КонтактыcКарта сайта
RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
 

Миротворческая деятельность

На исходе ХХ века в результате окончания «холодной войны» и распада социалистического блока произошло коренное изменение сложившегося баланса сил и сфер влияния, начался процесс активного распада многонациональных государств, появились тенденции к пересмотру устоявшихся послевоенных границ. В разрешении многочисленных споров и конфликтов в различных регионах мира постоянно участвует Организация Объединенных Наций (ООН).

В ряде миссий принимали и принимают участие достаточно крупные воинские контингенты сил ООН, получившие название «миротворческих сил» (МС).

После распада СССР Российская Федерация в качестве его правопреемницы продолжила участие в ряде миссий ООН по поддержанию мира. Представители России находились в составе пяти групп военных наблюдателей ООН, входивших в состав сил по поддержанию мира: на Ближнем Востоке (в Египте, Израиле, Сирии, Ливане; на ирако-кувейтской границе); в Западной Сахаре, Камбодже, Югославии. Позже российские наблюдатели стали командироваться в Анголу и ряд других стран и регионов.

В апреле 1992 г. – впервые в истории миротворческой деятельности России – на основании резолюции Совета Безопасности ООН и Постановления Верховного Совета Российской Федерации в бывшую Югославию был направлен российский 554-й отдельный батальон ООН. Российские миротворцы достойно представляли наши Вооруженные Силы и внесли значительный вклад в проведение первой миротворческой операции на Балканах, проходившей в 1992 –1995 гг.

Продолжением стала вторая миротворческая операция ООН в апреле 1995 г. В ней активное участие принимала и другая российская воинская часть – 629-й отдельный батальон ООН. В течение двух лет этот воинский контингент находился в Сараево.

Международная операция по поддержанию мира в Боснии, проведение которой началось с создания в 1996 г. Сил по выполнению Соглашения (ИФОР), впоследствии замененных Силами по стабилизации (СФОР), вошла в историю как пример успешных действий мирового сообщества по прекращению вооруженного конфликта. В выполнении задач ИФОР участвовала российская отдельная воздушно-десантная бригада миротворческих сил в Боснии и Герцеговине, которая была сформирована в соответствии с Указом Президента России и директивой министра обороны РФ от 11 ноября 1995 г.

* * *

Начиная с 1992 г. Россия активно включилась в миротворческий процесс на территории Содружества Независимых Государств (СНГ). Российские военнослужащие выполняют миротворческие функции, как в составе войск ООН, так и в составе Коллективных сил по поддержанию мира (КСПМ) или самостоятельно в бывших республиках Советского Союза.

Конфликт в Приднестровье. Приднестровье – это полоса земли на востоке Молдавии вдоль реки Днестр. До 1940 г. по реке проходила граница: земли к западу назывались Бессарабией и принадлежали Румынии, а Приднестровье было частью Советского Союза. После вступления советских войск в Бессарабию была образована Молдавская ССР. Уже в наше время, когда Молдавия, как и другие советские республики, вышла из Союза, приднестровцы в Тирасполе объявили, что отделяются от Молдавии, основываясь на том, что большинство жителей этой территории являются русскими и украинцами, и в 1940 г. их насильственно объединили с молдаванами. Власти Кишинева попытались силой восстановить целостность республики. Начался вооруженный конфликт. Активные боевые действия велись весной 1992 г. 21 июля 1992 г. было подписано российско-молдавское соглашение «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». В соответствии с ним в зону конфликта был введен российский миротворческий контингент в составе 6 батальонов для наблюдения за соблюдением условий перемирия и содействия поддержанию законности и правопорядка.

На конец 1996 г. в связи со стабилизацией обстановки общая численность российских миротворческих сил в регионе уменьшилась до 2 батальонов.

Целенаправленные и согласованные действия России по урегулированию конфликтной ситуации в Приднестровье привели к стабилизации и контролю за развитием обстановки в регионе. Итог действий миротворцев за пятилетний период: более 12 тыс. обезвреженных взрывоопасных предметов, около 70 тыс. изъятых единиц боеприпасов. Большую помощь «голубым каскам» в обеспечении их жизнедеятельности оказывали местные жители, руководители органов самоуправления, предприятий и организаций Приднестровья и Молдовы в целом. Благодаря совместным усилиям обстановка в зоне безопасности и в настоящее время остается управляемой и контролируемой. Окончательный вывод российских войск из региона будет определяться в ходе дальнейших переговоров и в тесной увязке с политическим урегулированием приднестровского конфликта.

