... — сказал он офицерам.

Может, он намекал: делать больше нечего — порт сметен с лица земли?

Дыма действительно было много: горело несколько бочек с соляром. А пострадало лишь одно сооружение — бревенчатая баня, в которой уже через три дня весело поддавали пару зимовщики.

Порт жил, порт работал. И вскоре он принял дальневосточный караван.

— У нас в музее, — продолжал экскурсовод, — хранится изрешеченный осколками снарядов флаг сторожевого корабля «Семен Дежнев».

— А что же с кораблем? — любопытствовали экскурсанты.

— Он получил свыше пятисот пробоин и, конечно, затонул бы, если бы не находчивость моряков: они посадили его на мель. Потом отремонтировали, и он до конца войны нес боевую вахту в Арктике. А потом «Семен» снова стал сухогрузом-работягой и по-прежнему вдоль и поперек бороздил Северный Ледовитый океан. Он ходил к Земле Франца-Иосифа, к мысу Арктический — самому труднодоступному месту океана. Не раз «Семен Дежнев» посещал и Диксон. Население встречало его цветами, а все стоявшие в порту пароходы приветственными гудками. Видели этот пароход и за границей — в Бордо и Руане, в голландском Роттердаме, в польском Гданьске, много где видели. И всюду тысячи людей приходили познакомиться с пароходом-героем... Конечно, старые раны и контузии давали себя знать, после войны он дважды «лечился» — капитально ремонтировался, один раз проходил «поправку здоровья» на благодатном юге, в итальянском порту Неаполе.

— Хоть бы глазком взглянуть на этот корабль, — вздохнула одна из девушек.

— А вы все наверняка его видели, — улыбнулся экскурсовод. — Как и Гурген Тонунц, который за тот бой получил медаль «За отвагу», он тоже стал кинозвездой. Фильм «Красная палатка» смотрели? Так вот роль парохода «Читта ди Милано» — плавучей базы экспедиции Нобиле — «исполнял» наш «Семен Дежнев». Он принимал на своем борту знаменитую итальянскую киноактрису Клаудию Кардинале, известных актеров — англичанина Петера Финча, немца Харди Крюгера... Вот какая у «Семена» судьба!
Выходила в океан «Катюша»

— Так вот как она выглядела, наша «катюша»!

Пожилой армейский полковник с множеством орденских ленточек на груди долго стоял перед фотографией подводной лодки.

— А нельзя ли положить возле нее в качестве трофея этот знак? — обратился он к сотруднику музея и показал кусочек латуни с надписью по-немецки: «За обморожение».

29 июня 1941 года над гранитными скалами Заполярья раздался грохот артиллерийских орудий: в наступление перешел горнострелковый корпус генерал-полковника Дитла. Несмотря на прохладный ветер, дувший с Ледовитого океана, егеря шли налегке, засучив рукава рубах. Зачем запасаться теплым обмундированием, генерал-полковник Дитл поклялся фюреру в три дня захватить Мурманск. Блицкриг есть блицкриг! Даже полевые кухни не взяли, выдали трехдневный сухой паек. В Мурманске ресторан «Арктика», масса продовольствия, там уж егеря попируют вовсю, — Дитл обещал отдать им город на три дня...

В авангарде наступал полк, в котором когда-то ефрейтором служил Гитлер. Солдаты орали его любимую песню:

И мир весь, стуча костями,

Изъеденными червями,

Трепещет пред нашим маршем...

Операция по захвату Мурманска называлась «Серебристая лисица».

Генерал-полковник Дитл был уверен в успехе: фашисты имели двукратное превосходство в живой силе и четырехкратное в артиллерии. А какие солдаты! Они брали и Крит и Нарвик...

И вдруг осечка... В первом же бою корпус потерял более тысячи егерей и вынужден был остановиться. А дальше каждый метр давался такой кровью, что у реки Западная Лица егеря совсем выдохлись.

Гитлер в ярости потребовал от Дитла немедленного, мгновенного захвата Мурманска, «однополчанам» же пригрозил смертной казнью. А егеря ни с места. Пришлось доставить полевые кухни — ресторан «Арктика» не присылал ни закуски, ни обедов.

Наступила осень, пошли дожди, задули холодные ветры, егеря мерзли. Дитл телеграфировал в Берлин: срочно требуется теплое обмундирование. Ударили морозы, закружила пурга, а в гранитных скалах не окопаться. «Однополчане» фюрера завопили о помощи.

13 января 1942 года из Кольского залива в Баренцево море направилась советская подводная лодка «К-22». Ее называли «катюшей»: перед номером у нее стояла буква К — крейсерская.

Штормило. Брызги воды застывали на рубке, поручнях, палубе. Когда «катюша» обрастала льдом настолько, что была похожа на айсберг, командир лодки капитан 2-го ранга Виктор Котельников подавал команду: к погружению. Лодка уходила на глубину, там уж лед оттаивал.

Так шел день за днем.

— Горизонт чист, — докладывал вахтенный офицер, наблюдая за морем в перископ.

И утром, и днем, и вечером слышалось: «Горизонт чист». А ведь должны ж быть вражеские корабли, должны: флотская разведка все время засекала радиопереговоры гитлеровцев.

И вдруг ночью на фоне берега означился силуэт транспорта. «Катюша» бросилась к нему, но пароход успел скрыться в бухте.

Котельников понял: гитлеровцы перешли к тактике «перетекания»; опасаясь атак советских подводных лодок, они ходили лишь по ночам, прижимаясь к скалистому берегу, а днем укрывались в небольших бухточках под защитой дозорных кораблей и береговой артиллерии. Так, «прыгая» в потемках из одной бухты в другую, транспорты добирались до прифронтового порта.

— Пойдем в самое логово! — объявил экипажу командир.

Днем 19 января «катюша» в подводном положении прошла узкий пролив. Котельников поднял перископ. Так и есть — в глубине бухты стоял на якоре большой транспорт. «Катюша» выстрелила в него торпедой, подводники услышали глухой взрыв. Лодка подвсплыла. Котельников прильнул к окуляру перископа и удивленно присвистнул: пароход стоял на месте.

Моряки задумались: может быть, торпеда взорвалась при ударе о подводную скалу?

— Кренится! — вдруг закричал Котельников. — Попали! Только тонет, стервец, плохо. Интересно, что он везет — перины, что ли, для егерей? — И, посмотрев еще раз в перископ, добавил: — Если он так будет тонуть, фашисты успеют завести пластырь на пробоину. Всплывем и расстреляем из пушек.

Подводной лодке вступить в артиллерийский бой с транспортом всегда рискованно: вдруг это судно — ловушка... Под фальшивыми надстройками могут скрываться торпедные аппараты, скорострельные орудия, а на корме — запас глубинных бомб.

Но у «катюши» четыре пушки: две стомиллиметровых и две «сорокопятки».

Едва на поверхности моря появилась палуба, как из люка выскочили комендоры и развернули стволы мокрых, облепленных водорослями орудий на транспорт.

Но в этот момент из-за парохода вывернулся вражеский сторожевой корабль.

— По сторожевику! — крикнул Котельников. — Всеми орудиями!

Четырехдюймовый снаряд «катюши» снес у него ходовой мостик, на палубе заплясало пламя. Сторожевик тотчас закрылся за дымовой завесой, а подводники перенесли огонь на транспорт. Вдруг рядом с лодкой раздался взрыв снарядов, поднялись высокие всплески.

— Стреляет береговая батарея, — доложил сигнальщик.

Бухта небольшая, уклоняться от снарядов стометровому подводному крейсеру нелегко — в два счета наскочишь на камни. Нужно быстрее уничтожить транспорт и уходить. Уходить на простор, в открытое море.

Подводники усилили огонь. Снаряды попадали в цель, но проклятый транспорт все держался на плаву.

— Заколдованный он, что ли? — рассердился Котельников. — Бейте под ватерлинию!

А тут еще «очнулся» сторожевик: фашисты потушили пожар и открыли по лодке орудийную стрельбу.

Подводники били и по транспорту, и по сторожевику. Через несколько минут сторожевик, осев на корму, скрылся в пучине.

Повалился на борт окутанный клубами дыма и пара транспорт. Но когда пелена рассеялась, моряки увидели: транспорт стоял на месте, стоял без крена, целехонький, будто в него не попало ни одного снаряда. Только вроде бы стал корпусом короче и мачты ниже.

— Да это ж второй! Второй пароход, товарищ командир! — доложил вахтенный офицер. — Он скрывался за корпусом другого. А тот утонул, и вот видите...

— Ну, широкая спина была у «покойника»...

Комендоры «катюши» открыли стрельбу по второму пароходу, и этот тонул медленно, нехотя. Только после пятнадцати залпов он скрылся под водой.

— К бухте приближается дозорный корабль! — послышался голос вахтенного.

Но фашистский сторожевик вдруг резко изменил курс и бросился наутек. «Не захотел связываться с «катюшей», — смеялись моряки.

Лодка вышла в море.

— Теперь держись, ребята! — предупредил Котельников. — Фашисты, конечно, узнали о разгроме логова.

Командир оказался прав: не прошло и часа, как гидроакустик услышал шум винтов фашистской подводной лодки. И почти тотчас моряки заметили белый, пенистый след торпеды. «Катюша» резко отвернула, торпеда прошла вдоль борта.

Гитлеровская субмарина не унималась: в сторону «катюши» протянулись следы еще трех торпед. Котельников успел произвести маневр, торпеды проскользнули за кормой.

Разъяренный неудачами фашист допустил ошибку: его лодка показала рубку, и «катюша» мгновенно открыла по ней огонь.

На пути домой подводники подсчитывали «убытки» врага. Самый крупный из потопленных транспортов был никак не менее десяти тысяч тонн водоизмещения. Такое судно «тянет» на борту десятки средних и тяжелых танков, за один рейс перебрасывает целую дивизию солдат или двухмесячный запас продовольствия для трех-четырех дивизий.

— Вряд ли танки, — вздохнул Котельников. — Вспомните, как тонули пароходы... С танками-то они бы сразу к рыбам...

На пирсе подводников встречал командующий Северным флотом адмирал Арсений Григорьевич Головко. Он поздравил экипаж с победами, крепко пожал руку каждому моряку.

— А знаете, товарищ Котельников, что везли транспорты, которые вы потопили? — спросил он.

— Нет, товарищ командующий.

— Норвежские патриоты-подпольщики сообщили нам по радио: тридцать тысяч полушубков, тридцать тысяч валенок, тридцать тысяч шапок, тридцать тысяч рукавиц и другие теплые вещи — все для гарных егерей. Да вы же целый корпус раздели, по вашей милости плясать теперь егерям на морозе!

— Пусть попляшут, — улыбнулся Котельников. — Не мы эту «свадьбу» затеяли.