Конфликт в Южной Осетии начался в 1989 г., наиболее острая фаза пришлась на конец 1991-го – начало 1992 г. Он затронул не только Грузию, но самым непосредственным образом и Россию. Прибытие десятков тысяч беженцев с юга легло тяжелым бременем на Северо-Осетинскую Республику. Многие из них были расселены на землях, с которых в свое время были высланы ингуши. Одновременно среди осетин возникло движение за создание единого осетинского государства, независимого или же в составе Российской Федерации, что могло еще больше осложнить обстановку по обе стороны Большого Кавказского хребта.

Конфликтная ситуация в Южной Осетии развивалась следующим образом. 24 июня 1992 г. в Дагомысе удалось заключить трехстороннее соглашение о прекращении огня и направлении в район конфликта Смешанных сил по поддержанию мира для осуществления контроля за прекращением огня, выводом вооруженных формирований, роспуском сил самообороны и обеспечением режима безопасности в зоне контроля. Российский контингент этих сил (500 чел.) численно примерно равнялся грузинскому и осетинскому батальонам (по 450 чел.). Смешанные силы по поддержанию мира в зоне грузино-южноосетинского конфликта проводят мероприятия по предотвращению и пресечению вооруженных столкновений и разведению конфликтующих сторон.

После прихода к власти в Грузии нового президента М. Саакашвили обстановка вокруг Южной Осетии вновь накалилась, так как грузинское руководство все более склоняется к военному решению проблемы непризнанной республики. В регионе сохраняется сложная обстановка. Хрупкая стабильность в Южной Осетии поддерживается лишь благодаря присутствию российских миротворческих сил. В случае их вывода ситуация может мгновенно выйти из-под контроля.

Конфликт в Абхазии. В Абхазии вооруженный конфликт только с августа по декабрь 1992 г. унес 2 тыс. жизней. Для России речь идет о судьбе десятков тысяч этнических русских, которых в Абхазии в мирные времена насчитывалось примерно столько же, сколько абхазов (100 тыс.). Речь идет также о положении частей российской армии, оказавшихся в зоне конфликта.

В условиях глубокого недоверия между сторонами реализация любого мирного плана требует присутствия сил по поддержанию мира. Обстановка в зоне конфликта требовала немедленных действий, но неоднократные обращения конфликтующих сторон и России к ООН о необходимости незамедлительного принятия Советом Безопасности решения на проведение миротворческой операции привели лишь к направлению в Грузию миссии ООН. В связи с этим в июне 1994 г. в зону конфликта были введены воинские подразделения Коллективных сил по поддержанию мира.

Ядром этих сил стали российские подразделения общей численностью более 1800 человек, введенные 13 июня 1994 г. на основании решения Совета глав государств СНГ. Им ставились задачи по блокированию района конфликта, наблюдению за выводом войск и их разоружением, охране важных объектов и коммуникаций, сопровождению гуманитарных грузов и др. Правовой основой размещения КСПМ в зоне конфликта явилось грузино-абхазское Соглашение о прекращении огня и разъединении сил от 14 мая 1994 г. Необходимо подчеркнуть, что в Соглашении речь идет о миротворческих силах СНГ. Однако ни одно государство не определило форму и степень своего участия в операции и реально в составе сил был задействован только воинский контингент России.

За время выполнения миротворческих задач специальным воинским контингентом Вооруженных Сил Российской Федерации в зоне грузино-абхазского конфликта проделана большая работа по недопущению эскалации вооруженного конфликта, частичному разминированию местности, оказанию помощи местному населению в налаживании жизни и быта после окончания боевых действий.

Вместе с тем российским военнослужащим приходилось действовать в условиях, когда стороны вместо поиска политического компромисса пытались поднять на более высокий уровень конфронтацию и недоверие между соседними народами. Отсутствовал какой-либо надконтрольный орган над противостоящими сторонами.

Положение вокруг абхазской проблемы обострилось после принятия 19 января 1996 г. Советом глав государств СНГ решения «О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии», которое предписывало некоторые ограничения в отношении экономических и иных связей стран – участниц СНГ с Абхазией. Обстановку осложняло все более явное стремление грузинского руководства решить абхазскую проблему силовыми методами. В частности, грузинский парламент по существу в ультимативной форме требовал изменить мандат Коллективных сил по поддержанию мира в Абхазии, придать им полицейские, принудительные функции.