«Однополчане» Гитлера отморозили себе руки и ноги, ходили с распухшими носами и ушами, клянчили в лазаретах вату для утепления тощих шинелей, из автопокрышек мастерили огромные боты, а из брезентовых орудийных чехлов — штаны и куртки.

Генерал Дитл издал приказ: морозы переносить стойко. И сообщал, что обратился в Берлин, что вот-вот пришлют новое теплое обмундирование. Фюрер не забудет героев-егерей.

Каждый день в ставку Гитлера передавались сводки о числе обмороженных. Цифры угрожающе росли. Дитл просил тулупы, полушубки, валенки.

Наконец из Берлина ответили: фюрер рассмотрел просьбу егерей, ждите. И фашистские егеря дождались: самолет доставил в штаб корпуса запечатанные мешки. В них оказались... медали «За обморожение».

— Здорово тогда «катюша» насолила фашистам, — рассказывал полковник. — Когда мы погнали гитлеровцев на запад, в разгромленном штабе нашли целый мешок таких медалей. А пленный офицер сказал, что награды пришли слишком поздно...
Командировка вокруг света

В сентябрьский день 1942 года к подводной лодке «С-56», стоявшей во владивостокской бухте Золотой Рог, подошел штабной катер. На палубу поднялся адмирал. Его встретил капитан-лейтенант Григорий Щедрин.

— Лодка в полной боевой готовности! — доложил он.

Адмирал и сопровождавшие его офицеры придирчиво осмотрели корабль. 78-метровый корпус лодки блистал свежей краской. Только что вступившая в строй «С-56» обладала высокими боевыми качествами. Имея подводное водоизмещение более тысячи тонн, она легко ныряла на стометровую глубину, несла шесть торпедных аппаратов, а на палубе два орудия. Мощные дизеля позволяли ей развивать надводную скорость до двадцати узлов.

Адмирал осматривал отсек за отсеком.

— Как настроение команды?

— На фронт «рвутся, — сказал капитан-лейтенант. — Разрешите узнать, не рассматривался ли и мой рапорт?

Адмирал улыбнулся, потом сказал:

— Собирайтесь в командировку, вместе с кораблем...

Адмирал не назвал пункта назначения: экипаж узнает о нем в море. «Наверное, пойдем на одну из баз Тихого», — думали матросы. Но когда на лодку доставили «проездные документы» — морские карты, — все ахнули: в люк спустили рулон, второй, третий, четвертый, пятый... Затем стопки лоций, подробно рассказывающих об особенностях плавания в различных морях, — о мелях, подводных камнях, течениях, о подходах к портам и устьям рек.

Как и всякому командировочному, кораблю выдали продовольственный паёк. И снова матросы удивлялись: такого количества мясных консервов, сухарей, сахара, чая, сушеных фруктов и овощей лодка не принимала никогда.

Грузили запасные части к двигателям, электромоторам, насосам. Командир лодки озабоченно расхаживал по отсекам, проверяя, все ли готово к командировке.

На рассвете 6 октября 1942 года «С-56» вышла в плавание. У многих членов экипажа остались во Владивостоке жены, дети, невесты, друзья. Но никто не провожал: время выхода корабля в море всегда секрет.

Когда за кормой скрылся Владивосток, Щедрин объявил:

— Идем в Петропавловск-Камчатский.

После небольшой стоянки на Камчатке лодка вышла в океан. И лишь тогда командир объявил:

— Пункт назначения — Мурманск. По приказу Советского правительства идем на помощь Северному флоту.

На фронт! Бить фашистов! Из отсеков послышалось «ура».

Командир объявил и срок командировки: до полного разгрома врага. И в ответ опять «ура».

Но вместо того чтобы повернуть на север и через пролив Беринга идти прямехонько в Баренцево море, лодка взяла курс на Алеутские острова.

— Северный морской путь закрыт тяжелыми льдами, — объяснил командир. — Пойдем через два океана — Тихий и Атлантический.

Так вот зачем понадобилось так много «проездных документов»: лодке предстояло одолеть семнадцать тысяч миль!

«С-56» шла самой полной скоростью, штурман менял карты, менял лоции. Тихий океан, Панамский канал, Карибское и Саргассово моря, Атлантический океан, Северное, Норвежское, Баренцево моря.

Были и зеркальные штили, и бешеные тайфуны, когда вахтенные на мостике надевали легководолазные костюмы. Была и тропическая жара, и пронзительный ветер полярных широт.

И на каждой миле лодку подстерегала опасность атак фашистских субмарин. В проливе Акутан в ее борт ударила вражеская торпеда, сорвала лист обшивки, но, к счастью, не взорвалась.

В феврале 1943 года «С-56» прибыла на главную базу Северного флота — Полярное.

После такой долгой и тяжелой «пробежки» полагалось бы отдохнуть, но где там — экипаж спешно готовился к охоте за гитлеровскими пиратами.

Вскоре вышли в боевой поход. Встретив суда, перевозившие войска, пушки, боеприпасы, лодка торпедировала самый крупный пароход.

А через несколько дней — утром 14 апреля 1943 года — гидроакустик опять «поймал» шум винтов.

Щедрин нажал кнопку, загудел электромотор, из лодки вверх поползла длинная стальная труба — перископ. Когда его кончик высунулся из воды, Щедрин увидел отряд фашистских судов. Три глубоко осевших в воду транспорта шли в окружении шести сторожевых кораблей и четырех катеров.

— Ого, вот это конвой! — воскликнул Щедрин. — Видать, ценный «товар» везут.

Чтобы выпустить торпеды в упор, он решил прорвать кольцо охранения. Лодка поднырнула под ближайший сторожевик и подняла перископ. И то ли солнечный луч блеснул в оптике перископа, то ли бурунчик выдал — фашисты обнаружили «С-56». Круто повернув, два сторожевика ринулись на лодку. Подводники слышали бешено нарастающий шум, затем тяжелые шлепки о воду: корабли бросали глубинные бомбы.

Началось... Взрывы раздавались справа и слева, над лодкой и глубже ее, отдаваясь острой болью в ушах. Корпус вибрировал, с подволока сыпалась пробковая крошка. Замигали и погасли в отсеках лампочки. А разрывы всё ближе. Словно гигантская кувалда обрушивалась на лодку.

Гитлеровцы «засекли» лодку, в бомбежку включались новые корабли. Неужели отказаться от атаки? А что, если нырнуть под головной пароход, укрыться под ним от бомбежки, вынырнуть с другого борта — и по концевому транспорту ударить кормовыми торпедными аппаратами?

— Держать глубину тридцать метров! — приказал Щедрин. — Кормовые аппараты к выстрелу изготовить!

Лодка пошла под головной пароход. Сторожевики яростно месили бомбами море, а Щедрин, вынырнув с противоположного борта, поджидал концевой транспорт. Вот он появился в прицеле.

— Залп!

Из аппаратов вырвались две торпеды. Раздались взрывы, лодку качнуло. Пароход накренился и, показав покрытое ржавчиной днище, пошел ко дну.

За четыре часа преследования сторожевики сбросили более двухсот глубинных бомб, но лодка улизнула.

А вскоре «С-56» обнаружила новый караван. По морю важно шествовали огромный танкер и транспорт; их эскорт составляла восьмерка сторожевых кораблей и тройка самолетов.

«Такой танкер «напоит» топливом целую бронетанковую дивизию», — подумал Щедрин, разглядывая конвой.

Лодка поднырнула под конвой, командир лишь на несколько секунд поднял перископ — уточнить расчеты, и торпеды забуравили воду. Взрыв, еще один — танкер и сухогруз потоплены.

Взбешенные потерей судов, фашисты неистовствовали: бомбы сыпали десятками. От сотрясения на лодке стали выходить из строя приборы, корпус дал течь. Неужели конец? В мрачных глубинах океана лодка бросалась из стороны в сторону, стараясь уйти от преследования.

И вдруг бомбежка прекратилась. Акустик докладывал: сторожевик ходит совсем рядом. Но почему ж он не бомбит?

Через некоторое время лодка всплыла на перископную глубину. И тогда стало понятно молчание фашистов: лодка находилась рядом с... огнем. Горел разлившийся по воде бензин из торпедированного транспорта. Над волнами приплясывали огненные языки, все кругом было окутано клубами пара и дыма. Фашистские корабли не осмеливались приблизиться к пылавшим волнам, под которыми затаилась лодка.

Победы не давались легко. Однажды фашисты преследовали Щедрина двадцать шесть часов кряду. В отсеках иссяк кислород, моряки задыхались, но продолжали стоять на боевых постах, и лодке удалось уйти от врага.

В другой раз «С-56» запуталась в снастях транспорта, который она потопила накануне. Щедрин сумел вырвать корабль из цепкой ловушки.

Берлинское радио объявило: «Большевистская подводная лодка, пришедшая в Баренцево море из Азии, уничтожена». На этот преждевременный «некролог» моряки отвечали словами Марка Твена: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены».

А затем решительно опровергли «некролог» — потопили еще несколько гитлеровских кораблей.

Когда закончилась война, экипаж «С-56» стал готовиться к возвращению во Владивосток.

— Не торопитесь, придется продлить вашу командировку, — сказали морякам в штабе Северного флота. — Идет молодое пополнение, надо передать боевой опыт, а у вас есть чему поучиться.

Несколько лет лодка плавала в полярных морях. Ветераны боев обучали новичков искусству меткой торпедной стрельбы, плаванию в тумане, в шторм, ночью.

Но, как говорится, в гостях хорошо, а дома лучше. Настал день возвращения. И снова на лодку грузили тяжелые рулоны «проездных документов».

Выйдя из Полярного, «С-56» взяла курс на восток. Путь домой лежал по морям Северного Ледовитого океана.

Было стылое безмолвие Карского моря, проходы сквозь льды, пурга. Были встречи с белыми медведями и моржами.

Когда «С-56» вернулась во Владивосток, экипаж отчитался за командировку.

Совершено кругосветное плавание. Пройдено (с учетом боевых действий) около 80 тысяч миль.

Потоплено 10 и повреждено 4 фашистских корабля общим водоизмещением 85 000 тонн.

За боевые заслуги перед Советской Родиной лодке присвоили гвардейское звание и вручили орден Красного Знамени.

Командир лодки Г.И. Щедрин стал Героем Советского Союза и первым кавалером ордена адмирала Нахимова на Северном флоте.

Личный состав получил более трехсот орденов и медалей...

В примечании к отчету говорилось: «В период командировки по просьбе Центрального Военно-морского музея ему передан на вечное хранение гвардейский Краснознаменный флаг, под которым экипаж сражался с фашистскими захватчиками в Баренцевом море».

В 1972 году дальневосточники отмечали 30-летие начала командировки «С-56» вокруг света. По просьбе рабочих и служащих, моряков Краснознаменного Тихоокеанского флота Министерство обороны СССР и Владивостокский городской Совет депутатов трудящихся решили сделать лодку мемориальным кораблем. Знаменитая путешественница поднялась на вечный пьедестал на Корабельной набережной Владивостока.
Как закалялась сталь

На черноморском катере «МО-065» была небольшая библиотечка. Одну из книг матросы особенно любили и берегли. А попал этот томик на корабль необычно.

12 января 1942 года после сурового боевого похода катер зашел в Сочи.

— Пойдемте, друзья, в гости к Николаю Островскому, — предложил командир.

В доме №47 по Ореховой улице моряков приветливо встретили сотрудники музея-квартиры писателя-бойца. Они провели их в комнату, где несколько лет назад, тяжело больной, прикованный к постели, лишенный возможности двигаться и видеть, Николай Островский по четырнадцать часов в сутки трудился над книгой.

— Не забыли? — Сотрудница музея сняла с полки томик «Как закалялась сталь» и негромко прочитала: — «Медленно, строчка за строчкой, рождались страницы. Все, что писал, он должен был помнить слово в слово... Ему приходилось по памяти читать целые страницы, иногда даже главы...»

Матросы с волнением слушали рассказ о бурной комсомольской юности Николая Островского, о его жизни-подвиге.

— А что за корабль, на котором вы служите? — полюбопытствовали в музее.

— Малый охотник за подводными лодками. Но мы всё делаем: и десанты высаживаем, и с авиацией сражаемся, и вражеский берег обстреливаем...

— Словом, катерок ваш маленький, да удаленький, — улыбнулась сотрудница. — Надеюсь, мы еще услышим о нем...

На прощание сказала:

— Николай любил моряков. Его учителем был «обветренный морскими шквалами» большевик, балтийский матрос Федор Жухрай.

Морякам вручили книгу «Как закалялась сталь» с надписью на обложке: «Пограничному кораблю от Музея Н. Островского».

— Будьте такими, как Павел Корчагин.

Книгу Островского моряки хранили как драгоценность. В перерывах между походами ее читали вслух, многие места матросы знали наизусть. И не уставали восхищаться Павкой Корчагиным. Какой отважный парень! Как беззаветно любил свою Родину, свой народ!

Стоянки в базах были недолгими, катер почти беспрерывно выполнял боевые задания. Сражался под Севастополем, Керчью, Новороссийском. На молодых, почти мальчишеских лицах залегли суровые складки. Матросы уже не «кланялись» вражеским снарядам и бомбам, дрались хладнокровно, расчетливо. У многих на форменках сверкали ордена и медали. А командир катера старший лейтенант Павел Сивенко упорно продолжал закалять моряков. Мало того, что они отбивали атаки фашистских бомбардировщиков, он беспрерывно тренировал комендоров в наводке орудий, даже когда катер находился в базе и моряки могли бы отдохнуть.

Весной 1943 года катер конвоировал к линии фронта транспорты с войсками, оружием и боеприпасами, танкеры с топливом для самолетов. Было трудно... Переходы совершались по ночам, в штормовую погоду. Большим судам качка не помеха, а «МО-065» как скорлупка прыгал по волнам, черпая бортами воду. Мокрые с головы до ног, матросы помногу часов выделывали ногами замысловатые па, чтобы сохранить равновесие и удержаться на ногах у орудий и пулеметов. И при этом неотрывно наблюдать за морем и воздухом, а часто вести бой с катерами и самолетами.

Когда было особенно тяжело, Сивенко напоминал морякам: «А ты забыл, как под Новоград-Волынском семнадцать раз в день в атаку ходили и взяли-таки наперекор всему?»

И настал день, когда экипаж «МО-065» тоже одержал победу «наперекор всему».

25 марта 1943 года катер получил приказ отконвоировать в прифронтовую базу транспорт «Ахиллеон» с оружием и три шхуны с боеприпасами. Всю ночь конвой без огней двигался к месту назначения, всю ночь под леденящим, порывистым ветром стояли моряки у орудий.

Утром послышался гул моторов, из-за облаков показалась восьмерка самолетов с черными крестами на крыльях. Гитлеровские бомбовозы стали заходить в атаку на транспорт. Катер, находившийся в сотне метров от судна, мог бы стрелять со своей позиции. Но командир направил его почти вплотную к «Ахиллеону» — оттуда лучше бить по самолетам, когда они бросятся в пике.

Катер шел под бомбы, шел, чтобы принять удар врага на себя.

Фашистские самолеты напоролись на кинжальный огонь, один «юнкере» задымил и ушел в сторону моря, остальные не рискнули пикировать, бомбили с высоты.

Вокруг маленького кораблика рвались тяжелые фугаски, осколки дырявили корпус.

Едва успела отбомбиться первая группа, как на горизонте появилась вторая. Несколько «юнкерсов» устремились к транспорту. Перед ними тотчас встали бурые облачка разрывов — стрелял «МО-065». Его орудия били в упор — в моторы, в кабины летчиков. И гитлеровцы не выдержали, отказались от пикирования.

Самолеты кружились среди облаков, сбрасывая бомбы. Одна из них взорвалась рядом с «морским охотником», его подбросило, горячая воздушная волна смела несколько матросов в воду. Контуженные, оглушенные, они, борясь с волной, подплыли к катеру, забрались на борт и снова встали к орудиям и пулеметам.

Действовали все, даже тяжело раненные. Одни отбивали атаки, другие заделывали пробоины в корпусе, третьи тушили пожар.

К конвою подошло еще тридцать бомбардировщиков. Шестерка самолетов теперь занялась только катером — видимо, летчики предыдущих групп предупредили по радио командира полка. Ведя пушечно-пулеметный огонь, «юнкерсы» заходили на кораблик то с кормы, то с носа.

«МО-065» защищался только маневром — командир бросал его то вправо, то влево, а орудия и пулеметы неистово били по самолетам, бомбившим транспорт.

Катер принял на себя сотню фугасок. Разрушены рубка и мостик, разбит мотор, перебита мачта, повреждена рация... Корабль погружался в воду. Неужели конец?

«Ты все сделал, чтобы вырваться из железного кольца?»

Сквозь завывания моторов моряки услышали голос командира:

— Приказываю сражаться до конца!

Из двадцати двух членов экипажа восемнадцать были ранены, но продолжали драться.

У боцмана Дмитрия Антоненко осколки прошили обе руки, но он вел огонь из пулемета до тех пор, пока не упал, обессилев от потери крови, а пулемет принял тяжело раненный секретарь партийной организации лейтенант Яков Мазлер.

Командир отделения минеров старшина второй статьи Григорий Куропятников получил осколки в грудь и голову. Кровь заливала глаза, струилась по лицу, но моряк продолжал вести огонь из пулемета. Вдруг он вскрикнул: осколок оторвал левую руку выше локтя. Пулемет умолк лишь на секунду — прижавшись к нему всем туловищем, Григорий стрелял одной правой рукой.

С кормы потянуло едким дымом. Куропятников оглянулся: горели дымовые шашки, находившиеся возле глубинных бомб. Если бомбы взорвутся, катер разнесет на куски.

«Спасти корабль, спасти во что бы то ни стало...» Оставляя на палубе кровавый след, Григорий, превозмогая боль, дополз до нормы. Он попробовал правой рукой сбросить шашки за борт, но безуспешно — они были закреплены по-штормовому. А ножа с собой не было. Тогда моряк стал зубами рвать пеньковый конец. Он задыхался от дыма, пламя обжигало лицо, мутилось в глазах, но он рвал и рвал трос, пока не освободил шашки. Столкнув их головой за борт, Куропятников потерял сознание.

Когда «МО-065» подняли на берег для ремонта, в нем насчитали около 1600 пробоин.

В советском Военно-Морском Флоте гвардейское звание присваивалось дивизионам катеров. Для «МО-065» сделали исключение, единственное за всю Великую Отечественную войну, — его удостоили этого звания персонально.

Всем двадцати двум морякам были вручены боевые ордена и медали. На груди старшины второй статьи Куропятникова засверкала Золотая Звезда Героя Советского Союза.

В бою с фашистской авиацией каюта, в которой находилась корабельная библиотечка, получила повреждения. Был «тяжело ранен» и томик «Как закалялась сталь»: осколок пробил книжку, обложка ее обгорела, листы обагрились кровью героев.

Черноморцы передали книгу-оружие в Морской музей.
Балтийский «Варяг»

Однажды я встретил в зале музея рослого капитан-лейтенанта.

Он задумчиво рассматривал материалы о подводной лодке «Щ-408».

Где же я видел это открытое лицо, этот внимательный прищур глаз?

Осенью 1961 года позвонили из горсовета: сказали, что есть намерение назвать новую улицу в Кировском районе именем моряка, погибшего в боях за город Ленина. И предложили узнать мнение ветеранов минувшей войны: чьим именем назвать?

В тот же день в музее собрались убеленные сединами участники боев на Балтике — подводники, катерники, морские пехотинцы, летчики.

Обсудили несколько кандидатур, потом постановили: просить Ленинградский горсовет присвоить новой улице имя капитан-лейтенанта Павла Семеновича Кузьмина.

Прошло немного времени, и на фасадах многоэтажных жилых домов, школ, детских садов, построенных на южном берегу Финского залива, появились таблички: «Улица подводника Кузьмина».

Рождение новой улицы в музее почувствовали сразу. Кто был Кузьмин? Откуда родом? Где учился и работал до военной службы? Какой подвиг он совершил? Эти вопросы задавали многие посетители, а с улицы Кузьмина в музей приходили семьями, классами, пионерскими отрядами.

Мы решили подготовить стенд, посвященный герою-подводнику. Но откровенно сказать, мы мало знали о довоенном Кузьмине.

— У Павла Семеновича была жена и сын, — оказал кто-то. — Они как будто бы здесь, в Ленинграде.

С помощью старых моряков мы нашли адрес Кузьминых. В старинном доме на улице Рубинштейна нас встретила Мария Оскаровна.

— Еще немного, и не застали бы нас, — сказала она. — Переезжаем в новый дом на улице Кузьмина.

В комнату вошел молодой человек, представился: Валерий Кузьмин, сын Павла Семеновича.

Рассказать о юности мужа? Мария Оскаровна задумалась. Самая обычная... Родился на Северном Кавказе, в школе стал пионером, потом комсомольцем. Окончив десятилетку, работал машинистом на электростанции в городе Орджоникидзе. Как видите, ничего особенного... Правда, там, в Орджоникидзе, Паша уже показал, что он человек не робкого десятка. Сам-то не рассказывал, я уж после от его друзей узнала...

Случилось так, что на электростанции вышла из строя топка котла, предприятиям города грозила остановка. И тогда Павел Кузьмин надел асбестовый костюм, густо намазал лицо вазелином и полез в пышущую жаром «преисподнюю». Обжигая легкие раскаленным воздухом, он работал там до тех пор, пока не исправил повреждение.