Россия при проведении миротворческой миссии в Грузии стремилась строго следовать трем основным принципам миротворчества: беспристрастности, нейтральности, открытости; поддерживала грузинское руководство в вопросе территориальной целостности Грузии; активно подключала к абхазскому урегулированию государства – участники СНГ, ООН и Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), при этом продолжая операцию по поддержанию мира в зоне конфликта.

В марте 1997 г. Совет глав государств СНГ дал положительную оценку деятельности Коллективным силам по поддержанию мира в Абхазии, отметив при этом важную роль, которую выполняют миротворцы «в стабилизации обстановки, создании условий безопасности беженцев и содействия скорейшему урегулированию конфликта». При этом было подчеркнуто, что около 80% населения по обоим берегам Ингури считают миротворцев единственным гарантом мира, спокойствия и стабильности в регионе.

Однако в середине 1997 г. ситуация в Абхазии вновь обострилась. Частично она затронула и российских миротворцев, очередной мандат которых истек 31 июля 1997 г. Каждая из конфликтующих сторон начала «по-своему» оценивать перспективы их деятельности и окончательного вывода (если на то будет решение Совета глав государств СНГ). Отказ официального Тбилиси подписать уже согласованный при посредничестве России протокол о грузино-абхазском урегулировании лишь усилил напряженность. Вскоре лидер Грузии Э. Шеварднадзе заговорил о необходимости проведения в Абхазии миротворческой операции по так называемому боснийскому (дейтонскому) варианту, основанному не на поддержании мира, а на принуждении к нему. Но мировое сообщество не поддержало подобные инициативы.

Что касается позиции второй стороны, то Министерство иностранных дел Абхазии видит в российских миротворческих силах основной стабилизирующий фактор в зоне конфликта. Присутствие миротворческих сил РФ, подчеркивают абхазские дипломаты, создает благоприятные условия для продвижения переговорного процесса по полномасштабному урегулированию. Только благодаря стабилизации обстановки в зоне безопасности, подконтрольной КСПМ, в Гальский район Абхазии вернулись около 70 тыс. беженцев. И менять россиян на кого-либо другого абхазская сторона не намерена.

Конфликт в Таджикистане. Вооруженный конфликт в стране развивался наиболее драматичным образом и приобрел весьма ожесточенные формы. По разным подсчетам, число погибших в ходе гражданской войны в этой стране составило от 20 тыс. до 40 тыс. человек. Около 350 тыс. вынужденно покинули свои дома, из них примерно 60 тыс. бежали в Афганистан.

Руководители центральноазиатских государств (прежде всего Узбекистана) и российские военные серьезно восприняли угрозу исламского экстремизма, нависшую над Таджикистаном. В соответствии с соглашением Совета глав государств СНГ от 24 сентября 1993 г. созданы специальные коалиционные миротворческие силы СНГ, в состав которых вошли 201-я мотострелковая дивизия ВС Российской Федерации и подразделения (от отдельной роты до батальона) от Казахстана, Киргизии и Узбекистана. Коллективным миротворческим силам были определены следующие задачи: содействие нормализации обстановки на таджикско-афганской границе в целях стабилизации общей ситуации в стране и создания условий для диалога между всеми сторонами о путях политического разрешения конфликта; обеспечение доставки, охраны и распределения чрезвычайной и иной гуманитарной помощи; создание условий для безопасного возвращения беженцев в места их постоянного проживания и охрана народнохозяйственных и других жизненно важных объектов. На конец 1996 г. группировка войск в Таджикистане также включала группу погранвойск ФСБ России и национальную пограничную службу Таджикистана.

Применение МС в Таджикистане стало весьма болезненной проблемой для России в связи с тем, что дислоцированные в этом государстве российские войска (их численность является самой большой на территории СНГ), с одной стороны, стали выступать гарантом существующей в Душанбе власти, – а с другой стороны, обеспечивать охрану границ Таджикистана и одновременно всего Центральноазиатского региона. Нигде миротворческие силы не охраняют границы государства, в котором непосредственно находятся. В Таджикистане действия по урегулированию конфликтов сопряжены с вмешательством сопредельных государств, поэтому охрана границ этого государства вынужденно является необходимой мерой. Во многом сдерживание бандформирований происходит благодаря строительству оборонительных сооружений, минированию местности и использованию вооружения. В случае нападения пограничникам оказывают помощь подразделения 201-й дивизии, с которой детально проработаны вопросы взаимодействия.