Об остальном мы знали. Кузьмин обратился в обком комсомола с просьбой о путевке в военно-морское училище. Окончив его, плавал на балтийских кораблях. В начале Великой Отечественной войны Павла Кузьмина назначили командиром подводной лодки «Щ-408».

— Ну, а ты, Валерий, какой курс в жизнь возьмешь?

Он не раздумывал ни минуты:

— Хотелось бы подводником...

Заговорили о музейном стенде. Передать в музей вещи мужа? Мария Оскаровна развела руками: лодка была для Павла Семеновича родным домом, а то, что было на берегу, погибло в годы блокады.

— Осталась одна реликвия — медаль «За оборону Ленинграда». Павел получил ее перед последним походом, весной 1943 года. Ему тогда было двадцать девять лет...

Корабли умирают по-разному. Одни в жестоком бою, другие на судо-разделочной базе.

«Щ-408» погибла от удушья. Несколько суток висела над ней восьмерка фашистских сторожевиков. В лодке нечем было дышать, концентрация углекислоты достигла предела. Моряки едва передвигались, жадно хватая ртом остатки воздуха. В отсеках было сумрачно, лампочки мерцали тусклым красноватым светом. Аккумуляторы так «сели», что нельзя было запустить помпу, трюмы наполнялись водой...

Вот уже две недели, как «Щ-408» покинула кронштадтскую гавань. Опасности подстерегали ежечасно: лодку обстреливали вражеские береговые батареи, бомбили самолеты и корабли.

Перед походом Кузьмина предупредили: фашисты поставили в Финском заливе более десяти тысяч мин. Напуганные большими потерями, понесенными от советских подводных лодок в минувшем году — сорок с липшим транспортов лежали на дне Балтики, — они перебросили в залив полторы сотни дозорных кораблей.

Но то, с чем встретился экипаж, превзошло все ожидания. Гитлеровцы перегородили Финский залив двумя рядами тяжелых стальных сетей, опущенных до самого дна. На поверхности воды их держало множество металлических бочек, поставленных на якоря. У этих «заборов» день и ночь дежурили сторожевики с полным запасом глубинных бомб.

И все-таки лодка, прижимаясь ко дну, шла вперед. О ее борта скрежетали минрепы, где-то высоко, у поверхности воды, рвались мины.

Как обнаружили лодку фашисты? После войны в наши руки попали трофейные документы: оказывается, «Щ-408» заметил гидросамолет по масляному следу. Вероятно, от близкого разрыва мины дала течь топливная цистерна, и за кораблем увязался масляный шлейф. Тогда-то я накинулась на нее эта проклятая восьмерка.

Утром 22 мая 1943 года, когда над морем висела туманная дымка, лодка на минуту всплыла, и радист быстро отстукал в штаб флота депешу: «Противник непрерывно бомбит, не дает возможности всплыть для зарядки. Прошу оказать помощь авиацией».

Заметив лодку, фашистские корабли бросились к ней, стреляя из орудий и пулеметов. «Щ-408» легла на дно. Началась бомбежка. Взрывные волны приподнимали и с силой ударяли лодку о камни.

А моряки задыхались, некоторые теряли сознание. Неужели конец? Погибнуть от удушья... Нет, лучше всплыть и дать последний, решительный бой, погибнуть, но нанести врагу урон.

Корабли кружили над лодкой, сбрасывая бомбы. Потом стопорили машины, ожидая ее всплытия. И снова бомбили.

Вдруг к глухим раскатистым взрывам «глубинок» прибавились частые выстрелы орудий, резкие взрывы авиабомб. Наша авиация! Пора...

— К всплытию! — раздался голос Кузьмина. — Комендоры, к бою!

Стрелка глубиномера показала двадцать, десять, пять метров... Кузьмин рывком приподнял крышку люка, в глаза брызнуло солнце, голова закружилась от свежего воздуха.

Гитлеровцы прекратили стрельбу: наконец-то русские сдаются. Сторожевики бросились к лодке, каждый стремился подойти к ней первым — поднять флаг со свастикой.

А на палубу лодки выскочили комендоры. Они молниеносно развернули пушки в сторону ближайшего катера.

— Огонь! — скомандовал Кузьмин.

Раздались выстрелы, и тотчас же море потряс сильный взрыв: снаряд попал в глубинные бомбы, лежавшие на корме сторожевика. Корабль разнесло в щепки.

Фашисты растерялись. Но вот и они открыли огонь.

На лодке было две пушки, у врага — двадцать восемь. И еще четырнадцать пулеметов. Но первый успех окрылил моряков. Даешь, балтийцы!

Заработали дизели, «Щ-408» пошла. На маленьком флагштоке трепетало бело-голубое полотнище.

Вокруг лодки рвались снаряды, падали сраженные комендоры, на их место вставали другие.

Воздух дрожал от гула моторов и выстрелов. Советские самолеты снижались чуть не до палуб вражеских кораблей — и бомбили, бомбили... Два сторожевика запылали.

Лодка, маневрируя, продолжала бой. Комендорам удалось поразить еще один корабль. Накренившись, он быстро погружался.

Но и «Щ-408» получила много прямых попаданий. Рубка и надстройки были искорежены, корпус пробит, внутрь врывалась вода. По палубе прокатывались волны, но комендоры стреляли до тех пор, пока лодка с развевающимся флагом не ушла под воду.

Как стало известно после войны, фашистские гидроакустики двое суток слышали звуки ударов: экипаж «Щ-408» заделывал пробоины, боролся за жизнь корабля.

И все это время лодку бомбили. Гитлеровцы надеялись, что она всплывет, запросит пощады.

Подводники не сдались, они погибли.

«Щ-408» назвали балтийским «Варягом».

— Не узнаете? — улыбнулся капитан-лейтенант, подойдя ко мне. — Валерий, сын Павла Семёновича. Подводник Кузьмин с улицы подводника Кузьмина.
Кораблик

Вот это флаг! Не флаг, а флажище — больше пятидесяти квадратных метров! Бело-голубое полотнище закрывает почти всю стену музейного зала. В годы войны оно развевалось над самым большим кораблем Краснознаменного Балтийского флота — линкором «Октябрьская революция».

А рядом флаг размером в четверть метра. Его носил один из самых маленьких кораблей Балтики — катер-тральщик, или, сокращенно, КТЩ. Он настолько мал, что по водоизмещению тысяча таких составила бы один линкор.

Когда комсомольца старшину Григория Давиденко назначили командиром КТЩ, он приуныл. Мечтал о линкоре, крейсере или миноносце, мечтал о «солидном» корабле, а тут — пожалуйте на скорлупку с экипажем в шесть душ. Даже безымянная скорлупка, лишь номер на борту. А вооружение? Один пулемет.

Но Давиденко огорчался напрасно: на флоте важны все классы кораблей, каждый решает свою боевую задачу. Линкор «Октябрьская революция» дальнобойными орудиями громил фашистские батареи, укрепления, уничтожал живую силу и технику, а КТЩ...

Катер-малыш был кораблем на все руки: он высаживал десанты в тыл врага, нес дозор, выслеживал фашистские суда, доставлял боеприпасы на острова, возил почту... Но главное — тралил вражеские мины.

За катером шли канонерские лодки, сторожевики, плавучие базы, шли спокойно, уверенно. Знали: маленький кораблик надежно расчистит фарватер.

В июле 1944 года Григорию Давиденко за боевые подвиги была вручена Золотая Звезда Героя Советского Союза. А месяц спустя он устроил знаменитый кронштадтский «парад».

19 августа 1944 года по главной улице крепости плелась колонна пленных фашистов. Трусливо косясь на жителей города-крепости, по булыжной мостовой шагали офицеры, фельдфебели, матросы. Вид у гитлеровцев был жалкий: мокрые, взъерошенные, выпачканные мазутом. Несколько часов назад всю эту братию выудили из воды.

В те летние дни сорок четвертого года наши войска, стоявшие на побережье Финского залива, готовились к освобождению Эстонии. Их должны были сопровождать канонерские лодки. Гитлеровцы из кожи лезли, чтобы задержать выход советского флота в Балтику. Каждую ночь, крадучись, фашисты сбрасывали сотни мин.

18 августа катер главного старшины Давиденко находился у входа в Нарвский залив. Минувшей ночью здесь были замечены силуэты фашистских кораблей: наверное, опять ставили мины. И теперь матросы зорко приглядывались к неспокойному морю.

— Прямо по курсу неизвестный предмет! — доложил сигнальщик.

Давиденко вскинул бинокль: меж волн приплясывала металлическая бочка. Откуда здесь буй? Вчера его не видели...

Давиденко подвел катер к бочке. Точно, немецкий буй...

— А что, если фашисты поставили его на границе своего минного поля, чтобы в следующую ночь не напороться на собственное заграждение? — произнес Давиденко.

— Вроде приметного столбика, — сказал моторист Николай Хаевский. Он улыбнулся и добавил: — Давайте-ка перенесем этот столбик на минное поле? Пусть они свои мины поцелуют. А?

— Верно, — согласился командир. — Только вот якорь-то у этого буя, наверное, будь здоров!

— А у нас табун добрых коней, — пошутил моторист. — Выжмем из двигателя до последней лошадиной силы.

О риске подорваться на минах не говорили: риск, понятно большой, да ведь волков бояться — в лес не ходить.

Завели швартов, дали ход. Стальной трос как струна, а буй ни с места. Тогда мотористы увеличили число оборотов.

— Пошел! — закричали матросы. — Пошел!

На поверхность всплыли водоросли — якорь, волочась по дну, вырывал их с корнями. Буй оттащили на четыреста метров, потом выбрали швартов и ушли.

А ночью гитлеровское командование направило в Нарвский залив четыре новейших эскадренных миноносца типа «ягуар», каждый нес по шестьдесят мин. Корабли и покрашены были под хищников — борта и надстройки в темных пятнах и кольцах.

Когда отряд подошел к Нарвокому заливу, командир флотилии Копенгаген приказал отыскать буй. Сигнальщики обнаружили его, и вскоре на корабли поступила команда ставить мины.

И вдруг под днищем головного «ягуара» раздался взрыв. Эсминец повалился на правый борт, люди, мины, шлюпки — вое полетело в воду. Через минуту корабль исчез в пучине.

Остальные корабли застопорили ход, но поздно. Под бортом второго миноносца полыхнула багровая вспышка, корабль переломился. Наскочил на мину и третий.

По воде разлилась горящая нефть, повсюду носились обломки и барахтались немецкие моряки. Борясь с волнами, они поплыли к оставшемуся «в живых» четвертому «ягуару», но тот с покривившейся мачтой и вмятинами в бортах — ему тоже крепко досталось — взял курс на запад, ничуть не заботясь о спасении утопающих.

Но и этому «ягуару» далеко уйти не удалось — тоже напоролся на мину.

А со стороны южного берега Финского залива, роя носом волну, к месту гибели вражеской флотилии мчались советские катера. Рискуя жизнью, они вышли на минное поле, стали поднимать из воды немецких моряков, оказывать помощь раненым.

— Гитлер капут! — кричали пленные. — Гитлер капут!

Спасли сто семь человек, вытащили из воды и командира флотилии офицера Копенгагена. Пленных повезли в Кронштадт.

Так маленький катер с экипажем в шесть моряков отправил ко дну четыре больших корабля.

«Потонувшие миноносцы построены в 1942—1943 годах и принадлежат к наиболее современным кораблям этого типа, — сообщало Советское информбюро 21 августа 1944 года. — Скорость миноносца — 34 узла (свыше 60 километров в час). Каждый из них имел следующее вооружение: четыре 105-миллиметровых орудия, два автоматических 37-миллиметровых орудия, три 20-миллиметровых орудия и шесть торпедных аппаратов. Команда миноносца — 190 человек».

Эта история имеет свое продолжение.

После окончания Великой Отечественной войны катера-тральщики еще много лет воевали с «рогатой смертью». Они бесстрашно шагали по минным полям, открывая голубые дороги пассажирским, грузовым и рыболовным судам.

Но однажды в Нарвском заливе рыбаки неожиданно обнаружили несколько плавающих немецких мин. На Краснознаменном Балтийском флоте объявили тревогу: волны могли вынести «рогатую смерть» на главный фарватер, по которому суда ходят из Ленинграда в Таллин, Ригу, в зарубежные страны. Отряд катеров-тральщиков был послан на поимку сорвавшихся «с привязи» взрывчатых шаров.

Кораблик Григория Давиденко нашел среди волн две мины. Обе были «хвостатые»: волочили за собой большой кусок ржавого минрепа — стального троса, который совсем недавно удерживал их на якоре. Мичман подошел к ним на «тузике» — маленькой лодочке, — привязал к рогам подрывной патрон, поджег запальный шнур и скорее обратно, к своему КТЩ... Над морем прокатилось два взрыва.

«Откуда они здесь появились?» — думал Давиденко. Ведь Нарвский залив тралили очень тщательно, не должно быть «огрехов». Уж не повинны ли в этом те «ягуары», что наскочили на собственные мины в августе 1944 года?

На кладбище немецких кораблей спустились водолазы. Один из них коснулся тяжелыми свинцовыми ботами какого-то предмета, который тотчас ушел из-под ног в сторону. А через секунду в иллюминаторе скафандра показалась... мина. Моряк облегченно вздохнул: хорошо, что не наступил на ее рога...

Искореженные корпуса «ягуаров» были усыпаны минами. Рогатые смертоносные шары покачивались и вокруг кораблей на минрепах, размотавшихся на три, четыре, пять, десять метров.

Вдруг рядом с бортом спасательного корабля всплыла мина. Моряки оттолкнули ее шестом.

— Немедленно прекратите трогать мины! — приказали по телефону водолазам.

— Мы к ним не прикасаемся, — был ответ. — Они всплывают сами — рвутся проржавевшие минрепы.

Так была разгадана тайна Нарвского залива.

В штабе флота задумались: как уничтожить подводный минный арсенал? Тралить невозможно, обезвреживать каждую мину в отдельности и долго, и опасно.

«Кладбище» решили взорвать. Его оградили буями, ориентируясь по ним, самолеты-пикировщики сбросили тяжелые фугаски. Одновременно со взрывами бомб взрывались и мины.

Потом над местом гибели «ягуаров» прошли катера — «морские охотники». Они сбросили глубинные бомбы. Море гудело от взрывов, на поверхность выбросило спасательные круги, обломки деревянных трапов.

Когда водолазы вновь спустились на дно, они увидели лишь груды металлического лома: все мины сдетонировали.
Колокол с «речного танка»

Бом! Бом! Бом!

Израненный осколками и пулями, колокол прозвучал в музейном зале громко, тревожно, призывно. Как тогда, в грохоте июля сорок четвертого...

Пожилая женщина, с лицом строгим и скорбным, склонила голову. Это по ее просьбе я пробил в колокол — Юлии Владиславовне Ольховской очень хотелось услышать голос бронекатера № 92.

Олег Ольховский жил в Ленинграде, недалеко от Нарвской заставы. Отец его Петр Ефимович, служил механиком на судах торгового флота. Мальчишка любил слушать рассказы о дальних плаваниях. Где только не побывал Петр Ефимович: и в Северном Ледовитом, и в Атлантике, и в Индийском океанах. На знаменитом ледоколе «Красин» участвовал он в спасении экспедиции итальянского ученого Умберто Нобиле, летавшего на дирижабле к Северному полюсу.

В 1936 году летом Олегу исполнилось семь лет. Обычно отец в такой день дарил ему игрушки и книжки с яркими картинками. А в этот раз он подарил Олегу... морское путешествие. Самое настоящее — на теплоходе «Пионер», по маршруту Ленинград — Гамбург — Ленинград.

Капитан повесил на Олега тяжеленный морской бинокль, с которым юный мореплаватель не расставался даже ночью. Часами всматривался Олег в очертания берегов, разглядывал идущие пароходы. Спускался и в машинное отделение, где отец показывал ему, как работают механизмы.

Кильским каналом «Пионер» вышел из Балтийского моря и около сотни километров плыл по реке Эльбе. Какой огромный, шумный порт этот Гамбург! Олег с интересом смотрел, как могучие краны быстро разгружают суда. Вдруг послышалась команда. По причалу, стуча сапогами, шел отряд — все в коричневых рубашках, на рукавах повязки со знаком, похожим на паука. Молодчики горланили какой-то марш.

— О чем они поют? — спросил Олег у отца.

— Хвастаются, что завоюют весь мир.

После путешествия Олег окончательно решил стать моряком. Но вот началась война, отец ушел на фронт, а Олег с матерью эвакуировались из осажденного Ленинграда под Кострому.

Петр Ефимович служил механиком на бронекатере Волжской военной флотилии. Писал редко: шла великая битва за Сталинград. Из газет Олег знал, что бронекатера доставляли оружие и боеприпасы, обстреливали фашистов из пушек и пулеметов.

Весной сорок третьего года Олег узнал: в Костроме набирают ребят в Бакинскую школу юнг.

— Мама, ты же знаешь мою мечту...

Юлия Владиславовна поняла сына. Быстро собрала вещички, Олег помчался в город.

В Баку плыли по Волге. Олег не уходил с палубы: в последнем письме отец сообщал, что его отряд стоит на Волге, ремонтируется.

Горький, Казань, Ульяновск, Куйбышев, Сызрань... На подходе к Саратову Олег увидел у берега похожие на утюги корпуса бронекатеров. Вот они «речные танки», на каждом по две артиллерийских башни да еще пулеметы... Забилось сердце: не отцовский ли отряд?

Когда пароход подошел к пристани, Олег бегом бросился к катерам.

На кораблях шел ремонт: матросы чистили стволы орудий, подкрашивали борта и надстройки.

— Кого ищешь, парень? — спросил вахтенный.

— Ольховского, Петра Ефимовича!

Вахтенный поднялся на палубу, крикнул в люк:

— Товарищ гвардии старший инженер-лейтенант, вас спрашивают!

Отец и сын крепко обнялись.

— Возьми меня юнгой на свой бронекатер, — попросил Олег. — В бою не подведу!

Командиру «БК-92» — так назывался корабль — старшему лейтенанту Чернозубову стройный, крепкий мальчишка с задорным блеском глаз понравился. Но чтобы зачислить в экипаж, требовалось разрешение командира дивизиона.

— Покажи-ка документы, — нарочито строго сказал комдив и, заметив недоуменный взгляд Олега, уточнил: — Справку об успеваемости.

В табеле по всем предметам была оценка «отлично».

— Молодец, — сказал комдив и, положив руку на плечо Олега, добавил: — Только помни: наш дивизион гвардейский. Ты не просто юнга, а гвардии юнга. Заниматься в школе между боями будешь?

— Честное пионерское!

— Боцман, выдать юнге бескозырку!

Еще несколько месяцев бронекатера стояли в Саратове, экипажи устраняли повреждения, полученные в Сталинградском сражении. Олег с утра уходил в школу, а после занятий изучал оружие, — его назначили помощником пулеметчика.

В январе 1944 года «речные танки» погрузили на железнодорожные платформы, эшелон направился в Киев, там корабли спустили в Днепр.

И снова Олег до обеда занимался в школе, а потом, выполнив в боевой рубке домашнее задание — отец строго проверял Олега, — шел к пулемету.

«Дорогая мамочка, — писал Олег Юлии Владиславовне, — учусь на «отлично». Служить на корабле мне очень нравится...»

«Экипаж полюбил Олежку, — сообщал ей Петр Ефимович. — Мальчик трудолюбивый, старательный...»

Самыми лучшими друзьями Олега были пулеметчик Алексей Куликов и парторг бронекатера комендор Набиюла Насыров. Первому исполнилось лишь двадцать лет, а на груди уже сверкала Золотая Звезда Героя Советского Союза. Разведчик, он уничтожил не один десяток гитлеровцев. А Насыров дрался под Одессой, у Севастополя — вся грудь в медалях.

Летом сорок четвертого года войска фронта начали наступление. Бронекатера поддерживали пехоту. Гвардейский дивизион вышел по реке Березине на подступы к городу Бобруйску, вокруг которого фашисты соорудили многочисленные огневые точки.

24 июня стрелковые части пошли на штурм города. На «БК-92» зазвучал колокол, призывая моряков на боевые посты. Бронекатер прорвался по реке в тыл противника и стал в упор расстреливать гитлеровцев.

Враг бешено огрызался, пулей ранило пулеметчика Косарева.

— Юнга! — крикнул командир. — Давай к пулемету! Бей гадов!

Из-под земляного холмика засверкали вспышки, пули защелкали по борту бронекатера. Юнга прицелился, нажал гашетку, пулемет затрясся в его руках. Длинная очередь — и дот замолчал.

Олег заметил — фашисты выкатили на берег орудие, зарядили. Мгновение, и они выстрелят по катеру. Еще одна длинная очередь — и вражеский расчет уничтожен.

По бронекатеру били танки, самоходные орудия, минометы. Над рекой стоял грохот разрывов, вокруг корабля вздымались столбы воды, обрушивались на палубу. А юнга стрелял и стрелял.

Когда Бобруйск был освобожден, газета Днепровской военной флотилии писала: «Даже бывалые, видавшие виды бойцы и те были удивлены храбростью своего юнги».

А парторг «БК-92» Насыров сделал такую запись в своем дневнике:

«Перед выходом на Бобруйск юнга Олег Ольховский поместил в «Боевом листке» заметку, — клялся Родине в любую минуту встретить врага смертельным свинцом. Замечательный наш юнга, любимец всех матросов сдержал слово. Он вел меткий огонь. В траншеях и укреплениях мы нашли немало мертвых фашистов. Все они погибли от пуль Олега».