При всех объяснимых трудностях в экономике центральноазиатских государств опасность распространения исламского экстремизма заставляет правительства этих стран рассматривать усилия России как отвечающие их национальным интересам. Характерным является также то, что в отношении движения талибов в Афганистане практически все руководители центральноазиатских республик высказывали отрицательную оценку, усматривая в нем одно из проявлений исламского экстремизма и угрозу стабильности в регионе, в частности, в связи с реальной ранее возможностью поддержки правительством талибов радикальной таджикской оппозиции. В то же время подчеркивается необходимость более активного поиска путей урегулирования таджикского конфликта с привлечением кругов умеренной таджикской оппозиции. Определенные шаги в этом направлении делаются. В частности, российское правительство продолжает осуществлять меры, направленные на урегулирование конфликта в целях создания условий для диалога между правительством и представителями умеренной оппозиции с одновременной изоляцией экстремистского лагеря, финансируемого из-за рубежа, привлекая представителей мусульманского духовенства, партнеров по СНГ, непосредственно затронутых кризисом, – Узбекистан, Киргизию, Казахстан.

Особое беспокойство среди руководителей СНГ и командования миротворческих сил вызывает не только общая нестабильность в регионе, но и проблема наркобизнеса. Российские миротворцы ведут активную борьбу с переправкой наркотиков из Афганистана на территорию России. За последние годы количество переправляемого через южные границы зелья многократно возросло. Поэтому говорить о снижении роли миротворческих сил в регионе пока преждевременно.

Таким образом, Коллективные силы действуют в интересах национальной безопасности не только Таджикистана, но и всего Центральноазиатского региона. Их деятельность в Таджикистане представляет собой первый и очень ценный опыт действий коалиционных сил по локализации гражданской войны, унесшей десятки тысяч жизней. Гибнут и миротворцы. К примеру, только за пять месяцев 1997 г. в республике погибли 12 российских военнослужащих.

Со временем в Таджикистане форма российского военного присутствия изменится. В настоящее время в рамках договора 1999 г. между Республикой Таджикистан и Российской Федерацией на основе 201-й мотострелковой дивизии создана российская военная база.

Однако до полного мира в республике еще далеко.

* * *

Помимо чисто миротворческих функций, за пределами Российской Федерации Вооруженным Силам совместно с войсками МВД приходилось выполнять задачи по поддержанию законности, правопорядка и разведению конфликтующих сторон непосредственно на территории РФ.

Осетино-ингушский конфликт. Вооруженный конфликт в Пригородном районе Владикавказа в октябре-ноябре 1992 г. явился практически неизбежным следствием тех процессов, которые начались в конце 1980-х гг. и резко ускорились с распадом СССР. Этническое противостояние местных осетин, осетин – беженцев из Южной Осетии и переселившихся из Чечни ингушей переросло в вооруженный конфликт. При этом действия армии в период конфликта оцениваются скорее положительно, чем отрицательно. В то же время факты свидетельствуют о недостаточной способности руководства в центре и на местах контролировать ситуацию. Отсутствие четких и своевременных политических решений вынудило командование 42-го армейского корпуса, дислоцированного в этом регионе, принимать самостоятельные решения по пресечению противоправных действий экстремистов.

Для прекращения кровопролития и поддержания правопорядка на территории Северной Осетии и Ингушетии была образована сводная войсковая группа численностью около 14 тыс. человек (март 1994 г.) из войск Северо-Кавказского военного округа и МВД РФ.

Несмотря на некоторое снижение конфликта в этом регионе, накал страстей по-прежнему существовал. Это потребовало летом 1997 г. незамедлительного вмешательства центра. Были проведены консультации с лидерами республик, создана специальная рабочая группа в рамках Совета Безопасности РФ по урегулированию ситуации, подготовлен указ о первоочередных мерах по нормализации обстановки в Пригородном районе, предпринят ряд шагов по «религиозному примирению» в республиках. Конфликт локализован. Попытка международного терроризма взорвать мир в этом регионе – нападение на школу и захват заложников в северо-осетинском городе Беслане в сентябре 2004 г. – не увенчалась успехом в результате решительных действий Москвы.


* * *

Главным положительным результатом ввода миротворческих контингентов Российской Федерации в районы конфликтов в большинстве случаев являются разъединение враждующих сторон, прекращение кровопролития и беспорядков, осуществление контроля над разоружением противоборствующих сторон, восстановление нормальной жизни мирных людей. В итоге создавались благоприятные условия для решения спорных вопросов мирными средствами, путем переговоров.

Вернуться к списку
Наверх
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Русский  |  English  |  Français  |  Español  |  العربية Для слабовидящих  |  PDA  |  WAP
© Все материалы интернет-портала Минобороны России доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0
ServerCode=node1