Потом дивизион совершил по реке Припять рейс к городу Пинску.

Гитлеровцы превратили Пиоск в мощный узел сопротивления: десятки рядов колючей проволоки, множество артиллерийских и минометных батарей, пулеметных точек. Матросы решили прорваться на кораблях по Припяти в самый центр города и высадить там стрелковый полк, который ударит по врагу с тыла.

В ночь на 12 июля сорок четвертого года «БК-92», приняв на борт группу пехотинцев, рванулся вперед. Находившиеся на берегу фашисты открыли по нему огонь, но Олег Ольховский короткими очередями уничтожал расчеты вражеских орудий и пулеметов. Когда бронекатер подходил к центру города, Олег увидел группу автоматчиков, засевших за штабелем бревен. Юнга молниеносно повернул ствол пулемета и застрочил. Десант без потерь сошел на берег.

Бой с бронекатером вели три танка типа «тигр» и два самоходных орудия. Они маневрировали между кустами, ведя частый огонь.

Пушки бронекатера изрыгали пламя. Загорелся, свалился в канаву «тигр». К танку подбежало несколько фашистов. Олег срезал их пулеметной очередью. В машинном люке показалась голова отца. Он с гордостью наблюдал, как Олег расправлялся с гитлеровцами.

— Молодец, сынок!

Бронекатер стрелял из всех пушек и пулеметов. Загорелся и взорвался еще один фашистский танк, уничтожена самоходка.

Но и в «БК-92» попало несколько снарядов. Корабль накренился, в артиллерийской башне бушевал пожар.

Взрывная волна смахнула раненого командира за борт; на помощь ему бросился в воду матрос Лебедев. Фашисты тотчас открыли по ним огонь. Олег меткой очередью уничтожил автоматчиков.

Место командира занял механик Ольховский.

— Продолжать бой! — услышал юнга его голос.

Вдруг он увидел: отец упал на палубу.

— Папа! — закричал Олег. — Папочка! Я сейчас...

Он подбежал к отцу. Петр Ефимович был убит.

Из груди Олега вырвалось глухое рыдание, он бросился к пулемету. Слезы застилали глава, а он бил, бил... Прощай, отец, мы отомстим! Пулемет строчил и строчил.

Снаряд ударил в корму, заклинило руль. Течение сносило горящий корабль к берегу, занятому врагом. Фашисты высыпали к воде, взять в плен оставшихся в живых моряков, но с палубы раздалась длинная пулеметная очередь. Оставляя трупы, гитлеровцы кинулись в кусты.

Раздалось громкое «ура», десантники пошли в атаку. Когда солдаты поднялись на палубу приткнувшегося к берегу корабля, они увидели юнгу: пронзенный осколком, он повис на рукоятках умолкшего пулемета, не отняв руки от гашетки.

Однажды Юлия Владиславовна Ольховская пришла в музей необычно взволнованная.

— Только что приехала из Пинска, — сказала она. — И знаете где я там была? На «БК-92».

Трудящиеся Пинска разыскали героический корабль, отремонтировали его и водрузили на постамент, вблизи от места, где его экипаж совершил свой подвиг.

Юлия Владиславовна побывала на улице Ольховских и улице Набиюлы Насырова.

Она принесла в музей две красных коробочки, в них лежали ордена: Отечественной войны I степени — им посмертно был награжден Петр Ефимович, Отечественной войны II степени — орден сына.

Ордена теперь лежат рядом с колоколом.
«U-250» идет на дно

Известный художник-маринист разглядывал трофей с фашистской подводной лодки «U-250».

Задумав картину, он расспрашивал меня о подробностях потопления фашистской субмарины, а я советовал ему обратиться к одному художнику-иллюстратору, который...

— Зачем это? — недовольным тоном перебил он меня. — Я, знаете ли, сам тридцать с лишним годков в искусстве!

Летом 1944 года премьер-министр Великобритании Черчилль, выступая в Лондоне, говорил:

— Немецкие подводные лодки, вооруженные новым секретным оружием, нанесли нашему судоходству серьезные потери... Но, слава богу, под ударами кораблей его величества многие из них вынуждены покинуть Атлантику и уйти в свои базы.

И верно: немцы оставили Атлантический океан. Но они ушли не в свои гавани — они держали курс на Финский залив, на Кронштадт, на Ленинград...

В Кронштадт, где находился штаб Краснознаменного Балтийского флота, непрерывно поступали донесения разведки: десять новейших лодок противника быстро продвигались северной частью Финского залива к Карельскому перешейку.

За подводной десяткой внимательно следили в Берлине. Сам Гитлер ежечасно интересовался, когда же наконец лодки подойдут к Карельскому перешейку. Фюрер был раздражен: советские корабли в наступательных боях активно помогают сухопутным войскам. От прямых попаданий снарядов морских орудий бетонные доты раскалываются как орехи. Подводные лодки должны как можно скорее расправиться с русскими кораблями.

Субмарины спешили. В их рубках стояли самые опытные командиры, понаторевшие в атаках на английские и американские суда.

Впереди двигалась недавно построенная восьмисоттонная «U-250». Капитан-лейтенант Вернер Шмидт был очень горд: его лодка несла новое секретное оружие — «крапивник». Да, этот «крапивник» пребольно ожег английский и американский флоты, отправив на дно Атлантики множество боевых кораблей и транспортов. Сам гросс-адмирал Денниц сказал, что «крапивник» завоевал лавровый венок. А разгадать секрет «крапивника» ни англичане, ни американцы, как ни старались, не могли — для этого нужен сам «крапивник». Но чтобы иметь его, нужно «достать» подводную лодку. Англичане бросали на поиск германских субмарин, вооруженных секретным оружием, целые эскадры, но терпели фиаско. Теперь с «крапивником» предстоит познакомиться русским. Конечно, в мелководном Финском заливе действовать сложнее, чем в Атлантическом океане с его огромными глубинами. Но он, Шмидт, покажет, как нужно топить русских. Он уже имеет два Железных креста и здесь, несомненно, добудет третий. Может быть, очень может быть, рыцарский, с дубовыми листьями...

Размышления Вернера Шмидта прервал возглас вахтенного офицера:

— Русский дозорный катер!

— Срочное погружение! — приказал Шмидт.

Длинное стальное тело лодки моментально ушло под воду. Шмидт подошел к перископу.

— Записывайте! — крикнул он вахтенному. — Итак: «30 июля 1944 года. 12 часов. Обнаружен сторожевой корабль противника». Да, да, сторожевой корабль, — строго повторил он, заметив недоумение офицера. — «Крапивник» к выстрелу изготовить!

В это время в бухточке поселка Койвисто, на Карельском перешейке, стоял катер-охотник за подводными лодками «МО-103»: небольшой, деревянный, водоизмещением меньше шестидесяти тонн, с двумя 45-миллиметровыми орудиями и парой пулеметов. Он имел также гидроакустическую аппаратуру, которая «засекала» шумы подводных лодок, а на корме два десятка глубинных бомб — черных металлических цилиндров, начиненных взрывчаткой.

День выдался солнечный, тихий. Экипаж отдыхал после похода: одни писали письма, другие читали книги, третьи «забивали козла». Командир катера старший лейтенант Александр Коленко оформлял «Боевой листок» — офицер увлекался рисованием.

В 12 часов 40 минут раздался взволнованный голос сигнальщика Вяткина:

— Столб дыма в районе дозора!

Одновременно донесся глухой раскат взрыва.

Все вскочили как по тревоге: там, в море, нес вахту катер «МО-105». Неужели подорвался на мине?

Из штаба прибежал запыхавшийся матрос: Коленко срочно вызывал командир дивизиона.

— «Сто пятый» потоплен фашистской подводной лодкой, — сказал комдив. — Немедленно в море: уничтожьте врага!

Спустя минуты «МО-103» полным ходом направился к линии дозора. На полпути он встретил посыльный катер, подобравший несколько моряков с погибшего «Сто пятого».

— Мы обнаружили перископ подводной лодки и атаковали ее глубинными бомбами, — волнуясь, рассказывал командир отделения рулевых Иван Мартемьянов. — А вскоре под нашим днищем произошел оглушительный взрыв...

Коленко чертыхнулся: совсем осатанели гитлеровцы — стреляют торпедами по катерам.

— Отомстите за наш корабль! — крикнул вдогонку старшина.

«Сто третий» пришел на место гибели дозорного катера. Кругом плавали обломки, виднелись большие пятна бензина.

— Внимательно слушать море, — наказал Коленко гидроакустикам.

Смертельная опасность подстерегала катер: враг находился где-то рядом. «Почему ж не заметили следа торпеды? — думал Коленко. — На «Сто пятом» служили опытные, бывалые моряки...»

Несколько часов «МО-103» резал штилевое море, все матросы, кроме мотористов, пристально вглядывались в поверхность воды.

Вдруг с небольшого катера, находившегося в двух милях от «Сто третьего», в воздух взлетела белая ракета: сигнал опасности. Морской охотник пошел на помощь.

— Только что под нами прошла подводная лодка, — волнуясь, доложил командир катера Павлов. — Я сам видел очертания корпуса...

Коленко взглянул на карту. Субмарина уходила к глубоководному желобу, образованному подводными скалами.

— Есть контакт с подводной лодкой! — доложил гидроакустик Певцов. — Дистанция семь кабельтовых

— Атака! — подал команду Коленко. — Бомбы приготовить! Глубина взрыва — пятнадцать метров!

Катер лег на боевой курс, за корму полетели бомбы, и там, где они рвались, море пучилось белопенными холмами.

Сбросив десяток бомб, «Сто третий» отвернул. Коленко увидел пузырчатый след, он тянулся к вражескому берегу. Значит, субмарина повреждена, она уходит под прикрытие своей береговой батареи. Катер помчался по следу, бросая бомбы.

Спустя несколько минут воздушные пузыри пенили воду лишь в одном месте: лодка застопорила ход. Может быть, фашисты задумали подняться на поверхность и вступить в артиллерийский поединок с катером? Моряки направили стволы орудий и пулеметов на кипящий водоворот. Но лодка не всплывала. «Сто третий» сбросил еще две бомбы. Тотчас из пучины с сильным хлопком вырвалось несколько больших воздушных пузырей, по поверхности воды разлилось масляное пятно.

— Всплывают! — закричали вдруг сигнальщики. — Фашисты всплывают!

В воде барахтались гитлеровцы. Они то и дело вскидывали руки вверх, давая знать, что сдаются в плен.

В этот момент на вражеском берегу ухнули орудия, рядом с катером стали рваться снаряды. «МО-103» дал ход. Фашисты отчаянно завопили.

— Не бойтесь, не оставим! — крикнул Коленко.

Под ураганным огнем катер подошел к фашистам, матросы бросили им спасательные круги. Первым на палубу поднялся офицер; он был покрыт соляром, волосы у него слиплись.

— Капитан-лейтенант Вернер Шмидт, — представился он, заикаясь.

Фашистская береговая батарея неистовствовала: снаряды ложились всё ближе к катеру. Свистели осколки, но моряки не ушли, пока не выловили всех немцев.

Поставив веху на месте потопления лодки, «Сто третий» вернулся в базу.

«30 июля 1944 года. 19 часов 40 минут, — записывал Коленко в вахтенный журнал.— Потоплена фашистская подводная лодка. Взято в плен шесть человек».

На поверхность воды через входной люк выбрались лишь те, кто находился в центральном отсеке: командир, помощник, боцман, рулевые. В других, наглухо задраенных, отсеках оставалось еще сорок шесть человек, которые могли быть живы. Советские моряки решили спасти команду субмарины. К месту ее гибели тотчас вышли два спасательных судна, шесть водолазных ботов, три буксира. Но едва они легли в дрейф у вешки, как фашистская береговая батарея открыла по ним бешеный артиллерийский огонь. Пришлось отойти. Только поздней ночью водолазы обследовали лодку. Корабль лежал на глубине двадцати семи метров, на гребне гранитной скалы. Нос и корма зависли над глубокими обрывами. Опоздай «Сто третий» с атакой, лодка спряталась бы в этих подводных лабиринтах.

Весть о гибели «U-250» вызвала в германском штабе переполох. «Крапивник» в опасности! Гросс-адмирал Дениц срочно собрал совещание. Было решено немедленно отозвать из восточной части Финского залива все подводные лодки: русские, несомненно, извлекли с «U-250» секретные карты, коды и шифры.

Дениц хмурился: Вернер Шмидт оказался скверным солдатом фюрера, жаль, что гестапо не распознало его раньше... Скверно, очень скверно, что береговая батарея позволила советскому катеру подобрать сдавшихся в плен подводников. Но пока секретное оружие находится на дне, надо его во что бы то ни стало ликвидировать.

Адмиралы, недавно разрабатывавшие операцию по прорыву «U-250» к морским воротам Ленинграда, теперь думали, как уничтожить «U-250».

В Берлине приказали непрерывно обстреливать место гибели лодки из тяжелых орудий — для водолаза опасен даже отдаленный взрыв.

Из Ленинграда выслали в поселок Койвисто несколько машин «скорой помощи» с самыми опытными врачами.

В Берлине предложили направить в район гибели «U-250» флотилию торпедных катеров: она сбросит на нее глубинные бомбы, которые разнесут лодку вместе с «крапивником» на куски.

Из Ленинграда в Койвисто мчалась машина с кислородными подушками.

В Берлине приказали и днем и ночью атаковывать спасательные корабли с воздуха.

В Ленинграде готовили госпиталь для приема пострадавших подводников.

Судоподъемные работы проводились в тяжелых условиях. Спасательные суда жестоко обстреливались. Наши корабли вели жаркие бои с фашистскими катерами, пытавшимися пробиться к месту подъема «U-250». Ожесточенные сражения происходили и в воздухе: балтийские летчики уничтожали германские бомбардировщики, стремившиеся прорваться к месту спасательных работ.

Водолазы рисковали жизнью. У матроса Сироткина, находившегося под водой, осколками перебило воздушный шланг, моряка едва успели спасти.

Над местом подъема лодки непрерывно стоял дымный столб высотою пятьсот метров, диаметром в две с липшим мили — специальные катера ставили плотную завесу, чтобы лишить противника возможности прицельно стрелять и бомбить спасательные корабли. Видимость была такой, что нередко с носа корабля не видели кормы. У моряков слезились глаза, першило в горле.

Под субмарину завели стальные концы, затопили четыре двухсоттонных понтона — большие металлические цистерны. С бортов спасательных судов словно змеи потянулись шланги, подававшие воздух в понтоны, застучали компрессоры.

Внезапно начался шторм. Стропы перетерлись, понтоны вылетели на поверхность, ветер понес их в сторону противника. Фашистская батарея открыла огонь по севшим на камни цистернам.

Темной ночью моряки на шлюпках подобрались к понтонам, сняли их с камней, прибуксировали к месту гибели лодки и снова затопили.

Наконец море забурлило, среди волн появилась изуродованная глубинными бомбами палуба подводной лодки.

«U-250» отвели в док. Из ее отсеков вынесли сорок шесть трупов.

А в Берлине совещались.

— На лодке осталось двадцать верных солдат фюрера, — многозначительно говорил гросс-адмирал Дениц. — О местонахождении многих из них не знает никто, кроме тех, кто их инструктировал... Они никогда не сдадутся в плен, как этот мерзавец Шмидт. Они будут стоять до конца и погибнут вместе с «крапивником»...

Советские специалисты приступили к обследованию лодки.

— Осторожнее, — предупреждал Шмидт. — «Крапивник» имеет камуфлеты — замаскированные устройства, вызывающие взрыв при попытке разоружения.

Это и были те «солдаты», на которых уповал Дениц. Одни притаились под кожухом торпедного аппарата, другие — в машинах. Наши моряки обнаружили более двадцати таких «часовых», но все они были «убиты» или «контужены» глубинными бомбами. Ни один камуфлет не сработал.

«Крапивником» оказались акустические самоуправляемые бесследные электрические торпеды. Они шли на шум винтов корабля и взрывались.

О том, что моряки Краснознаменного Балтийского флота потопили и подняли фашистскую лодку с «крапивником», узнали англичане. Черчилль обратился к Советскому правительству. Он сообщал, что этим оружием за короткий срок «было потоплено или повреждено 24 британских эскортных судна», и просил незамедлительно передать одну из торпед для изучения и выработки средств борьбы с нею.

«Я уверен, что Вы признаете ту большую помощь, которую советский Военно-Морской Флот может оказать Королевскому военно-морскому флоту, содействуя немедленной отправке одной торпеды в Соединенное королевство».

Англичанам дали возможность изучить «крапивник», и вскоре на вооружении британских кораблей, действовавших в Атлантическом океане, появились буксируемые на длинном тросе акустические буи, получившие название «хитрец». Они громко имитировали звуки судовых машин и винтов. Обманутый «крапивник» мчался к «хитрецу» и взрывал его. Тогда корабль опускал за корму следующий буй.

Так победа «МО-103» спасла жизнь многим английским и американским морякам.

— Напрасно вы обиделись, — сказал я маринисту. — Художник, к которому я советовал обратиться, и есть тот самый Александр Коленко, что командовал «МО-103», ныне капитан 2-го ранга в запасе. А кто же лучше его расскажет о том бое?
Герой Арктики

Посетители музея остановились у большой фотографии атомохода «Ленин».

— Да, первоклассный корабль, — проговорил высокий, седовласый человек. И обернулся к экскурсоводу: — А вот, знаете ли, был еще и ледокол «Ленин». Не слыхали? А мы его когда-то называли героем Арктики. Сколько караванов провел он через тяжелые полярные льды! Помню май сорок второго года. Наш пароход вез в Архангельск с Дальнего Востока оружие для фронта. Путь пробивал «Ленин». И вдруг — шестерка фашистских бомбардировщиков. Ну, думаем, не дойти до порта: фарватер во льду узкий, уклоняться от бомб невозможно. Выручил «Ленин». Он и лед крушил, и вел огонь по самолетам, да такой, что они, побросав бомбы куда попало, быстро скрылись...

Значит, у могучего современного атомохода был предшественник, носивший великое имя. Что ж это за корабль?

Человек, который о нем вспомнил, более ничего рассказать не мог; он попросил написать ему в Свердловск о судьбе судна.

В литературе, к сожалению, мы ничего не нашли о ледоколе.

Обратились к архивным документам, к ветеранам-морякам.

20 августа 1921 года английский порт Эдинбург был оцеплен конной и пешей полицией. Усиленные наряды еле одерживали огромную толпу докеров, собравшихся у ворот. Вдруг с борта стоявшего у стенки ледокола раздались звуки «Интернационала». Толпа дрогнула, качнулась, смяла полицейскую цепь. Сдергивая на бегу кепки, докеры устремились к ледоколу, на мачте которого под звуки пролетарского гимна медленно поднимался красный флаг с серпом и молотом.

Корабль был построен на британской верфи по заказу России, за него уплатили золотом Но четыре года английские заправилы не возвращали молодой Советской Республике ледового богатыря. А Россия очень нуждалась в ледоколе. Страна голодала, железные дороги едва действовали, задерживая доставку сибирского хлеба в рабочие центры. Нужно было скорее открыть сибирскому зерну морской путь. Но без ледокола пароходам не одолеть ледовые баррикады.

А британские лорды уперлись: у большевиков, дескать, нет капитана, способного водить судно во льдах; сухопутной России, мол, нечего делать в Арктике; красные-де утопят судно при первой встрече со льдом.

И все же ледокол пришлось отдать законному владельцу. Было лишь приказано закрыть порт в момент поднятия советского флага на корабле, само имя которого внушало капиталистам страх: «Ленин».

По тем временам это был отличный корабль: водоизмещение 5620 тонн, длина — 85,6 метра, ширина — 19,45, высота борта — 9,7, осадка — 6,5. Мощность машин — 7500 лошадиных сил. На чистой воде судно развивало скорость до 15 узлов.

Ледокол пошел в Северный Ледовитый океан. С его помощью пароходы вывезли из сибирских портов тысячи и тысячи тонн хлеба для голодающих районов. Так началась трудовая биография ледокола «Ленин». Он без устали ходил в самые далекие районы Арктики, прокладывая путь караванам с грузами для новостроек, полярных станций, рыбацких становищ.

Сколько раз «Ленин» выручал попавшие в ледовый плен пароходы. «Гибель, казалось, неминуема, — рассказывал нам капитан дальнего плавания Левин. — Ледовые поля мертвой хваткой стиснули корпус, с треском вылетали заклепки, борта вдавливались, палуба прогибалась, трюм наполнялся водой. Но пришел «Ленин», разломал ледяной панцирь, освободил судно».

«Ленин» плавал и в Балтийском море, — в суровые зимы он проводил сквозь льды Финского залива пароходы в Ленинград.

Великая Отечественная война застала его на Севере. Фашисты стали охотиться за ледоколом. Тогда судно вооружили тремя пушками и несколькими крупнокалиберными пулеметами. В первом же бою «Ленин» метким огнем не только прикрыл себя, но и защитил шедшие за ним пароходы.

С самого начала войны по Северному морскому пути в Мурманск и Архангельск шли транспорты с грузами для фронта. С Дальнего Востока везли оружие, боеприпасы; из портов Печоры, Енисея, Оби — уголь, продовольствие, снаряжение для войск. Вместе с другими ледоколами «Ленин» проводил караваны сквозь льды. Он участвовал и в проводке боевых кораблей, пришедших на помощь северянам с Тихого океана.

Гитлеровское командование посылало бомбить ледокол лучших воздушных асов. У кромки льда судно стерегли гитлеровские субмарины. Но бесстрашный экипаж, отбивая ожесточенные атаки, вел суда к фронту.

За военные годы «Ленин» доставил в прифронтовые порты более пятисот кораблей. Зенитчики отразили 24 воздушных налета. Корабль получил около сотни пробоин в корпусе и надстройках.

В феврале 1945 года ледокол был награжден орденом Ленина.

После войны ледокол продолжал трудиться в Арктике.

В конце пятидесятых годов со стапеля Ленинградского Адмиралтейского завода сошел атомный ледокол «Ленин».

А что же с паровым ледоколом?

«Ледоколу дали имя «Владимир Ильич», — написали мы в Свердловск. — Почти сорок лет он трудился в Арктике, его корпус устал. «Владимир Ильич» совершил переход вокруг Европы на юг. В Азовском и Черном морях он стал проводить суда через льды, образующиеся вблизи берегов. Еще целых десять лет орденоносный корабль прорубал дороги во льдах Днепро-Бугского лимана, в Азовском море.

Старому ледоколу поручали сложные задания. Однажды он буксировал с Балтики на Черное море гигантский док.

И все время экипаж ледокола «Владимир Ильич» соревновался с командой атомохода «Ленин».
Будильник для мин

В музее можно встретить самые удивительные предметы с боевых кораблей. Вот этот, длиною в два с лишним метра, похож на миниатюрную подводную лодку. А взята эта «лодочка» с тральщика «Гафель» {5} , с ее помощью он устраивал... »побудку» фашистским минам.

Но в самом начале Великой Отечественной войны моряки «будили» вражеские мины в прямом смысле слова голыми руками...

Утром 23 июня 1941 года, когда тральщик шел Финским заливом, командир, старший лейтенант Евгений Шкребтиенко, заметил на поверхности моря, прямо по курсу, цепочку из семи черных точек, которые то исчезали за гребнями волн, то появлялись. Рыбацкая снасть? А может, дикие утки? Но идет война, на море опасен любой неопознанный предмет. Шкребтиенко объявил боевую тревогу. Тральщик застопорил ход, от борта отвалила шлюпка.

Вот так «птички»... На волнах покачивались полускрытые в воде новенькие, еще не успевшие обрасти ракушками, фашистские якорные мины. Гитлеровцы плохо знали глубину в этом месте, мины всплыли.

Шлюпка осторожно подошла с подветренной стороны, иначе можно навалиться на мину, и матросы, удерживая вытянутыми вперед руками «рогатую смерть», прикрепили к ней подрывные патроны из литого тротила.

Мина плясала в полуметре от шлюпки, малейшая неосторожность грозила гибелью. Наконец зажжен фитиль.

— Весла на воду! Навались!

Отойдя на сотню метров, матросы легли под банки. Раздался оглушительный взрыв, просвистели осколки.

Шлюпка направилась к следующей мине.

Когда над морем прогремело шесть взрывов, с мостика «Гафеля» замахали флажками: последнюю взять «живьем».

— «Язык» потребовался, — сказал старшина.

Это значило разоружить мину, узнать секреты ее конструкции.

Допрос «языка» был сопряжен со смертельной опасностью: многие мины имели хитроумные устройства, производившие взрыв при попытке узнать их тайну. Но недаром моряки «Гафеля» настойчиво учились в предвоенное время. Точно рассчитанными движениями они свинтили зловещие колпаки, заглянули внутрь: новейшая, с ранее не известными особенностями...

Много таких встреч с «незнакомками» было у моряков «Гафеля».

Еще до нападения на Советский Союз фашисты сосредоточили вблизи Финского залива полсотни кораблей, приспособленных для постановки мин. Эта флотилия называлась «Кобра». С середины июня сорок первого года она выползала по ночам в наши воды и сбрасывала, сбрасывала смертоносный груз на фарватеры. А в ночь на 22 июня гитлеровцы уже открыто заградили Финский залив минами. И ставили их потом каждый день.

«Целью военных действий на Балтийском море было блокировать русский флот путем сильного минирования Финского залива», — заявил фашистский гросс-адмирал Дениц на допросе 17 июня 1945 года.

Тогда, в сорок первом, берлинское радио захлебывалось: «Финский залив перекрыт!», «Большевистский флот закупорен в своих базах!»

История морских войн не знала столь плотных заграждений, как те, которые соорудили гитлеровцы на подступах к Кронштадту. Ставились так называемые контактные мины: они взрываются при ударе о корпус корабля. Десятки тысяч рогатых шаров, привязанных стальными тросами — минрепами к якорям, мерно покачивались в пучине, дожидаясь «контакта» с советскими кораблями.

У «Гафеля» не было желания «контактироваться» с невидимым врагом. В паре с другим тральщиком он, волоча за собой «невод» из металлических тросов и острых резаков, подсекал мины, они всплывали; комендоры расстреливали их из орудий.

Но часто приходилось управляться с «рогатой смертью» вручную. Фашисты использовали мины не только собственного производства, но и захваченные в оккупированных портах, приобретенные задолго до войны в других странах. Голландские, французские, английские, итальянские, финские, испанские, датские, бельгийские... И от каждого «племени» надо было брать «языка».

Фашистские адмиралы всполошились: в Балтийское море прорываются кронштадтские подводные лодки, они топят транспорты с военными грузами. А ведь совсем недавно Берлин утверждал, что скорее верблюд пройдет сквозь игольное ушко, нежели красный корабль через минные заграждения. И фашисты стали готовить новые загадки для «Гафеля».

В весенние ночи 1942 года более трехсот вражеских самолетов совершили налет на кронштадтские рейды. Одни сбрасывали на парашютах в воду какие-то большие черные предметы, другие в этот момент яростно бомбили и обстреливали береговые наблюдательные посты, чтобы советские моряки не засекли места приводнения шелковых куполов.

Но матросы заметили, куда опустились «небесные гости». Водолазы подняли одного из них. В большом черном стальном цилиндре находилась три с половиной центнера взрывчатки и несколько каких-то приборов.

Конечно, это были мины. Но как их обезвредить? Все дно не обшаришь — водолазов не хватит; к тому же мины быстро покрываются илом, найти их трудно.

На «Гафеле» волновались: скоро подводные лодки должны выйти в море топить фашистские корабли, а морские ворота Кронштадта закрыты «замком» неизвестного типа. Трал, находившийся на вооружении «Гафеля», не годился для борьбы с дойными чудовищами.

В майский день на «Гафеле» в динамиках радиотрансляции раздался голос дежурного по кораблю:

— Всему личному составу собраться в кубрике!

Наконец-то командир скажет, что из себя представляют новые мины врага, как их умертвить.

— Сенсаций не будет! — улыбнулся Шкребтиенко. — Кто из вас имел в школе отличные и хорошие оценки по физике?

Несколько матросов поднялись со своих мест.

— Молодцы! Без знания физики в наше время обойтись невозможно.

Матросы увидели в руках командира... учебник по физике.

— Сегодня темой нашего занятия будет магнетизм. Как известно, стальная масса корабля имеет собственное магнитное поле определенного направления...

На этом принципе фашисты и создали секретную магнитную мину. В стальном цилиндре, кроме взрывчатки, был еще прибор с электромагнитным реле, который замыкал боевую цепь мины, когда над ней проходил корабль.

На помощь «Гафелю» пришли ученые. Они предложили обмотать корпус тральщика кабелем, по которому пропустить электрический ток. Тогда образуется новое магнитное поле, равное по величине начальному, но противоположное по направлению. Они взаимно уничтожат друг друга, и тральщик сможет сколько угодно ходить над минами — прибор не сработает.

Но так «Гафель» спасал лишь себя, а он был призван спасать других. Тогда на его борт доставили небольшой плотик с электромагнитными катушками. В море тральщик спускал его за корму, буксировал на длинном тросе, посылая в катушки по облаченному в резиновую оболочку кабелю электрический ток. Создававшееся вокруг плотика магнитное поле вызывало взрыв мины.

Фашисты прибегали к хитростям. Однажды мина «проснулась» спустя сутки после того, как «Гафель» прошел над ней с тралом. Взорвалась, к счастью, под небольшим катером, который мчался так быстро, что не пострадал. Это действовал установленный в мине прибор срочности с часовым механизмом, включавшим ее в боевое положение спустя сутки или более после приводнения. А за это время — по мысли гитлеровцев — «Гафель» и ему подобные закончат траление и доложат: фарватер чист...

В другой раз мина рванула после того, как над ней благополучно прошло более десятка судов. «Сыграл» прибор кратности, он «разрешил» мине «проснуться» только после определенного количества воздействий на электромагнитное реле.

«Гафель» утюжил море до тех пор, пока в минах не срабатывал прибор кратности. И тогда корпус корабля содрогался от близкого взрыва.

Гитлеровцам, несмотря на все их ухищрения, не удалось закупорить подводные лодки в кронштадтских гаванях. Подводники вышли в море и потопили в сорок втором году свыше сорока вражеских судов.

Фашисты не раз подвергали «Гафель» яростным артиллерийским обстрелам и бомбардировкам.

За боевые успехи «Гафелю» первому из советских тральщиков было присвоено гвардейское звание.

А в штабе гитлеровского флота думали над тем, чтобы загадать советским тральщикам еще одну загадку. В ход было пущено новое «оружие фюрера» — акустические мины. Находящийся в них прибор с микрофоном улавливал шум корабля и с нарастанием силы звука включал в боевую цепь электробатарею, воспламенявшую десять центнеров взрывчатки. Такие «слушающие» мины были особенно опасны для подводных лодок, которые, опасаясь «контакта» с якорными, часто прорывались в Балтийское море, идя почти по самому дну.

Фашисты потирали руки: у русских, конечно, нет средств борьбы с подводными «слухачами».

И снова фашисты ошиблись: «Гафель» взял на вооружение буксируемый акустический трал, похожий на миниатюрную подводную лодку. С корабля на него подавался ток, приводивший в действие агрегат, звук которого был настолько оглушителен, что лопались «барабанные перепонки» у мин, находившихся далеко за фарватером. «Подводная лодочка» шла глубоко в воде и все время грохотала, грохотала... То тут, то там раздавались взрывы, над морем поднимались высокие столбы воды.

До самого конца войны и еще несколько лет «Гафель» ходил по Балтийскому морю, устраивая «побудку» фашистским минам.
 

Вернуться к списку
Наверх
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Русский  |  English  |  Français  |  Español  |  العربية Для слабовидящих  |  PDA  |  WAP
© Все материалы интернет-портала Минобороны России доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0
ServerCode=node1